Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

то может быть «лучше», чем проснуться ранним утром от громкого собачьего лая? Женщина недовольно сунула ноги в сапоги и накинула плащ прямо на ночную рубаху. Неужели снова вернулись проклятые волки? Неужто, им в прошлый раз было мало? Она тряхнула пышной гривой волос, сбрасывая остатки сна, и уверенно вышагала на улицу. Осенний прохладный воздух тут же пробрался под накидку, заставляя поежится. А здоровенный лохматый пес Джек продолжал громко лаять откуда-то со стороны реки.
- Джек, иди на место! Фу! - Ведьма зажгла небольшой шарик, неярко освещающий дорогу, и торопливо двинулась к реке. Каждую неделю одно и тоже: обглоданные кости, окровавленное тряпье, какие-нибудь вещи – все, что остается от волчьего обеда, и притаскивается радостным Джеком в дом. – Не бери в рот всякую дрянь! Так и отравится не долго. – Ворча себе под нос, она наконец достигла берега реки. – О нет, только этого мне еще не хватало!..

Все произошло так быстро, что Алкерон только на секунду почувствовал острую боль от клыков волка. Его собственные челюсти сомкнулись на горле вожака, но вместо горячей крови на морду и в рот хлынула ледяная вода. Колдун разжал зубы, выпуская противника из лап. Считанные секунды, и воды горной реки сомкнулись над головой, не давая вздохнуть. Мир сузился до ледяного потока и желания срочно вдохнуть и поглубже. Откуда-то сверху послышался крик Мерлина, сливающийся с громким шумом водопада, звучавшим отовсюду. Или это шумело в голове…

Видимо зима наступила раньше времени, потому что иначе не было бы так отвратительно холодно и мокро. Под руками было что-то склизкое и твердое, заставляя задуматься что, черт возьми происходит. Странный шум и жуткая головная боль не давали сосредоточится хоть на какой-то разумной мысли. Наверно, это просто сон….

Что-то гадкое тыкалось в лицо и издавало противные звуки прямо над ухом, заставляя огромный молот в голове стучать с небывалой силой. И что надо этому животному? Алкерон попытался отмахнуться от глупого создания, но руки отказывались слушаться, продолжая прижиматься к холодным камням. Да, это точно были камни. А тот, кто лает, очевидно собака. Откуда здесь может быть собака? Что за ерунда…

- Эй, ты! Ты вообще живой?
Кто-то грубо ткнул его ботинком в бок.
Одеревеневшее тело не пожелало подняться и набить наглецу морду. Кто бы это ни был, он явно не соображал с кем имеет дело.
- Вот ведь задохлик свалился на мою голову! Очнись! – Голос послышался над самым ухом и этот некто нагло ткнул пальцем прямо в щеку.
Ну нет, это уже было невозможно терпеть. Собрав все остатки воли в кулак, Алкерон приоткрыл глаза. Где-то сверху в темноте маячило нечто лохматое или волосатое – он не был точно уверен.
- О, ну наконец-то, мистер Задохлик очнулся. А я уж понадеялась, что ты помер. Вставай, давай и проваливай. Нечего тут на моем пляже разлеживаться! - Девушка ткнула рукой куда-то в сторону, показывая куда именно Алкерону следует убираться.
«Ага, уже побежал…»
-
Эй, нет! Не смей этого делать! Проклятье…

Кажется, он на пару минут отрубился, потому что в следующий раз почувствовал, что его без зазрений совести волокут прямо по земле, держа за руки. Где-то неподалеку снова раздался громкий лай и чертыханье.
- Вот ведь задохлик, а такой тяжелый! Бросить бы тебя там и дело с концом. Претесь вечно, куда не следует, потом подбирай вас. Хоть бы колдовать сначала научились, а потом лезли в заколдованный лес! – Девушка сделала очередной рывок и, вдруг бросив руки Алкерона, хлопнула себя по лбу. – Черт, я ведь сама ведьма и чего я тебя тащу. Это все из-за того, что ты такой глупый задохлик!!! – Девушка что-то пробубнила под нос и колдун почувствовал, что парит в воздухе.

Наконец-то до этой тупицы дошло, что надо делать! Иначе бы его размазало по всему берегу, пока она дотащит его туда, куда хочет. И куда она, кстати, его тащит? И вообще за Задохлика она еще ответит…

Следующее пробуждение оказалось не таким отвратительным, как предыдущие. Холод исчез, уступая место приятному теплу, а онемение сменилось усталостью. Но теперь к больной голове присоединилась саднящая боль в прокушенном боку – последний подарок от вожака.
«Чертов волк! Надеюсь, он сдох, иначе я вернусь и разорву его на куски, при первом же удобном случае!»
Ни руки, ни ноги все еще не желали особо слушаться, да и двигаться-то не очень хотелось. Даже глаза открывать было лень. Рядом послышался топот босых ног, и кто-то снова наклонился над ним. Знать, что рядом некто не слишком дружелюбный наклоняется к тебе, а ты лежишь, как бревно не в силах защититься – не самое приятное чувство. А может это Мерлин и Артур его нашли? Ну, а почему нет?
- Что же мне с тобой делать, Задохлик? - Женский голос тут же разрушил зародившуюся было надежду на скорое избавление от противной особы. Что-то тяжелое опустилось ему на ноги. Эй, какого черта она собирается делать??? – Джек, иди отсюда. Он не съедобный. Из него даже суп не сваришь – одни кости!
Тяжесть тут же исчезла с недовольным тявканьем. Вот значит, кто его облизывал на берегу.
Опять послышался топот, теперь удаляющийся от кровати. Колдун уже обрадовался, что девушка ушла, но не прошло и минуты, как шаги вернулись. Губ коснулось гладкое стекло и в рот потекла теплая жидкость. На вкус зелье было довольно приятным и вроде бы знакомым. Алкерон мог даже его цвет представить, но память наотрез отказалась сообщать о его свойствах. Оставалось надеяться, что это не какая-нибудь отрава.
«Может это медленный яд или еще там… какая-нибудь… штуковина…»
Внезапно навалившаяся сонливость отбила всякое желание размышлять о странном зелье.

- Артур, здесь можно спуститься, вроде бы… – Мерлин пощупал ногой каменный выступ, поросший мхом, и чуть не поскользнулся.
- Здесь можно сломать шею. – Принц вцепился в куртку слуги и вытащил его назад. – Этот обрыв бесконечен. Мы идем уже несколько часов, но нигде нет спуска. Может быть, это какие-нибудь местные колдовские штучки, как и с временной петлей?
- Не думаю. А на карте ничего нет?
- Нет, она не распространяется так далеко. По идее мы должны были выйти на выгоревшее поле, но его нет. Значит либо мы ушли слишком далеко, и лес сделал поворот, либо оно просто закончилось.
- Надо попытаться спустится где-то здесь.
- И кто будет собирать твои кости? – Артуру совсем не улыбалась перспектива потерять тут еще и Мерлина, сверзившегося с той же самой скалы, и проделать остаток пути (пути куда, кстати?) в одиночестве по заколдованному лесу.
- Тот же, кто будет тащить холодный труп Алкерона, если мы сейчас не поторопимся – Мерлин спустился на ближайший выступ и посмотрел вверх на Артура. – Ну, ты идешь?
Потягаться с упрямством Мерлина мог разве что осел… Принц развернулся и тоже нащупал ногой скользкий камень.
- Двигайся быстрее, а то наступлю тебе на руку!

Спуск оказался достаточно крутым. Один раз под ногой Артура отвалилась половина валуна и чуть не задела остановившегося внизу Мерлина. А во второй раз, корень за который схватился слуга, оборвался, и мага расплющило бы об землю, если б не Артур, успевший схватить его за шкирку. После двадцати минут мучений они, грязные и исцарапанные, все же оказались на твердой поверхности и оба с облегчением вздохнули. Принц печально оглядел разодранный рукав своей куртки. Радовало только то, что Мерлин выглядел еще хуже – рваная на колене штанина и до невозможности перепачканная куртка и рубаха. Да впрочем, ему не привыкать. Отдохнув немного и прикончив остатки воды во флягах, друзья ускоренно двинулись в сторону реки. Они потеряли несколько часов на бессмысленную ходьбу по лесу, и теперь было страшно представить, что там с Алкероном, если он жив. Может его кости давно обглоданы последним выжившим волком, удравшим в лес?

Обратный путь до водопада занял значительно меньше времени. В лесу уже рассвело, и идти стало гораздо легче. Когда впереди послышался шум реки, Артур перешел на бег и через несколько минут они оказались на берегу небольшого озерца, куда падал ледяной поток.
- Алкерон! – Принц забрался на камень повыше и осмотрел окрестности.
Рядом маг в напряжении пялился на воду, пытаясь глазами отыскать что-нибудь напоминающее хладный труп колдуна. Артур присмотрелся к валунам возле самого обрыва. Там кто-то лежал...
Он быстро соскочил вниз и рванулся туда. Мерлин чудом не отстал, даже умудрившись поскользнуться несколько раз на мокрых камнях.
Среди валунов на сыром песке лежал мертвый черный волк с перекушенным горлом. Колдун все-таки добил его. Мерлин наклонился над телом - кровь уже свернулась, мокрая собачья шерсть свалялась, и от создания больше не исходило волн темной магии. Так же как и ниоткуда вокруг. Водопад был пуст, Алкерона тут не было – маг точно знал. Они все же прошлись вдоль берега туда-сюда, в надежде отыскать какие-то следы. Колдун мог выбраться и забрести в лес. Но через полчаса бесплодных поисков Артур снова опустился на ближайший камень.
- Это бессмысленно, Мерлин. Мы только теряем в пустую время. Его тут нет, скорее всего, тело унесло течением.
- Возможно, он все-таки жив и…
- Да подумай сам! Как можно выжить в этой реке! – Принц вскочил и принялся наматывать круги.
Мерлин говорил то, во что им обоим хотелось бы верить, как ни странно. Только к чему врать себе? И все же… Все же…
- Нам надо передохнуть. Разобьем лагерь, а потом решим, что делать дальше.

Артур развернулся и пошел снова под кроны деревьев. Сегодняшняя ночь утомила не меньше предыдущей, когда они убегали от карликов и колдунов. Мерлин плелся сзади, уставившись под ноги. Алкерон - большая задница, и частенько юноша от души желал ему самой мучительной смерти, но сейчас мысль о его смерти не доставляла никого удовлетворения. Все их планы и надежды смыло бурлящим речным потоком вместе с Алкероном. Расстилая одеяло и укладываясь спать, маг раздумывал над тем, что возможно есть какой-то другой выход. Может вернуться можно другим путем и даже без осколка. Вот бы сейчас поговорить с Килгаррой! Он-то точно дал бы хоть какой-то совет… С этими тяжелыми мыслями маг погрузился в дремоту. Он слышал, как копошится за спиной Артур, возясь с костром и флягами. Было решено передохнуть пару часов, а так как вечером дежурил Мерлин, то у него было преимущество.
Как ни странно сон пришел почти сразу. Ночные приключения превратились в смутные неясные образы, метавшиеся в голове. Сверкающие в темноте глаза; Алкерон, вынюхивающий воздух; Артур, превращающийся в оборотня; мертвый волк, лежащий у камня; колдун, падающий с обрыва. Мерлин подбежал к краю, пытаясь остановить падение, но вместо рук у него были лапы. И он вовсе не стоял на камне, а падал вместе с бурлящим потоком вниз! Ледяная вода, казалось, сдавила горло, не давая вздохнуть. Легкие тут же начали гореть от нехватки воздуха, заставляя извиваться всем телом. Голову пронзила жуткая боль и где-то наверху в темноте показалась лохматая женская голова. Она усмехалась и говорила «Что же мне с тобой делать, Задохлик?». Давление воды стало совсем невыносимым, и женское лицо начало расплываться.
Яркий свет, взявшийся словно из ниоткуда, залил все кругом, лишая возможности разглядеть происходящее. Прохладный воздух ворвался в легкие, вызывая приступ кашля. Кто-то тряс его за плечи, делая своими действиями только хуже. В голове, наконец, немного прояснилось, и Мерлин сообразил, что Артур уже несколько минут трясет его и что-то спрашивает.
- Мерлин, черт возьми, в чем дело? Что с тобой?! Ответь мне, наконец! – Принц, сидящий перед ним, постепенно обрел четкие очертания. Маг повертел головой, пытаясь понять, где он и что вообще произошло. Смутные воспоминания теснились в голове, не давая составить полную картину.
- Артур, что случилось?
- Это я у тебя хотел спросить! Ты спал, а потом вдруг стал задыхаться, и я не мог тебя разбудить.
- Но я тонул! Или нет… - Мерлин схватился руками за голову, пытаясь сообразить, в чем дело.
- Ну конечно, я совсем забыл, что ты такой впечатлительный, Мерлин. Тебе точно следовало родиться девицей и падать в обморок на рыцарских турнирах. – Артур сочувственно похлопал его по здоровому плечу. Но в этот момент маг, только что сидевший с отрешенным видом, подскочил так резко, что чуть не сбил его высочество с ног.
- Он жив!!! Артур, мы должны срочно идти! – Юноша быстро подхватил скомканное одеяло и, сунув его в сумку, начал засыпать костер.
- Проклятье, что ты делаешь! Я его еле разжег. Куда идти? Тебе просто приснился кошмар! – Артур вцепился в локоть обезумевшего слуги и попытался оттащить его от многострадального костерка, уже наполовину засыпанного стараниями Мерлина.
- Это не просто кошмар. Я видел Алке… - Маг запнулся, чувствуя, что явно болтает лишнее. – В общем этот лес… От него снятся всякие сны, ну что-то вроде вещих или типа того. Короче… Это что-то похожее было… В общем, да… Идем!

Не дожидаясь, пока Артур сообразит, что к чему, маг быстро зашагал вдоль берега. Принц растерянно покачал головой и, затушив остатки костра, подхватил свою суму. И какой черт ударил Мерлину в голову? Какие еще вещие сны? Встряхнувшись и на последок осмотрев скалу, с которой падал шумный поток, принц двинулся вслед за слугой. Передохнуть толком не удалось, но ничего – навряд ли Мерлиновского энтузиазма хватит надолго.

Пару часов спустя принц сильно засомневался в своих выводах. Мерлин шел впереди, и останавливаться не собирался. Первые полчаса они двигались вдоль каменистого берега. Потом мокрые валуны сменились песчаным пляжем, и река сделала поворот. После этого лес подошел к воде почти вплотную, а песок снова сменился камнями.
Слуга, бодро топающий впереди, вдруг поднял голову и замер. Артур, не обладавший таким большим оптимизмом, и вяло плетущийся следом, от неожиданности врезался в спину Мерлину, чуть не столкнув его с камня, на который тот взобрался.
- Мерлин, какого черта?
- Тихо! Смотри. – Маг с улыбкой до ушей ткнул пальцем куда-то вперед.
Принц проследил за ним взглядом и замер. Меж деревьев виднелся небольшой деревянный домик с соломенной крышей.
- Там может жить темный колдун. Чему ты радуешься?
- Я уверен, что Алкерон там.
- Уверен? С чего бы это? Потому что думаешь, что лес подкидывает тебе пророческие сны? Ты совсем из ума выжил, Мерлин?
- Артур, доверься мне хоть раз. Я знаю, что говорю. Я видел это. Разве тебе здесь по ночам не снится ничего странного? – Маг вопросительно уставился на принца, хотя точно знал, что Артуру навряд ли могло здесь что-то приснится. Пендрагон на секунду задумался, припоминая все, что ему снилось с тех пор, как они попали в этот мир, и изрек четкое «Нет».
Мерлин скривился и снова повернулся к хижине.
- Стой, я иду первый. Надо подобраться поближе и посмотреть, что там.
Артур быстро обогнал идиота-слугу и поспешил к ближайшему кустарнику, за которым можно было спрятаться и не выдать себя. Мерлин быстро топал сзади, всей кожей ощущая, что приближается к дому колдуньи – сомнений нет. Темная энергия здесь была гораздо более плотной и сконцентрированной, что выдавало живущую в доме волшебницу с головой. Небольшая деревянная хижина с чердаком, окруженная двориком, одна половина которого был завалена досками и рухлядью, а вторая - аккуратно раскопана и усажена какими-то культурными растениями, доживающими свои последние деньки.
Принц успел залечь за кустами, на которых еще держалась пожухлая листва, закрывающая их от глаз хозяйки дома. Мерлин уже хотел присесть рядом на корточки, когда из домика раздался душераздирающий вопль, заставивший подскочить обоих на месте и бросится к хижине.
Вещие или не вещие сны снились Мерлину, но теперь стало точно ясно – Алкерон был внутри.

Несколькими минутами ранее в хижине.

Смутные картины беспокойного сна медленно растворялись в каком-то тихом ритмичном потрескивание. Что бы это ни было – оно находилось где-то над головой и не собиралось прекращать противный звук. Воспоминания о вчерашней ночи медленно поползли в голову, постепенно превращаясь в более-менее понятную картину. Алкерон припомнил свое падение с водопада, потом его подобрала какая-то сумасшедшая девица и притащила к себе домой. Стоило бы открыть, наконец, глаза и осмотреть помещение, в которое его вчера так грубо приволокли, но колдуну все еще было жутко лень. Он попытался прощупать избушку магически, что бы определить, где находится его… кхм… спасительница, но от этого стало только хуже. В голове противно загудело, а к горлу подкатила тошнота – вчерашнее тройное превращение не прошло даром, сильно истощив его магический ресурс. Это никак не способствовало улучшению положения.
Вполне вероятно, что ведьмочка уже связалась с кем надо, и через несколько минут здесь будет десяток темных магов, жаждущих мести за устроенное ими побоище. Вчерашнее зелье оказалось снотворным, что тоже не прибавляло доверия. Может, он проснулся раньше времени, и сейчас пора делать ноги? Мысль показалась Алкерону здравой. Чего еще можно ждать от здешних жителей? Стоило срочно валить отсюда, пока патлатая хозяюшка и ее слюнявый пес не вернулись, что бы разделаться с ним.
Кое-как справившись с собой, колдун все же заставил открыл глаза. Взгляд уперся в белый тюлевый балдахин висевший над кроватью. Мило. Он тут оказывается лежит вроде принцессы на перине. Алкерон скосил глаза направо – обычная деревянная стена. Чуть подальше было небольшое окошко, сквозь которое пробивался тусклый утренний свет. Колдун прикинул размер оконной прорези и пришел к выводу, что пролезть туда не удастся. Кое-как повернув голову налево, Алкерон осмотрел комнату и скривился. На стенах, на кресле, на небольшом столике и даже на дубовой двери, находящейся напротив его кровати, висели какие-то кружевные салфеточки, разных цветов и размеров, явно сшитые самой хозяйкой. Какое-то движение над головой привлекло его внимание, но, сколько он ни щурился, разглядеть что-либо в складках ткани не удалось. Решив, что ему просто показалось, Алкерон, наконец, перевел взгляд на одеяло, в надежде оценить положение своего многострадального тела и застыл. Вся дремота и слабость тут же рассеялись, словно их и не бывало. Тело напряглось, готовое в любую минуту бросить все силы на спасение собственной жизни. Колдун ощутил, как каждый волосок на коже становится дыбом…. На груди, на животе, на ногах – по всей постели сидели маленькие белые мыши!!! Какое-то неясное движение наверху, пойманное краем глаза, обрело совершенно ясные очертания. Прямо у него над лицом, зацепившись задними лапками за занавеску и шевеля длинными белыми усами, вниз головой висела МЫШЬ!
Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения, после чего паника отпружинила его тело вверх на полметра и вырвалась наружу громким воплем.

Ведьма положила доделанную работу на стол и опустилась в кресло. Ненормальное утро, начавшееся с полуживого задохлика, плавно перетекало в пасмурный день, лишивший ее двух замечательных заказов. Один из покупателей прислал весточку о том, что больше не нуждается в ее услугах, а второй просто помер, так и не успев прислать ей деньги. Ну, каков наглец, а?
Девушка посмотрела на Джека, насторожившего уши и подошедшего к входной двери. Глупый пес – вечно ему что-то мерещится.
Время близилось к полудню, а значит, незваный гость вот-вот проснется. Еще пить и есть запросит. Фигушки – она в няньки и кухарки всяким Задохликам не нанималась. Ладно уж, так и быть – она даст ему водички. А потом выставит прочь!
Твердо решив, что именно так она и поступит, ведьма направилась на кухню и взяла кувшин с водой. Истеричный визг, донесшийся из соседней комнаты, застал ее врасплох. Подскочив от неожиданности, девушка выронила кувшин, и он с грохотом разбился об пол, забрызгав все вокруг водой. Почти в тот же момент Джек, доселе стоявший смирно, разразился громким лаем. Ведьма не успела выйти из кухни, когда входная дверь с треском распахнулась, и в комнату влетели какие-то оборванцы.
Ни секунды не думая, ведьма швырнула в них огненный шар, но промахнулась. Ваза, стоящая на шкафу, разлетелась вдребезги, осыпая гостей осколками. Из соседней комнаты раздался страшный грохот и звон. Верный пес, чувствуя, что в доме начинает твориться что-то невообразимое, чему виной грязные пришельцы, бросился на первого из них и повалил на спину. Этого хватило, что бы ведьма вытащила откуда-то из-за угла здоровый арбалет и наставила на второго, оставшегося на ногах.
- А ну стой, не двигайся!
Мерлин замер на месте, уставившись на ведьму широко раскрытыми глазами. Джек воинствующе восседал на прижатом к полу Артуре и издавал грозное рычание. Девушка покосилась в сторону двери, за которой все вроде бы стихло, и снова перевела взгляд на мужчин: светлый маг-задохлик и смертный. Милая парочка!
- Вы кто такие и что вам здесь нужно?
Маг решил не тянуть с расспросами и перешел в наступление.
- Что ты сделала с Алкероном?
- С каким еще Алкероном? Не знаю я никакого Алкерона. – Девушка уставилась в глаза магу, все еще застывшему на месте.
- Ты врешь, проклятая ведьма… Мы слышали… Как он кричал… – Из-под тяжелого тела Джека раздалось сдавленное сипение Артура.
- Фу, Джек! К ноге! А то еще задушишь смертного бедняжку.
Здоровенный пес, только что скаливший зубы, вдруг завилял хвостом и резво отбежал в сторону. Принц поспешил подняться, потирая грудь и, наконец, тоже грозно уставился на кудрявую дамочку с арбалетом на перевес. Ее лицо вдруг озарило понимание.
- Ах, вы про этого Задохлика…
Артур, приготовивший яростную тираду, при слове задохлик поперхнулся и еле сдержался, что бы не заржать в голос. Смерть Алкерона и его внезапное воскрешение грозились перерасти в истерику от переизбытка информации. Только что злой и серьезный Мерлин тоже как-то странно хрюкнул и попытался вернуть себе угрюмый настрой.
Ведьма переводила прищуренный взгляд голубых глаз с одного на другого.
- Хмм, а мы с вами нигде не встречались? Мне кажется, я вас где-то ви… - Девушка не успела договорить.
Дверь в спальню, где уже несколько часов ее постель занимал утренний утопленник, вдруг распахнулась, с грохотом ударяясь о стену и слетая с петель. Из комнаты с обезумевшим лицом и глазами навыкате на всей скорости в одних подштанниках вылетел Задохлик. В три огромных прыжка, словно за ним гнался бешеный дракон, он преодолел расстояние от комнаты до коридора. Еще немного, и колдун бы врезался во вмиг растерявшуюся ведьму, но этому явно не суждено было случиться. Поскользнувшись на осколке разбитого кувшина, и красиво взмахнув руками, Алкерон с грохотом приземлился на пол. В избушке воцарилась мертвая тишина, нарушаемая тихим попискиванием мышей, доносящимся из спальни.
- Ну, за что мне это! – Девушка картинно закатила глаза и опустила арбалет.

Мерлин тупо смотрел на бесчувственное тело Алкерона, растянувшееся поперек коридора и не знал, что лучше: дать волю душившему его смеху или все-таки подойти и сделать хоть что-нибудь. Артур рядом, похоже, просто выпал в осадок. На его лице изобразилась вся гамма чувств: «Слава богу, этот гаденыш живой», плавно перешло в «Что это было???», перерастающее в «Я хочу заржать, но правила королевского этикета не позволяют благородным особам давиться со смеху над телом поверженного врага». Ведьма, к чьим ногам так картинно приземлился Алкерон, аккуратно перешагнула через колдуна и двинулась в комнату. Уже через секунду оттуда раздался растерянный голос девушки:
- О, кажется, я забыла закрыть клетку с мышами. Мои хорошие, этот Задохлик напугал вас своими воплями? Идите-ка сюда…

В конце концов, Мерлин решил, что хозяйка дома больше не собирается их убивать, по крайней мере сразу. А стоять столбом и дальше просто не имеет смысла. Он осторожно, стараясь не повторить судьбу Алкерона, пробрался к нему в коридор. Сзади Артур, уже взявший себя в руки и очевидно тоже победивший во внутренней борьбе с истерическим смехом, приблизился к колдуну. Тот был без сознания.
- Ну, чего вы над ним теплитесь? Берите за руки и за ноги, и валите отсюда! У меня работы полно. Мало того, что весь дом разгромили, так еще и расселись тут!
- Эй, полегче, дамочка.
Артур поднялся во весь рост и почувствовал утыкающийся в грудь арбалет.
- Чья б корова не мычала, а твоя бы помолчала, смертный. Я смотрю, ты вылечился от той заразы? – Ведьма ткнула его в грудь, словно проверяя, что Артур здоров.
Принц в недоумении уставился на девушку.
- От какой еще заразы?
- От Смертельной болезни. Тебе на лицо попала кровь ходячего мертвеца.
Лицо Пендрагона вытянулось от удивления, и он быстро повернулся к Мерлину.
- Что? – Маг усмотрел на него не менее ошарашенным взглядом. – Я ее в первый раз вижу!
- Откуда ты знаешь об этом? – Артур снова обернулся к ведьме. Все это ему совсем не нравилось.
- От верблюда. Тебе все расскажи! Может, и показать еще? - Девушка усмехнулась и ткнула бесчувственного Алкерона в плечо носком ботинка. – Да боюсь, если покажу, ваш дружок совсем откинется.
- Это почему это? - Пендрагон в недоумении скосил глаза на колдуна и снова вернулся к ведьме. Ему начинало казаться, что он медленно сходит с ума от всего происходящего в округ.
- Ваш Задохлик оказался такой неженкой, что заверещал, как девчонка, при виде моих маленьких мышек. Я представляю, что с ним будет, когда он увидит, как я превращаюсь.
- Алкерон испугался мышей!?
Мерлин, все еще сидящий на корточках возле колдуна, почувствовал, что больше не выдержит. Даже, если ведьма сейчас пустит ему арбалетную стелу прямо в сердце, он все равно не сможет удержаться. Прислонившись спиной к стене и уткнувшись лицом в колени, маг давился от хохота. Принц, несколько секунду переваривая новую информацию и взвешивая свои шансы быть застреленным, решил повременить со смехом. Ведьма недовольно смотрела, то на ржущего Мерлина, то на еле сдерживающегося Артура.
- Ну, хватит тут гоготать, идите отсюда, пока я вас не прикончила. Вон его шмотки на камине сушатся. Забирайте и проваливайте. – Девушка кивнула головой в сторону горящего камина, на котором была развешана одежда Алкерона.
- Да куда мы пойдем!
Самое последнее, что хотелось Артуру, это оставаться в доме вооруженной темной колдуньи, но разум подсказывал, что в сложившемся положении это лучшее решение. Снова тащить на горбине Алкерона совершенно не хотелось. У них не было никаких запасов еды, и идти так они никуда не могли.
Ведьма явно была не расположена к гостеприимству.
- Это не мое дело. Надо было думать прежде, чем идти в заколдованный лес. Я из-за этого Задохлика сегодня не успела ничего сделать и потеряла деньги. Еще вы тут на мою голову свалились. Если не уберетесь сейчас – вам же будет хуже! – Артур только что растерянно оглядывающий стены, вдруг наткнулся взглядом на свой рюкзак, брошенный у входа.
- Так значит все дело в деньгах? – Принц победно улыбнулся. – Мы готовы заплатить за временное проживание.
- Не... Что? Какое проживание?! - Ведьма чуть не задохнулась от такой наглости.
- Какова цена? Я готов заплатить вперед. – Артур подошел к двери и, подняв рюкзак, сунул руку внутрь.
- Откуда у тебя могут быть деньги, оборванец?
- А тебе все расскажи! - Проглотив обидное прозвище, принц все же продолжил свое наступление. – Назови цену!
- Я не буду…
- Цена!
- Сорок золотых на … - Девушка прикинула что-то в уме, потом покосилась на Алкерона и Мерлина, - на 3 дня.
- Я согласен. – Артур достал мешочек с деньгами и на глазах у ошарашенной ведьмы отсчитал монетки.
- Нам хватит одной комнаты.
- Еще бы я вам всю избу сдала, размечтался. Хорошо. – Она с недовольством сунула монеты в карман рубахи и опустила арбалет. – Ты и эти задохлики можете топать в ту комнату. Только мышей моих принесите сюда, а то ваш приятель разнесет мне избу.
Ведьма сделала несколько шагов назад в кухню и отогнала машущего хвостом пса к столу. Глупое животное уже готово было с радостью броситься на гостей и облизать их с ног до головы. Этот пес всегда портил ее репутацию суровой ведьмы…

Кое-как втащив Алкерона в комнату и опустив его на постель, Артур закрыл уже вернувшуюся на петли дверь. Проследив взглядом за тем, как хихикающий Мерлин выносит клетку с мышами в коридор, он опустился в кресло у камина. Ну и утречко….

Пока Артур разлеживался в кресле, вытянув ноги к слабо горящему камину, Мерлин решил привести в порядок Алкерона. Дамочка взяла плату за три дня, но кто знает, что взбредет ей в голову к вечеру? Вдруг она решит, что этих денег мало или просто выставит их вон. И хорошо, что она пока ни словом не обмолвилась о его магии. Но ведь ей ничего не стоит случайно ляпнуть при Артуре что-нибудь этакое. Тогда Мерлину придется удирать от разъяренного принца не хуже, чем Алкерон удирал от мышей. При воспоминании об обезумевшем от ужаса колдуне, мага снова пробрало на смех. Артур, без всяких вопросов, словно только этого и ждал, тут же подхватил Мерлиновский хохот. Сейчас, когда над ними не стояла сумасшедшая ведьма с арбалетом, и не надо было думать о спасение своей шкуры оба, наконец, дали волю рвавшемуся наружу истерическому смеху. Мерлин, уже успевший дойти до кровати Алкерона, опустился на пол рядом с койкой и согнулся пополам. Где-то на краю сознания замаячила мысль, что сейчас колдун очнется и попытается им навалять по полной. Но маг здраво рассудил, что «Задохлик» уже не сможет совершить чего-то подобного, как несколько минут назад. Очередной образ полета Алкерона вызвал новый приступ истерики теперь уже сопровождавшийся икотой. Артур в кресле тоже булькал, хрюкал и издавал прочие звуки, не достойные его высочества.
Видел бы своего сына сейчас Утер… Грязный «оборванец», заплативший 40 золотых монет за проживание в доме темной колдуньи, что бы спасти другого темного колдуна и теперь сидящий в кресле и давящийся от хохота. Почему-то эта мысль заставила Мерлина немного успокоиться и попытаться сдержать назойливую икоту. Магу совсем не хотелось представлять, что творится в их Камелоте, пока они здесь. Король наверняка сошел с ума, разыскивая Артура. А вот Моргана и ее сестрица не дремлют. Что если уже поздно и они взяли удачное положение дел в свои руки? А может, это они и подстроили?
Мерлин помотал головой, окончательно избавляясь от икоты и возвращаясь к серьезному настрою. Нет, этого не может быть. Осколок нашел Алкерон. Ну, какая ему выгода помогать сестрицам? Маг перевел взгляд на колдуна. Тот все еще пребывал без сознания. Как бы после всех травм он не решил отправиться на тот свет! Обернувшись на более-менее притихшего Артура, устало пялившегося в камин, Мерлин оглядел комнату.
Дом колдуньи был буквально пропитан магией от погреба до соломенной крыши. Юноша ощущал исходящие магические волны от различных предметов, развешанных по стенам – небольшие гобелены, какие-то амулеты, маски, фигурки, вазочки и даже вязаные салфетки – все излучало темную энергию. Очевидно, большинство штуковин были сделаны самой хозяйкой или добыты в каких-то не самых благополучных местах. Мерлин слабо представлял себе функции подозрительных вещичек. Маленькие песочные часы висели над головным концом кровати и издавали какое-то непрерывное тихое тиканье. Предмет слабо сиял своей темной сердцевиной, но являлся самой слабой вещичкой из всех, что находились в комнате. Маг повернулся к двери, за которой слышались тихие шаги хозяйки, ходящей по кухне. Ее темная аура хорошо ощущалась даже через стену, напоминая о том, что они тут незваные гости.
Мерлин вдруг сообразил, что это единственная человеческая магия во всем доме и резко повернулся к Алкерону. Магическая сущность колдуна еле прощупывалась. В голову тут же полезли воспоминания о ночной битве. Не удивительно – ему пришлось за один раз обратить их троих в оборотней. А ведь предыдущая ночка тоже была не лучше. Маг осторожно повернул безвольную руку Алкерона и осмотрел тонкий красноватый шрам, оставшийся от магического кинжала. Мерлин первый раз видел такую магию – тянуть силу из человека через рану при отсутствии телесного контакта… Карлики, похоже, были помешаны на воровстве чужой магии: сначала цепи и водопад, потом этот кинжал. До чего мерзкий народец.
Маг оторвался от созерцания последствий Алкероновской и карликовской жадности и убрал руку. На его предплечье осталась кровавая полоска. Мерлин перегнулся через тело колдуна и двумя пальцами отклеил остатки импровизированной повязки, на деле оказавшейся одной из тех кружевных салфеточек, которыми было завешено полкомнаты. Кем бы ни являлась хозяйка дома, но по медицинской части она была полный ноль, если не минус. Маг бросил окровавленную тряпку на пол и осмотрел укус. Вожак постарался на славу – вцепился всей пастью, но, к счастью, не успел прокусить глубоко. Из несколько крупных дырочек от передних клыков, сочилась свежая кровь. Быстро оглядев и прощупав остальные части тела несчастливца, Мерлин убедился, что хотя бы кости у Алкерона целы. Что было просто удивительно, учитывая его падение с отвесной скалы и заплыв по горной реке, полной порогов и подводных камней. Похоже, все шишки достались только дурной голове.
- Ну, что там с ним? Что-нибудь серьезное, кроме врожденного идиотизма, в сочетании с невозможной везучестью?
- Только укус и, похоже, сотрясение мозга.
- Значит только укус. Потому что сотрясение у него врожденное. – Артур оперся руками на спинку кровати и осмотрел растянувшегося на кровати колдуна. Вот ведь проблема на его голову! Мало Мерлина, вечно влипающего во всякие неприятности, теперь еще и Алкерон. – Сделай, что сможешь. Нам некогда здесь рассиживаться.
- И что я могу сделать? У меня ничего нет кроме куска бинта и мази на донышке, которую ты израсходовал на мое плечо. – Маг развел руками, показывая, что тут даже Гаюс не смог бы помочь. Принц закатил глаза.
- Ну, так пойди и попроси у этой дамочки что-нибудь. Она же ведьма, я уверен, что у нее есть какие-нибудь… эти… - Артур запнулся, не желая произносить слово, но все-таки перешагнул через себя, – эти зелья!
- А почему это я должен идти? Она, между прочим, только тебя задохликом не обозвала!
- Мерлин, быстро иди и делай, что нужно! Потому что я твой принц, а ты мой слуга! – Артур выпучил глаза и подтолкнул обнаглевшего слугу к двери. Тот хотел, было, возмутиться, но потом вдруг улыбнулся и, скрываясь, за дверью крикнул на последок.
- Хорошо, Ваше Оборванское Высочество
- Что ты сказал!? – Возмущенный крик Артура наткнулся на захлопнувшуюся дверь.
Оставаться в одной комнате с темным колдуном, хоть и полуживым, совсем не хотелось. Он снова вернулся к креслу, развернув его так, что бы было видно кровать больного и уселся поудобнее. И как принц раньше не замечал, насколько присутствие Мерлина смягчало обстановку? Наверное, если бы не слуга, они с Алкероном давно бы вцепились друг другу в глотки. А в прочем, если б не Мерлин, то и Алкерона бы тут не было. Ведь это он уговорил принца тащить эту задницу на собственной горбине. Да этот подлец по гроб жизни Мерлину обязан! А ведь наверняка, как проснется, начнет опять сыпать своими шуточками и гадостями. Ну ничего, теперь у Артура было, что сказать в ответ. Принц растянулся в злорадной ухмылке: темный маг, вопящий при виде маленьких мышей. Что может быть унизительней? На месте Алкерона Артур бы пошел и утопился.
Мысли плавно перешли на события, приведшие к таким плачевным последствиям. Пендрагон неуютно поежился в кресле и постарался отогнать эти воспоминания. Он не хотел даже себе признаваться, что знание о смерти Алкерона не доставило ему удовольствия, а увидев живого колдуна, он испытал радостное облегчение. Разум отказывался мириться со столь невозможными и неправильными ощущениями. Но ведь все было логично, верно? От Алкерона зависело их возвращение домой, в Камелот, а значит им с Мерлином и следовало радоваться воскресшему путнику. И все равно, это было неправильно… Дверь снова отворилась, впуская слугу, тащившего в руках какие-то склянки и бинты.
- О, я смотрю хозяйка сжалилась над тобой?
- Вот еще. Я просто сказал волшебное слово, и она сама мне все отдала. – Маг опустил склянки на небольшой деревянный столик, стоящий посреди комнаты.
Артур хмыкнул на такое заявление, но ничего не сказал. А Мерлин снова выскочил за дверь и вернулся назад уже с кувшином воды. Что бы он там не наплел сумасшедшей ведьме, но та даже на воду расщедрилась, а это было как раз кстати. После всей беготни и истеричного смеха в горле пересохло. Не взирая на возражение слуги, принц отпил прямо из кувшина.
- Артур, я вообще-то для Алкероновой раны принес, а ты напускал туда своих слюней. Думаешь, вода от этого стала чище?
- Эй, да он благодарен должен быть! Когда еще ему удастся лечиться водой, содержащей слюну благородного рыцаря?
Мерлин закатил глаза, поражаясь способности Артура даже в такой дурацкой ситуации выставить на показ свое хвалебное происхождение.
- В следующий раз за водой пойдешь ты! Я к этой дамочке больше не сунусь!
- Могу поспорить, что сумею уговорить ее быстрее, чем ты.
- Угу, давай. Я посмотрю, как у тебя получится. – Маг, наконец, оторвал достойный кусок бинта и пошел промывать злосчастный укус.
Его собственное плечо тут же противно заныло, напоминая, что и ему бы оказать медицинскую помощь не помешает.

Мерлин уже закончил промывать и обрабатывать рану мазью, когда незадачливый пациент соизволил очнуться. Маг, собиравшийся наложить повязку, никак не ожидал столь бурного пробуждения, и чуть не был сбит с кровати, резко подскочившим Алкероном.
- Где они?! Фу! Кыш!
Колдун замотал головой, стряхивая с себя руками невидимых мышей и, наконец, замер, уставившись на Артура, который согнулся пополам от хохота. Мерлин, растянувшийся в ногах у Алкерона, кое-как поднялся. Судя по трясущимся плечам, его тоже душил смех, но он еще пытался сдерживаться. Должен же хоть кто-то оставаться в здравом уме!
Колдун переводил ошалевший взгляд с одного на другого, чувствуя, что все его самые худшие опасения оборачиваются кошмарной реальностью. К лицу тут же прилила кровь не то от злости, не то от стыда, или из-за того и другого сразу.
- Кончайте ржать!!!
Артур, кое-как выпрямившись, поднял указательный палец вверх и, помахав им, еле выдавил:
- Мы… только… начали…. – Он хотел сказать что-то еще, но очередной приступ хохота повалил его в кресло.
Алкерон, не привыкший молча сносить всякие пакости, но чувствуя, что слов в сложившемся положение, явно не хватает, не нашел ничего лучше, чем вскочить и набить его высочеству морду. Но стоило дернуться, в попытке реализовать свои планы, как Мерлин, проявивший необычайную прыть, тут же толкнул его обратно.
- Лежи, сумасшедший! Мало тебе двух раз, что ли? – Молодой человек кое-как подавил рвущийся наружу смешок и даже сделал серьезное лицо, прежде, чем снова продолжить манипуляции с Алкероновским боком.
- Это было не смешно!!! Между прочим мыши разносят чуму и… и всякие другие болезни!
- Похоже, тебя укусили, Алкерон, потому что несся ты как чумовой! – Артур утирал рукавом выступившие слезы.
- Да лежи ты спокойной, черт возьми! – Мерлин снова толкнул вскочившего колдуна обратно на постель, безуспешно пытаясь прилепить измятый бинт к ране.
- Я тебя в няньки не нанимал, Мерлин! – Алкерон раздосадовано вытянулся на постели и прикрыл глаза, старательно растирая виски.
Голова итак раскалывалась, а вкупе со сложившейся идиотской ситуацией, разболелась еще больше. Ну надо же было так подставиться! И откуда только взялись эти грязные, мерзкие, скользкие, заразные, волосатые, хвостатые твари!!!
Судя по тишине, воцарившейся в комнате, Артур все-таки взял себя в руки, но был еще не в состоянии нормально говорить. Наслаждаясь временным затишьем, Алкерон продумывал план мести. О, он выкинет что-нибудь такое ужасное, что Пендрагон на век запомнит, как смеяться над колдуном. А Мерлин… Он приоткрыл один глаз, наблюдая за магом, старательно лепившем несчастную повязку ему на бок. Ну ладно над Мерлином можно подшутить и не так жестоко. В полсилы. Или в три четверти…
- Пожалуй, я возьму парочку этих прелестных созданий с собой. – Принц успокоился и теперь мечтательно смотрел в потолок, скрестив руки на груди. Он твердо решил максимально использовать время до их возвращения на месть Алкерону.
- Только попробуйте, ваше высочество, и количество грызунов в лесу увеличится на одного. – Выдавил колдун сквозь сжатые зубы.
После внезапного пробуждения и осознания, что гадких созданий в радиусе ближайшей пары метров не наблюдается, энергия, только что бурлившая во всем теле, резко пошла на спад. Мышцы снова начали превращаться в безвольный кисель, а волны головной боли, казалось, распространились на плечи и грудь, противно пульсируя где-то внутри. Магия, представляющая собой сейчас некую бесформенную темную субстанцию, отказывалась хоть как-нибудь облегчить его положение. Что ж, коли так, стоит поднапрячься и обворовать Мерлина. Алкерон сосредоточился, на сколько это было возможно в нынешнем состоянии, и протянул к возившемуся с бинтами магу тонкие магические нити. Над ухом тут же раздался яростный шепот Мерлина:
- Только попробуй, и я самолично тебя в мыша превращу!
- Чего же тогда шепчешь?
- Чего ты там бубнишь Мерлин, я тоже послушать хочу! – Послышались шаги, и Артур остановился рядом с кроватью.
Пользуясь моментом, слуга отодвинулся подальше от колдуна и потянулся за кувшином на столике.
Контакт был прерван и Алкерон почувствовал, как магические нити растворяются в воздухе. Ну, ничего, он еще успеет сде… Что-то коснулось кожи на плече… Такое мягкое и пушистое, похожее на… Колдун распахнул глаза и одним ловким движением перехватил руку Артура. Он несколько не рассчитал силы и принц, не ожидавший такой реакции, полетел прямо на Мерлина. Злосчастный кувшин, который юноша успел приподнять над столешницей, рухнул на пол и с грохотом раскололся уже второй раз за день, а виновники происшествия растянулись на полу.
Откуда-то из-за двери послышались грозные вопли хозяйки:
- Эй, не смейте бить мою посуду, Задохлики поганые! Иначе, заставлю отдраивать весь дом языком и без помощи магии! – Прямо за дубовой дверью послышался топот и пыхтение.
- Хорошо, мы поняли… - Мерлин еле вылез из-под тела принца, а насупленный Артур кое-как поднялся и смерил усмехающегося Алкерона злым взглядом.
- Что, ваше высочество, не ожидали? Я думал лучший рыцарь Камелота всегда готов к подобным неожиданностям.
- Я тебе сейчас такую неожиданность устрою! – Артур дернулся, было, вперед, с намерением набить этому паразиту морду, но был остановлен Мерлином, перехватившим его поперек туловища и оттащившим назад.
Стараясь сдержать праведный гнев по поводу неуместных выходок, юноша выдавил сквозь зубы:
- Сир, шли бы вы… Принесли воды и чего-нибудь поесть!
- Сам иди! – Пендрагон отмахнулся от слуги, словно от надоедливой мухи, не сводя пристального взора с вражеской ухмылки.
- Я в прошлый раз ходил, теперь ваша очередь!
- Какая еще очередь? Я принц, а ты…
- Да-да, а я слуга-идиот. Но если я выйду и вы прикончите друг друга, то Камелот останется без наследного принца! – Последнюю часть фразы Мерлин почти проорал, в надежде достучаться до мозгов Артура.
Это, как ни странно подействовало. Пыхтя от возмущения, он какое-то время топтался на месте, с одной стороны понимая здравость рассуждений, а с другой – не желая подчинятся обнаглевшей прислуге. В конце концов, здравый смысл победил и он, грозно глянув последний раз на Алкерона, вышел за дверь, не забыв хлопнуть на последок посильнее.
Грохот гулом отозвался в больной голове колдуна и тот со стоном повалился на постель.
- Вот к чему приводит не соблюдение постельного режима! – Мерлин затолкал ногой осколки кувшина под кровать и сунул в руки пациента пузырек с обезболивающим. Только театральных стенаний Алкерона ему тут не хватало.