Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

В соседней комнате. Несколькими минутами ранее.

апустив гостей в комнату и припрятав золотые монеты подальше, ведьма прошлась по дому, восстанавливая поломанную мебель.
«Надо будет запросить с них еще сотню золотых за нанесенный материальный ущерб!».
Проследив взглядом за тем, как осколки сползаются, превращаясь в вазу, и возвращаются на шкаф, девушка прошла на кухню. Пес по пятам следовал за ней, рискуя наступить на хозяйские пятки и получить хорошего нагоняя.
- Джек, глупый пес, иди сюда. Может, стоило дать тебе сразу зализать их до смерти, а? - Девушка сунула псу миску с едой и потрепала по холке.
В ближайшие три дня ей не удастся покинуть дом, а значит заказы придется послать порталом. Ну, ничего, убыток от непроданных амулетов с лихвой будет оккупирован золотом и выходками этих трех шутов. Ведьма хмыкнула, припоминая лицо Задохлика, который попал в окружение ее малышек.
Она посмотрела сквозь прутья клетки на копошащихся грызунов.
- Ну что, крошки? Вы сегодня в ударе! Видели, как этот Задохлик от вас удирал?
Девушка достала одну из мышек и, сюсюкая над ней, уже собиралась пойти поработать, когда сзади послышалось вежливое покашливание. Ведьма резко обернулась – в коридоре стоял второй Задохлик с оттопыренными ушами и растрепанной шевелюрой.
- Ну, чего тебе? – Она аккуратно сунула мышь в клетку и, скрестив руки на груди, пристально уставилась на Мерлина.
- Мне нужны лекарства и бинты. – Решив не ходить вокруг да около, маг просто прямо высказал свою просьбу.
Дамочка вопрошающе изогнула бровь.
- И с чего ты взял, что у меня они есть?
- Я уже понял, что в целительстве вы мало что смыслите. Но, проживая в одиночестве в лесу, полном опасностей, вы не можете не иметь запаса лекарственных зелий.
- Прекрасно. Но с чего бы мне тебе что-то давать? Ты светлый маг, вот и колдуй над своим дружком сколько влезет.
- Это невозможно. – Мерлин задумчиво почесал бровь, не зная, как лучше объяснить. Вываливать на ведьму всю правду ему совершенно не хотелось. И вовсе не по причине беспокойства о ее рассудке, навряд ли способном воспринять столь странные вещи, как запрет на магию.
- Интересно почему? Видимо, ты столь же бездарен, как и тот Задохлик. – Ведьма усмехнулась, но продолжила. - И ты, как я вижу, прячешь свои силы от этого оборванца? Ваша троица прямо-таки полна странных сюрпризов! Не соизволишь объяснить, в чем же необходимость столь страшной тайны?
- Если расскажу, ты дашь мне лекарства?
- Ишь ты, какой хитрый. Здесь я ставлю условия! Если сейчас же не скажешь, пойду и донесу на тебя этому оборванцу.
- Только попробуй! Клянусь, от тебя и твоего дома не останется и мокрого места!
Маг почувствовал, как сила внутри поднимается горячей волной, готовая в любую секунду сорваться с кончиков пальцев мощным заклинанием. Он не для того потратил столько сил и времени, что бы какая-то ненормальная взяла и все испортила.
Ведьма, только что ухмылявшаяся, смерила Мерлина раздраженным взглядом. Да, мальчишка был не таким слабаком, как показался сначала. В нем явно ощущалась огромная сила, только вот он не использовал ее из-за какой-то глупой тайны. Ну и бред!
- Что ж, как знаешь. Но не сыпь пустыми угрозами, Задохлик. – Ведьма выдвинула ящик стола и извлекла оттуда несколько склянок с зельями, знакомыми Мерлину из дома Гаюса. – И не забывай, что здесь ты на моей территории. Последствия твоих действий могут быть плачевны для всех. Особенно для твоего драгоценного СМЕРТНОГО оборванца.
Девушка подмигнула магу и, сунув в руки склянки, захлопнула кухонную дверь прямо перед носом у юноши. Мерлин несколько секунд смотрел на идеально круглый деревянный амулет, прибитый к двери, и раздумывал над тем, почему ему постоянно приходится быть между молотом и наковальней. Если наковальней всегда оставался Артур, то молот каждый раз менялся. То всевозможные темные создания и колдуны, желающие Артуру смерти и жаждущие растрепать Мерлиновскую тайну первому встречному, то Алкерон – с ним-то вообще отдельная история, теперь еще и эта дамочка. А он даже забыл спросить, как ее зовут! Если она все же решит осуществить свои угрозы, то Мерлин в долгу не останется. Просто хотел уточнить, что написать на ее надгробии.
Погруженный в такие тягостные раздумья, он вернулся обратно в комнату. Потом вспомнив, что не взял самого главного, вышел обратно и постучал в кухонную дверь.
- Чего опять? - Ведьма открыла дверь ровно настолько, что бы пролезла только ее голова.
- Воды можно? – Закатив глаза, девушка скрылась в кухне и через секунду сунула Мерлину в руки кувшин, снова захлопнув дверь. Так что брошенное магом «спасибо» было встречено молчаливым дверным косяком.

Дождавшись пока Мерлин с кувшином скроется в ее спальне, ведьма перебралась в гостиную. Аккуратно собрав конверты с заказами, она достала портал, являющий собой небольшой кулон в виде кристалла, и произнесла слова заклинания. Кулон вспыхнул и один из конвертов растворился в воздухе, отправившись к адресату. Снова заклинание, очередная вспышка и второй конверт тоже исчез. Когда последний заказ был отослан, ведьма аккуратно повесила нагревшийся портал на стену и направилась к столу. Там ее дожидались еще две недоделанные работы, а к завтрашнему вечеру стоило бы и их отослать покупателям.
Производство артефактов с различными магическими свойствами из детского развлечения превратилось в небольшой, но стабильный бизнес. В современном мире постоянно требовались такие штучки, и покупатели не заставляли себя ждать. По началу было сложно наладить торговые отношения с местными - они отнеслись к ведьме враждебно и с большим подозрением. Но один за другим проданные кулоны прославили ее талант в ближайшей округе и привлекли новых желающих приобрести магические вещицы. Амулет, защищающий от порчи и изгоняющий беснующихся духов; тонкий ошейник, позволяющий заблокировать магию противника; кольцо, не дающее чужой магии замутить разум; деревянный тотем, сбивающий противника со следа и куча других ценных вещей, которые она создавала день за днем. Дикий образ жизни, как нельзя кстати, способствовал продвижению в своих открытиях. Ну, вот живи она в городе, смогла бы создать хоть что-нибудь, когда постоянно дергают и отвлекают…
Из соседней комнаты послышался звон разбитого стекла и амулет, над которым она так старательно колдовала, выскользнул из пальцев. Вот вам и результат! Девушка вскочила с места и, подбежав к двери, завопила в щель между косяком:
- Эй, не смейте бить мою посуду, Задохлики поганые! Иначе заставлю отдраивать весь дом языком и без помощи магии!!!
Из комнаты послышались уверения светлого мальчишки и какая-то возня. Ведьма развернулась и протопала обратно в комнату. Полчаса работы пошли коту под хвост! Кинув недоделанный амулет в тумбочку, она скрестила руки на груди и уставилась в окно. На улице начал накрапывать мелкий дождь. Теперь еще и погода испортилась.
В коридоре снова хлопнула дверь, послышались шаги и в комнате возник Оборванец.
- Ну, а тебе чего? Опять бинты? – Девушка окинула внимательным изучающим взглядом названного гостя. Чего бы там задохлик не боялся, но, судя по комплекции, этот оборванец мог запросто ему навалять. – Задохлик снова умудрился пробить свою дурную голову, уронив на себя кувшин?
- Нет, это я чуть не пробил его дурную голову.
Артур потоптался на месте, не зная как бы высказать более чем унизительную просьбу. Вот Мерлин его подставил, а? Сам-то просил лекарства и бинты, а Артуру придется выпрашивать еду и воду? Ниже падать просто некуда…
Решив оттянуть неприятный момент, принц оглядел стены, полки и шкаф, завешенные самыми разнообразными штуковинами. Ведьма продолжала молча наблюдать за названным гостем и, казалось, о чем-то глубоко задумалась. Она внимательно вглядывалась в его перепачканное землей и подсохшей кровью лицо, обветренные губы, спутанные волосы.
- Что это за вещички? Магические? – Пендрагон постарался не кривится при слове «магические».
Глядя на его потуги, девушка хмыкнула, но, тем не менее, ответила.
- Это заколдованные амулеты. Смотри, не трогай, а то пальцы оторвет. – Принц, уже потянувшийся к странному черному шарику, висевшему ближе всех, резко отдернул руку. Дамочка хохотнула и поднялась с кресла.
- Неужто, тебя отправили на экскурсию по моему дому? Или обстановку разведываешь? М?
Колдунья медленно пошла по кругу, заходя Артуру за спину. Тот постарался сделать вид, что ему все равно, и ненормальные темные ведьмы не в состоянии его запугать.
- Вышел познакомиться с хозяйкой дома, ты не против? – Принц попытался скосить глаза на девушку, которая подошла к нему сзади почти вплотную и, наклонившись к его уху, загадочно прошептала:
- А я и так тебя знаю.
Артур растерянно моргнул, не зная, как отреагировать на столь странное заявление.
- Ты имеешь ввиду, что видела нас с Мерлином в той избе?
- Это для тебя «та изба»! - Ведьма фыркнула и снова показалась в поле зрения. – А для меня родительский дом, между прочим. Я вернулась проведать, как там дела, а тут вы. Расселись, понимаешь, на моих кроватях, раскидали по комнате свои вещи, двор мне замусорили тремя трупами!
- Ах, простите, надо было сначала спросить разрешения у подпольного грызуна.
Дамочка начинала его бесить своей плавной походкой по комнате, своей хитрой улыбкой (в точности, как у Алкерона!) своим прищуренным взглядом (ну, совсем, как у Алкерона!) и гаденьким Алкероновским голоском. Да и вообще она ему не нравилась, так же как Алкерон, а то и больше. Принц мотнул головой, избавляясь от наваждения – вот до чего дошло: ему скоро в каждом дупле Алкероновская рожа будет мерещиться!
- Так откуда ты меня знаешь, ведьма? И давай-ка без вранья!
- Раз вы так настаиваете, ваше высочество! – Она отвесила ему дурашливый поклон.
- Откуда ты… - Пендрагон ошалело уставился на ведьму.
- Откуда я знаю, что ты - Артур Пендрагон, сын Утера Пендрагона и принц Камелота? – В ее глазах блеснул задорный огонек, и она медленно опустилась в кресло, положив руки на подлокотники.
Артур растерянно кивнул, не зная, что тут можно добавить. В мозгу начинала яростно биться мысль, которая совсем недавно посещала Алкерона: «Надо делать ноги». Но куда бежать? Видимо, эти переживания отобразились у него на лице, потому что ведьма вдруг истерично расхохоталась, глядя на принца.
- К чему так нервничать, сир? Я всего лишь однажды встретилась с вами, и эта встреча была давным-давно.
- Как это может быть? Со дня падения Камелота прошло пятьдесят лет, а тебе от силы двадцать пять! Мы не могли видеться.
- Да что вы такое говорите, ваше сиятельство? – Девушка наклонилась вперед и произнесла таинственным голоском. - Вы забываетесь, дорогой, что в нашем мире балом правит магия.
- И как это понимать?
- Мда, хорошо, что тебе не удалось править королевством. С таким правителем Альбион пришел бы в упадок быстрее, чем нынче. – Она скептически осмотрела принца, словно раздумывая не страдает ли Пендрагон каким-нибудь расстройством мозга или, может, просто прикидывается. Встретив злой и все еще непонимающий взгляд, она закатила глаза. – Перемещения во времени!
- Ты путешествовала в прошлое, что бы увидеться со мной?
Артур почувствовал, что совершенно потерял здравую мысль. Что хочет добиться эта дамочка, неся такой бред?
- Да вот еще! Словно, мне нечего делать, кроме как носиться за такими тугодумами вроде вас троих. Я родилась семьдесят пять лет назад.
- Хорошо сохранилась, как я погляжу. – Теперь и Артур скрестил на груди руки, с презрением уставившись на колдунью.
Та пропустила его комментарий мимо ушей, продолжая рассказ.
- Я была в Камелоте за несколько лет до своего путешествия во времени. И встретила тебя там. Ты собирался ускакать из города на охоту. А увидев меня, буквально пал к моим ногам, не хуже Задохлика сегодня утром.
- Что?! Хватит нести чушь, сумасшедшая женщина! – Артур почувствовал, что начинает кипеть от негодования. Мало того, что она вешает ему на уши лапшу, так еще и хочет выставить его двойника идиотом.
- Ну, почему же чушь? – Девушка издевательски приподняла брови. – Все было очень даже натурально. Твой конь взбесился и сбросил тебя прямо к носкам моих туфель.
- Спорю, он не просто так взбесился. Наверняка, не смог выдержать твоего присутствия!
- Да я и не думала спорить с вами, Ваше Сиятельство! – Девушка хохотнула. – Но выражение твоего лица в тот день было незабываемо! Просто за слоем грязи и пыли, я не сразу распознала в оборванце Вашу Светлость. Одного не пойму – откуда ты такой красивый нарисовались? Я совершенно точно уверена, что в этом мире ты мертв и твое тело давно сожрали черви. Быть не может такого, что бы тебя кто-то воскресил! Ни одному магу это не под силу!
Колдунья вся вытянулась в струну в предвкушение интересной истории. Теперь, когда мучивший ее вопрос о личности оборванца, был решен – хотелось узнать, как же так получилось! Наследный принц и его семья погибли 50 лет назад, а теперь он стоит в ее гостиной и изображает из себя полного тупицу.
- А с чего бы мне рассказывать тебе что-то, ведьма? Час назад ты грозилась застрелить нас, а сейчас задаешь вопросы. Назови хоть одну причину, по которой я должен верить тебе?
- Если не скажешь сам – вытяну силой. Магия великолепная вещь! Как тебе такой ответ? –Глядя на то, как лицо Артура заливает краска злости, девушка снова улыбнулась.
Принц ни на секунду не сомневался, что эта гадюка именно так и поступит.
- Отлично! Я согласен рассказать эту историю за обедом!
- Обедом? – Ведьма удивленно повернула голову, словно желая понять, не ослышалась ли она.
- Именно. Мы хотим есть, а тебе интересно знать правду. – Пендрагон всем своим видом показал, что спор окончен. Ведьма какое-то время вглядывалась в его каменное лицо, после чего изрекла:
- Что ж, разумно. Три тарелки супа за всю историю. – Дамочка подмигнула Артуру и быстро выскочила на кухню.

Раздумывая над тем, подо что он подписался, принц вернулся в комнату. Мерлин, успевший перебинтовать Алкерону голову, развалившись в кресле, затягивал повязку на собственном плече. Естественно колдун и не думал ему помочь. Кто бы сомневался!
- Вставай, Мерлин. Пошли есть.
- О, как ты умудрился уговорить эту дамочку? – Мерлин затянул узелок на бинте и удивленно воззрился на Артура.
- Я не зря являюсь наследным принцем Камелота. – Артур задрал подбородок повыше и сочувственно похлопал слугу по здоровому плечу. - Меня учили вести переговоры с десяти лет, а перед моим врожденным обаянием не устоит даже такая… кхм... женщина!

Из кухни послышался звонкий голос:
- Эй, Оборванец, веди своих Задохликов! Обед на столе!
- Я ни секунды не сомневался в тебе, Артур!
Мерлин уклонился от подзатыльника и протопал на кухню вслед за Артуром. Алкерон, прослышав про обед, оживился и крикнул в спину уходящим спутникам:
- Принесите мне обед сюда!
Ответом послужила хлопнувшая дверь.
- И кто говорил про постельный режим?..
Придерживая рукой больную голову, Алкерон кое-как уселся на постели. Пол был холодный, но ни его сапогов, ни даже штанов, в комнате не наблюдалось. Чертыхнувшись про себя и стянув простыню с кровати, колдун осторожно наступил ногой на вязаный коврик. Он осмотрел пол возле столика и кроватных ножек, и, убедившись, что никакой живности в комнате нет, быстро выбрался в коридор. Скользнув взглядом по различным штуковинам, обильно украшавшим стену, Алкерон прошагал на кухню. Там, за столом, уже сидели принц и Мерлин, активно поглощавшие какую-то красноватую похлебку, напоминающую борщ. Ведьма, сидела на узком подоконнике и размеренно болтала ногами, не отрывая взгляда от Артура. Внимательно оглядев кухню и наткнувшись взглядом на клетку с мышами, стоящую недалеко от хозяйки дома, колдун в нерешительности замер. Кто знает, что придет в голову этим психам?
- Чего там топчешься? Ты такой тощий, что удивительно, как вообще на ногах держишься.
- От костлявины и слышу.
Алкерон прошел к свободному стулу и со всего размаху плюхнулся на сиденье. Голова тут же отозвалась колокольным звоном в ушах. Есть особо не хотелось, но и оставаться без обеда тоже был не вариант. Еще раз покосившись на клетку, он осторожно хлебнул ведьминского варева.
Та хмыкнула, не отрывая взгляда от Артура, который уже начал давиться под таким пристальным наблюдением.
- Боишься отравится? Правильно делаешь. – Услышав такое заявление, подавился и Мерлин. Девушка хохотнула и поспешила успокоить гостей. – Шуток что ли не понимаете?
- Твои шутки не лучше Алкероновских. – Маг недовольно буркнул под нос и продолжил хлебать суп уже без особого энтузиазма.
- Ну, так что же, Пендрагон? Я жду твоего рассказа.
- Какого еще рассказа? – Мерлин перевел вопрошающий взгляд с ведьмы на Артура.
- О, а он вам не сообщил? Рассказ в обмен на обед. Таков наш уговор! – Девушка мило улыбнулась всем троим, наслаждаясь реакцией Артура, покрасневшего до корней волос.
- Харизма, говоришь? – Маг, приподнял одну бровь, но решил не продолжать.
Рассказ, так рассказ. Чего им теперь терять?
- Может, хотя бы имя свое скажите, миледи? – Алкерон, скучающе водивший ложкой в супе, немного оживился.
- Может мне еще свое генеалогическое древо нарисовать, подарить вам автобиографию с личной подписью и предложить стать дружной семьей? Размечтались! – Колдунья скрестила руки на груди, показывая, что какую-либо информацию о ее личности они смогут вырвать разве что тисками или каленым железом.
- Можно тогда обращаться к тебе Костлявина? Или может Карга? Подходящая кличка для ведьмы-дикарки, обитающей в лесной глуши. – Алкерон зачерпнул полную ложку супа, постаравшись выловить побольше кусочков мяса за раз, и сунул в рот, краем глаза наблюдая за прищурившейся ведьмой.
- Между прочим, дичь в лесу передохла, и похлебку пришлось варить из мышатины.
Эффект не заставил себя ждать. Колдун тут же выплюнул в миску все, что успел набрать в рот.
Пока он отплевывался, с другой стороны стола послышался какой-то странный постукивающий звук. Алкерон поднял голову и рыкнул от злости: Артур, уткнувшись головой в сгиб локтя и сотрясаясь от беззвучного смеха, стучал кулаком по столу. Мерлин, в этот раз не занятый лечебными процедурами, тоже хохотал, откинувшись на стул. Ведьма, виновница сего представления, с интересом разглядывала собственные ногти. Уголки ее рта и подбородок мелко подрагивали – она тоже была готова присоединится к хохочущим. Рука Алкерона сама собой потянулась к миске с остатками супа, и уже через секунду летящая посудина застыла в воздухе перед колдуньей.
- Поаккуратней с моей посудой, Задохлик. А то будешь пол языком вылизывать. – Хозяйка дома насмешливо изогнула бровь и, взмахнув рукой, аккуратно опустила миску на стол.
- Даа, месть сладка. – Артур сквозь слезы уставился на разъяренного колдуна.
Позавчерашняя история с проклятой рыбой с лихвой окупилась сегодняшним мышиным супом.
- Эй, смотри-ка, что у меня есть!
Ведьма потянулась к клетке с мышами. Ей уже давно не приходилось так веселиться и отступать совершенно не хотелось. Увидев, что она взяла в руки мышей, Задохлик поспешил вскочить со стула и отступить на пару шагов назад.
- Только сделай это, будешь жалеть до конца своих дней. А их у тебя останется не так уж и много, поверь. – Алкерон отошел к двери и зло прошипел сквозь зубы. Лучше он сейчас умрет от истощения, но преподаст этой выскочке хороший урок, чем позволит и дальше над собой глумиться.
- Ой-ой, какие мы страшные. – Она вынула одну из мышей и поднесла к самому лицу. – Ути, моя хорошенькая.
- Фу, какая мерзость! Надеюсь, ты подхватишь какую-нибудь заразу и умрешь самой мучительной смертью.
Мерлин постарался подавить рвущийся наружу смех, глядя на то, как Алкерона перекосило от отвращения.
- Бу! – Ведьма сделала вид, что собирается швырнуть несчастную мышь прямо в ощерившегося колдуна.
Надо сказать, что кутавшийся в мятую простынь и с перевязанной головой, Алкерон слабо походил на опасного типа, способного на решительные действия. Его кровожадную мстительность выдавали только горящие глаза.
Мерлин почувствовал, как воздух начинает вибрировать темной энергией, исходящей от колдуна.
- Эй, ты совсем свихнулся! - Маг поспешил вскочить с места и встать между ведьмой и колдуном, явно настроенных идти до конца в своем противостоянии. – Хочешь прямо здесь протянуть ноги, истратив остатки сил на глупые фокусы?
- Мерлин, ты как всегда все испортил! – Артур недовольно откинулся на спинку стула. – Я хотел посмотреть чем закончится спектакль!
- Это я тебе и так скажу. Все закончится тем, что его, – он ткнул пальцем в грудь все еще кипевшего Алкерона, – придется завтра утром хоронить под ближайшей сосной!
- Если ты сейчас же не прекратишь в меня тыкать, тебя постигнет та же участь! – Колдун зло отпихнул руку Мерлина от себя подальше. Что за дурная привычка показывать на него пальцем?
- А ты бы вообще…
- ТИХО! – От вопля гостеприимной хозяюшки, казалось, сейчас вылетят стекла, но, похоже, пострадала только Алкероновская голова, за которую он схватился свободной рукой. – Хватит тут орать! – Девушка благодарно кивнула головой в ответ на тишину, воцарившуюся в кухне, и, как ни в чем ни бывало, повернулась к Артуру. – Так на чем ты там остановился?
Почувствовав, что угроза магической дуэли, навряд ли занявшей бы больше минуты, миновала, и Алкерон и Мерлин уселись на свои стулья.
Слуга кисло посмотрел на оставшийся недоеденный суп и отодвинул миску. Аппетит окончательно пропал. Внутри было какое-то неприятное чувство злости. На что ему злиться? То есть было конечно на что. Например, на глупую выходку Алкерона и эту ведьму, еще больше усложняющую им жизнь своими выкрутасами. Будто одного колдуна им было мало! И все-таки что-то было не так. Особо не вслушиваясь в рассказ Артура об их приключение, Мерлин скользнул взглядом по кухне. Небольшое помещение, где они вчетвером с трудом помещались, выглядело довольно уютно. Деревянная мебель, каменная печь, занимавшая всю противоположную стену, маленькое окно, на котором пристроилась ведьма. Одному человеку здесь жить вполне удобно.
Об его ноги обтерлось что-то мягкое и теплое, и из-под белой скатерти показалась голова Джека. Большой рыжий пес положил свою слюнявую морду Мерлину на колени и радостно завилял хвостом. Маг улыбнулся и потрепал собаку по холке. Как только это доброе животное может жить с такой мерзкой хозяйкой? Впрочем, судя по тому, как она вела себя со своим маленькими питомцами, к животным девушка относится лучше, чем к людям. Мерлин перевел взгляд на мышей и противное чувство внутри снова всколыхнулось. Ему было неприятно смотреть на грызунов, возящихся в своей клетке. С чего бы это? Маг, конечно, не был любителем такой живности, но и отвращения не испытывал. Он покосился на Алкерона, который тоже не хотел слушать рассказ Артура и буравил злым взглядом клетку с мышами.
Мерлин почувствовал, что ему становится дурно. То, что связало их магию у водопада, похоже, сейчас снова проявилось. Или не сейчас? В лесу он видел вовсе не вещий сон, как объяснил это явление Артуру и самому себе. Он словно сам был Алкероном, видел все его глазами, ощущал то, что чувствовал колдун. Неужели, они никогда не избавятся от этой проклятой привязанности? Он был готов помогать Алкерону, пока того требовало дело, но иметь что-то общее с темным магом ему не очень-то хотелось. Юноша постарался отогнать воспоминания о том, что случилось на водопаде. Тогда его магия и его разум были замутнены, и он сам плохо понимал что творит, не мог себя контролировать. Если б не это – он бросил бы Алкерона в пещере! Наверное…

- Так почему же ты оказалась в этом времени и не возвращаешься назад? Неужели, тут лучше? – Артур уже закончил рассказ и теперь хотел узнать ответ на свой вопрос. Ведьма сказала, что путешествовала во времени, но Пендрагон не мог себе представить человека, который сознательно променял спокойный мир, на то, что сейчас творилось на Альбионе.
Девушка скрестила ноги и, казалось, задумалась над ответом. После нескольких секунд молчания она все-таки решилась.
- Амулет, который я заколдовала на перемещение, дал сбой. Я собиралась отправиться на несколько дней вперед, но вместо этого заклинание сработало не правильно и я попала сюда. Разузнав обстановку, я попыталась вернуться обратно, но, увы, амулет не работает. Те заклинания и зелье, которое я использовала, что бы создать его, остались в моем доме. За столько лет записи либо затерялись, либо были уничтожены. Попытка восстановить заклятье по памяти не увенчалась успехом. Все новые временные порталы не идут ни в какое сравнение с тем. Да и ни к чему мне возвращаться обратно. – Ведьма встряхнулась, словно только что вспомнила кому это рассказывает. – Вообще, не вашего ума дела, Задохлики. Поели? Отчаливайте с кухни. У меня еще дела остались!
Поняв, что разговор окончен, Артур разочарованно поднялся со стула. Жиденькая похлебка не шла ни в какое сравнение с королевской кухней, и желудок требовал добавки. Оставив нужды организма без внимания Пендрагон забрал очередной кувшин с водой, так же обещанный за историю, и двинулся в комнату вслед за Алкероном и Мерлином.

Остаток дня прошел относительно спокойно. Ну, то есть для Артура, развалившегося в мягком кресле, и Алкерона, продолжавшего занимать единственную кровать. Мерлин был отправлен на реку для стирки их перепачканной одежды. Как юноша ни упирался и ни доказывал, что в такую погоду хозяин собаку не выгонит, Пендрагон настоял на своем и чуть не пинками вытолкал слугу за дверь.
Недовольно бурча под нос, маг прокрался по гостиной, в которой ведьма что-то колдовала над своими кулонами. Она проводила крадущегося Мерлина злым взглядом, словно одно его светлое присутствие могло испортить всю ее работу. Маг поспешил ретироваться от греха подальше.
Слабый дождик все еще продолжал моросить с серого неба. За минимальное количество секунд юноша преодолел расстояние до воды и, выбрав место почище, принялся быстро полоскать Артуровские шмотки. Оглянувшись на избу и убедившись, что единственно окно в их комнате выходит на лес, а значит увидеть Мерлина оттуда просто невозможно, он быстро наклонился пониже и прошептал заклинание. Одежда, только что имевшая непонятный серый цвет, вмиг стала чистой. Даже слишком чистой… Коричневые брюки приобрели какой-то песочный оттенок, а такого же цвета куртка стала красновато-оранжевой. Маг приподнял над водой творение своих руки и скривился. Интересно, удастся ли убедить Артура в том, что в реке, под названием Форель, просто такая идеальная вода – все отстирывается до блеска…
Произнеся еще парочку заклинаний, Мерлину все-таки удалось привести вещи в относительный порядок. Правда, теперь края рукавов и штанин выглядели какими-то потрепанными. Артур явно не оценит.
После стирки принц уговорил его отправиться и выпросить у ведьмы еще немного воды, что бы они могли умыться. Не дожидаясь вопросов, ибо звучный голос принца был слышен из-за двери, дамочка сунула ему в руки ведро и ткнула пальцем в сторону реки. В ее взгляде явно читалось «топай отсюда, пока я тебя не прибила». Когда Мерлин пронесся с ведром обратно, расплескав половину воды в гостиной и хлопнув дверью, ведьма сидела в кресле и пристально наблюдала за действиями юноши. Амулет в ее руке, над которым она так старательно колдовала минут десять назад, слабо светился.
К тому времени, когда маг на всех парусах пронесся мимо нее в третий раз, дамочка все-таки не выдержала. Наорав на Мерлина, испортившего всю ее работу одним своим мельканием туда-сюда, потом пригрозив принцу, она все же выяснила в чем проблема. Чертыхаясь и кляня троицу на чем свет стоит, дамочка подняла руки повыше и, сделав жуткое лицо, произнесла какую-то абракадабру. Артур, никак не ожидавший такого, чуть не перелетел через подлокотник. Мерлин, уже занявший оборонительную позицию, почувствовал, как по коже побежали мелкие мурашки. Он быстро опустил взгляд на свои руки и осмотрел рукава куртки. Кожа на ладонях и одежда была чистой.
- Только попробуйте мне тут вшей каких-нибудь развести! - Дамочка с силой хлопнула дверью и скрылась на кухне.
Артур оторопело ощупывал собственную грудь, убеждаясь, что его не пронзила молния, и все внутренние органы тоже находятся на месте. Слуга, сияющий чистотой, как начищенный пятак, довольно улыбался. Похоже, только Алкерон никак не отреагировал на произошедшие изменения. Он скучающе посмотрел на собственную руку и, ничего не сказав, снова уставился в окно.
Вспомнив о правилах приличия, Мерлина запоздало крикнул «спасибо» в замочную скважину. С другой стороны двери не раздалось ни звука. Очевидно, дамочка либо всерьез занялась работой, либо ушла искать более уединенное место.
Стоило юноше отойти подальше, как дверь снова распахнулась и в нее, танцуя, влетела пара широких одеял. Вслед за ними послышался вопль: «И что бы духу вашего не было в моей комнате до утра!»
На Мерлиновское: «А как же ужин?» дверь с громким треском захлопнулась, заставив Алкерона издать горестный стон и отвернуться к стене. Ему порядком осточертели все обитатели избушки, постоянно чем-нибудь стучащие с ужасным грохотом.

Мерлин в очередной раз повернулся на другой бок и поправил сумку под головой. Спать пришлось на полу, при неимении других средств для отдыха. Ну, ему-то не привыкать, а вот Артур долго ворчал по поводу того, что его высочество должно спать на голых досках, когда в распоряжение есть целая кровать, которую занимают всякие наглые колдушники. На такое заявление Алкерон натянул одеяло на уши, показывая всем своим видом, что с места его сдвинет разве что обрушение дома. В конце концов, сообщив, что койки сегодня заняты больными и немощными, он улегся рядом с камином. Мерлину досталось место между креслом и небольшим столиком, где все еще ютились оставшиеся банки с лекарственными зельями. И вот уже полчаса он вертелся, не в состоянии уснуть.
Прошедший день вымотал его не меньше, чем спутников, но сон отказывался приходить. В голову лезли воспоминания о драке в лесу и то, как Алкерон падает вниз, потом дамочка, наставляющая на них арбалет и ее пес, бросающийся на Артура. Маг открыл глаза и уставился в темную стену.
В слабом свете от камина амулеты, которыми была завешана вся комната, таинственно светились. Каждая мелкая штуковина издавала какое-то мерцание. Только не светлое, а мрачное, Мерлин бы даже сказал черное, если это возможно. Не смотря на то, что хозяйка оказалась более-менее мирной, ее дом и вещи продолжали представлять собой нечто зловещее, холодное, неприятное. Даже белые салфетки на кресле и столе излучали опасность.
Маг прикрыл глаза, не желая лицезреть все это. Ощущение и так было не из приятных. Стоило повернуться на бок и вслушаться в тишину, как под полом что-то заскреблось и зашуршало. Да, для Алкерона будет неприятным сюрпризом узнать, что под домом тоже обитают мелкие грызуны. Какой-то из них бодро пробежал прямо под досками возле головы Мерлина. К счастью противного ощущения, которое маг испытал в кухне, сейчас не возникло. Значит ли это, что связь снова пропала? Или он ничего не чувствует только потому что Алкерон спит?
Придя к выводу, что утро вечера мудренее и лучше не забивать голову всякими сложными размышлениями на ночь, юноша закрыл глаза. Думать ни о чем не хотелось, и он попытался уснуть в надежде, что хоть в этот раз удастся передохнуть.

Ему снова виделось, как Артур превращается в оборотня. Но теперь маг был уверен, что им это на руку. Принц в волчьем обличье вдруг резко сорвался с места и побежал. Откуда-то Мерлин знал, что сейчас произойдет нечто не хорошее. Он бросился вдогонку, что бы предотвратить неизбежное, но лес вдруг стал растворяться в слабой дымке и исчез.
Маг стоял в одной из комнат Камелота, а перед ним на коленях сидела Моргана. Она судорожно хваталась за горло, и ее голос звучал в голове Мерлина, в ужасе спрашивая о том, что же он делает. Юноша сделал несколько шагов назад, отступая все дальше от задыхающейся ведьмы, стараясь сбежать от ее испуганного взгляда и этого хриплого крика. Он выскочил в коридор, но там было не лучше: пол был завален телами мертвых слуг и рыцарей… В одно из окон ворвалось огромное пламя, опаляя стены и поджигая висящие гобелены. Маг бросился назад. Дверь в тронный зал была открыта, и он заскочил внутрь. Посредине зала, перед тремя гробницами стоял мужчина в темной мантии. Капюшон закрывал лицо колдуна, но юноша видел его губы, растянутые в злобной усмешке. А потом мужчина сбросил плащ и Мерлин понял, что смотрит на самого себя.
Его двойник улыбнулся холодной улыбкой и еле слышно прошептал:
- Вот видишь, что ты наделал Мерлин? Все мертвы, только потому, что ты отказался убить одну ничтожную ведьму!
- НЕТ! Ничего этого не было и быть не может! – Мерлин попятился обратно к двери уже жалея, что зашел внутрь. Его злая копия продолжала надвигаться.
- Подумай, сколько людей ты сможешь спасти, если воспользуешься своей силой, если будешь тянуть магию из этого мира – бесконечного источника темной энергии.
- Мне не нужна власть и уж тем более я не стану темным ради этого! Кто ты вообще такой?
Мерлин чувствовал, что сердце колотится как бешенное, а лоб покрывается испариной. О чем говорит этот человек? Все это не правда!
- Я это ты? Разве не видишь? Я твоя темная сторона! – Двойник расплылся в еще более злорадной усмешке.
- Что? – Не смотря на пояснения, ситуация стала казаться Мерлину еще более абсурдной. Темная сторона? Что за…?
- Я убил их, что бы мы могли властвовать! Над всем Альбионом!
Двойник воздел руки кверху в картинном жесте, и на его лице появилось совершенно безумное выражение лица. Маг даже поразился, что у него может быть такое лицо. Но маска сумасшествия вдруг сменилась полным спокойствием. Колдун сунул руку куда-то в карман и извлек оттуда маленького белого мышонка.
- Хочешь мышку, м? - Мужчина задрал голову и с наслаждением опустил бедную мышь в рот.
Мерлин почувствовал, что проваливается в какой-то немыслимый бред. Лицо его ухмыляющейся копии вдруг стало расплываться, так же как и очертания замка. Откуда-то с неба посыпался фиолетовый снег, покрывая землю под ногами мягкими сугробами. Рядом радостно подпрыгивала маленькая девочка, ловя руками снежинки.
Картина снова поплыла и он оказался на базарной площади Камелота. Молодая девушка, одетая по-крестьянски, с волосами, заплетенными в две толстые косы, пристально наблюдала за чем-то у него за спиной. Мерлин обернулся. На гнедом жеребце восседал Артура, разодетый в свой охотничий костюм, и о чем-то радостно беседовал со светловолосым рыцарем, которого маг видел впервые. Мерлин почувствовал легкий шепот сзади, и конь принца, взбрыкнул, сбросив наездника прямо к ногам девушки.
Площадь внезапно сменилась темным лесом и небольшим костерком, возле которого кто-то сидел в черном плаще. Лица не было видно, и понять мужчина это или женщина – было невозможно. У ног путника грелся рыжий щенок, мелко виляя хвостом. Из-под плаща вытянулась женская рука и потрепав его по загривку девушка произнесла:
- Ну, что Джек, идем-ка к дому, а то засиделись мы тут!
Ведьма хотела встать, но не успела. Темнота леса протянула к ней свои щупальца, прицепляясь к рукам и прокрадываясь под плащ. Девушка отскочила в сторону, но споткнулась и стала падать. Земля под ее ногами вдруг почернела и начала превращаться в мрачную бездну.
Мерлин бросился вперед, что бы успеть схватить ведьму. Он протянул руку, но достал только до капюшона, и резко отдернутая ткань открыла лицо.
Маг вздрогнул от неожиданности, чувствуя, как разжимаются пальцы, и тьма утягивает Алкерона вниз…
Мерлин сел так резко, что вытянутая вперед рука врезалась в подлокотник кресла. Зашипев скорее от неожиданности, чем от боли, он потряс кистью и оглядел комнату широко распахнутыми лазами. На несколько мгновений ему показалось, что он все еще спит. Амулеты на стенах пульсировали темной энергией, представляя собой маленькие копии той бездны, в которую только что падал колдун. Салфетка, лежащая на столике, тоже мерцала и Мерлин с отвращением отодвинулся. Все волшебные предметы словно взбесились. Маг почувствовал, как к нему начинают тянуться темные нити, стараясь оплести его магическую сущность. И в этот раз все было наяву - не во сне! Только что приснившийся кошмар становился реальностью. Он попытался отодвинуться еще дальше от злосчастной салфетки, но почувствовал, что не может двинуться с места. В теле была жуткая слабость, не позволяющая шевельнуть рукой или ногой. Стало жарко, хотя камин еле горел. Потом холодно, но окно было закрыто. Тонкие нити оплели его лодыжки и кисти.
Мерлин бросил косой взгляд на Артура, тот спал, повернувшись к нему спиной. Это развязывало магу руки и позволяло колдовать. Магия внутри ликовала, готовая вырваться наружу, и в тоже время еле теплилась, не способная сотворить даже простое заклинание. Что-то было не правильно... Так не бывает! Снова накатила волна жара, и краем глаза Мерлин заметил, как к нему тянут щупальца еще с десяток прожорливых амулетов, желая вытянуть из него остатки силы. Этого просто не может быть! Это какой-то бред, который никак не прекращается! Нужно, что бы кто-то разбудил его и все кончится. Это только сон…
Маг повернулся к постели, на которой лежал колдун. Что-то внутри словно щелкнуло, и мир тут же вернулся на прежнее место. Тяжело дыша, Мерлин опустил взгляд на свои руки. Темные нити исчезли - больше ничего не сковывало его движения, и температура в комнате стала нормальной. Это было во сне, но не в его сне!
Юноша подскочил с импровизированной постели и уже через секунду оказался у кровати Алкерона. В слабом свете камина его лицо казалось еще более бледным и даже серым. Мерлин вцепился в плечо колдуна, с ужасом ощущая холод его кожи и не зная, что лучше: разбудить Алкерона, пока его окончательно не засосало в ту дыру, или все же разбудить Артура и попросить помощи. Хотя, чем он поможет…
Молодой человек потряс колдуна за плечо, пытаясь привести в чувство.
- Алкерон, черт тебя побери, проснись!
Мерлин прижал пальцы к его шее, прощупывая пульс. Ему показалось, что ритм уж больно сильно напоминает эту отвратительную пульсацию темных артефактов – такой же медленный, но гораздо слабее. Маг постарался разглядеть его ауру, но еле прощупал какие-то жалкие обрывки энергии, постепенно утекающие в проклятые штуковины на стенах.
Он поднял глаза к амулету, висевшему над кроватью и, протянув руку, резко дернул. Магия маленьких песочных часов, казалось, забилась в агонии у него на ладони. Мерлин согнул пальцы, обрывая тонкие нити, тянущиеся к Алкерону, и швырнул вещицу под кровать. Еще с десяток амулетов и дурацкие салфетки, были так же безжалостно сорваны со стен. Стараясь не шуметь, что бы не разбудить принца, он подкрался к камину и швырнул в огонь обезвреженные предметы.
Краем глаза маг уловил какое-то движение и, аккуратно ступая, приблизился к кровати, с ужасом обнаружив, что положение только ухудшилось. Теперь к кошмарной бледности прибавилась крупная дрожь, сотрясающая тело колдуна. Маг снова безуспешно потряс его за плечо, не представляя, что делать. Он ведь все уничтожил, больше ничего не вытягивает его силу! Мерлин откинул одеяло и осмотрел шрам на предплечье. Ничего. Обычный шрам, такой, каким он и должен быть. Пальцы Алкерона вздрогнули и вдруг вцепились мертвой хваткой в его кисть. Мерлин дернулся от неожиданности и вырвал руку.
То ощущение маленькой смерти, которое он чувствовал у водопада, когда их связь окончательно оборвалась, сейчас стало перерастать в жуткую дыру.
Ему еще ни разу не приходилось делать ничего подобного, до случая в доме Гаюсов, но, похоже, это был единственный выход. Мерлин осторожно положил руку на плечо Алкерона и постарался сосредоточился, слабо представляя, что нужно делать. Когда в прошлый раз колдун забирал его силу, он ни на что не мог повлиять. Теперь предстояло все сделать самому. Маг в очередной раз нащупал энергию Алкерона и представил, как от его руки волшебные нити тянутся к колдуну. Магия наотрез отказывалась подчиняться столь странному действию. Как ни пытался маг убедить свою силу, что это нужно ради возвращения домой, он не мог заставить собственную магию делать то, что он хочет. Просто не мыслимо! Его сила отказывалась делать то, что ему было так необходимо!
Мерлин прикрыл глаза, в надежде, что это поможет сосредоточится. Если б не водопад, с которого колдун свалился, ничего бы этого не было. И даже при желании Мерлин никак не мог бы ему помочь.
Водопад… Алмазные потоки падали откуда-то с высоты, разбиваясь белоснежными брызгами у подножия, оплетая разум и волю, притягивая к себе, заставляя стать частичкой чего-то общего, единого… Сила притяжения слишком сильна, что бы ее преодолеть. Сейчас не было Артура, зовущего его назад и никаких препятствий, мешающих идти вперед. Он может спокойно войти под волшебный поток…
Ладонь, подчиняясь непреодолимой силе притяжения, сама приподнялась и подвинулась ближе, туда, где магия пульсировала сильнее всего. Мерлин, даже не глядя, чувствовал, как тонкие волшебные нити опускаются с его пальцев на грудь Алкерона и проникают внутрь, в самое сердце, растворяясь в крови и разносясь по всему телу. Магия перестала сопротивляться, позволяя выпустить ее на волю. Того ощущения, что жизнь утекает сквозь пальцы, когда колдун вытягивал из него энергию насильно, в этот раз просто не было. Скорее даже наоборот – его сила словно радовалась, наконец, вырвавшись на свободу. Мерлин почувствовал, что впадает в какое-то странное оцепенение, позволяющее расслабиться и не отвлекаться на внешний мир, полностью погрузившись в эти магические ощущения.
Удивленный голос грубо вырвал его из волшебного состояния, и маг растерянно открыл глаза. Магическая сущность и реальность перестали составлять одно целое, распавшись на образ ведьмы, стоящей в дверях, и чувство слабого покалывания в кончиках пальцев, возвещавшее о том, что его сила все еще медленно перетекает к Алкерону.
- Как. Ты. Это. Делаешь? – Девушка стояла на пороге комнаты, растрепанная, в одной ночной рубашке и переводящая напряженный взгляд с лица Мерлина на его руку.
Маг опустил взгляд на свою ладонь, застывшую над грудью Алкерона, и невесомые светящиеся нити, тянущиеся от нее и проникающие под кожу колдуна.
- Я не знаю…
Он медленно повернулся к камину. Артур продолжал спать, как ни в чем не бывало, даже не догадываясь о том, что происходит в двух шагах от него.
Тем временем, ведьма, наконец, оторвала взгляд от светлого мага и осмотрела свою комнату. Какое-то время девушка тупо пялилась на пустые стены и, в конце концов, перевела сердитый взгляд на Мерлина, зло процедив сквозь зубы:
- Какого черта ты сделал с моими артефактами, Задохлик!?
- Твои артефакты чуть не убили его! – Маг кивнул головой в сторону Алкерона. Он все еще не пришел в себя, но хотя бы по цвету лица уже не напоминал покойника.
- Что за чушь ты несешь, болван? Они не могли его убить, если бы он их не трогал!
- Надо лучше следить за своими штуковинами! Потому что мы все спали, и я уверен, что он ничего не трогал! – Мерлин тоже шипел не хуже ведьме, стараясь не делать это слишком громко, что бы не разбудить Артура.
- В таком случае этого не может быть!
Она махнула рукой и, плюнув на все, подошла к кровати и склонилась над Алкероном. Глаза девушки сверкнули золотом – Мерлин почувствовал, как она проверяет ауру колдуна. Ее магическая сущность оказалось совсем рядом - темная, мощная субстанция, наполненная силой, вызывающая желание прикоснуться к себе и вытянуть до дна.
Маг тряхнул головой – это явно были не его ощущения! Ведьма, кажется, почувствовала что-то или просто насмотрелась на пациента, потому что сделала пару шагов назад от постели.
- Понятия не имею, почему мои амулеты взбесились и решили прикончить Задохлика. Может, он им просто не понравился. Или они посчитали, что мертвый Задохлик куда полезней живого. Надеюсь, больше ты не решишь тут еще что-нибудь уничтожить. В противном случае пеняй на себя! И Задохлику достанется по полной программе! - Ведьма помахала кулаком у Мерлина перед носом и направилась к выходу, но маг вцепился ей в руку.
- Ты должна принести мне кое-какие зелья! – Девушка резко выдернула кисть из пальцев мага.
- Я тебе ничего не должна. От тебя и вашего дружка одни только проблемы!
- Если хочешь побыстрее от нас избавиться – неси зелья! – Мерлин легко взмахнул рукой, и ведьма резко развернулась к нему против своей воли. – Если он умрет, тебе мало не покажется! Я не только твои амулеты уничтожу, но и избу вместе с тобой, превращу в прах.
- Боюсь-боюсь! Я уже слышала сегодня твои угрозы, может, придумаешь что-нибудь новенькое?
Хозяйка уже собиралась уйти, но все-таки была застигнута последним аргументом Мерлина врасплох.
Поняв, что угрозы бессмысленны, Мерлин решил кардинально сменить тактику. И со всей горячностью, какую можно было вложить в шепот, попросил:
- Пожалуйста, помоги мне!
Она ненавидела, когда ей приказывали и говорили, что она должна или не должна делать. Ей было противно, когда ее умоляли о чем-то и заверяли лживыми клятвами в том, что отблагодарят. Она презирала угрозы и обещания мучительной смерти. Единственное, чему она никогда не могла противостоять - это просьба. Простая и искренняя.
Девушка недовольно скривилась и небрежно бросила:
- Ну, хорошо!
Через пару минут в дверь вплыли несколько склянок и с тихим стуком опустились на стол. Дверь скрипнула и медленно закрылась. Послышались удаляющиеся шаги.
Мерлин улыбнулся сам себе, радуясь тому, что и в этой дамочке не все потеряно. Подивившись тому, как Артур умудряется дрыхнуть, когда тут столько всего происходит, маг снова повернулся к Алкерону и облегченно вздохнул. Колдун больше не выглядел так, словно готовился в ближайшие часы сыграть в ящик. Мерлин снова прощупал пульс, теперь более частый и напряженный, чем несколько минут назад. Он в который раз посмотрел на его энергию – теперь она не выглядела так, словно была разорвана на клочки и растоптана бешеным гиппопотамом с фермы Гаюса, а смотрелась довольно сносно. Мерлин пришел к выводу, что если Алкерон не будет совершать никаких глупостей, вроде намеренного или случайного колдовства, в ближайшие пару дней, то скоро полностью восстановится.
За окном немного посветлело. Не смотря на кошмар, так грубо и вовремя прервавший его сон, он все-таки проспал довольно долго. Ведь легли они рано, а уже начинает светать.
Колдун пошевелился и глубоко вздохнул.
- Алкерон? Ты слышишь меня?
Мерлин наклонился пониже, видя, что губы молодого человека шевелятся.
- Ты убрал их? – Алкерон скорее выдохнул это, чем действительно сказал, но маг расслышал и даже не стал уточнять о чем идет речь.
- Убрал.
Мерлин облегченно улыбнулся. Все-таки колдун жуткий везунчик, раз умудряется выкарабкиваться из таких неблагоприятных (и это мягко сказано) ситуаций, пусть и благодаря посторонней помощи. Или наоборот неудачник, раз умудряется в них попадать.
- Зачем ты съел мышь, идиот? – От такого вопроса маг начал сомневаться в своих предыдущих выводах. Может, Алкерон и не такой везунчик, потому что все произошедшее, похоже, привело к постепенной деградации головного мозга и у бедняги начались галлюцинации.
- Никого я не ел! Ты бредишь. – Он на всякий случай потрогал лоб горе-пациента, что бы убедиться, что у него просто жар, а не что-то более серьезное.
- Ел. Я видел. Ты достал… Достал эту тварь из кармана плаща. – Колдун нахмурился, но глаза так и не открыл.
А Мерлин вдруг сообразил, о чем разговор, и чуть не подскочил на кровати.
- Откуда ты знаешь? Это было в моем сне!
- В твоем? – Алкерон слабо покачал головой, протестуя против такой наглой лжи. – Врать не хорошо, Мерлин. Это было в моем сне.
- Ладно. Пусть так . - Маг решил, что спорить с человеком, чуть не отошедшим в мир иной полчаса назад – последнее дело. Он протянул руку к одной из склянок и, кое-как вытащив пробку, влил Алкерону в рот лекарство, пока тот не успел еще что-нибудь сказать.
Проглотив зелье, колдун все же решил продолжить свой допрос, хоть и кривился от горькой настойки.
- Так зачем? Ты ули… увле… тьфу… Ты такой злой! Хоть запить дай! – Он все-таки кое-как разлепил веки и уставился на Мерлина. Маг усмехнулся и, с опаской глянув на Артура, призвал кружку с водой с помощью магии. Принц даже не шелохнулся, укутавшись в одеяло по самую макушку и тихонько похрапывая. – Ты слуга принца, а такой ленивый! Даже кружку взять без магии не можешь.
- Тебе точно отбило последние мозги. – Алкерон, вцепившийся зубами в край посудины со спасительной жидкостью, хотел что-то возразить, но Мерлин его опередил. – Пей молча. Тебя ждет еще одно наивкуснейшее зелье, с запахом дохлых жуков-навозников.
- Ну, и гадость! Не удивлюсь, если эту дрянь варила сама Карга.
Мерлин закатил глаза, не желая вдаваться в подробности всего произошедшего за то время, что молодой человек был без сознания.
- Будет лучше, если ты прекратишь болтать и поспишь. Твоим отбитым мозгам это пойдет на пользу, можешь мне поверить.
Маг почувствовал, что у него начинает болеть голова. Алкерон, пришедший в сознание, брал гораздо больше силы, да еще и отвлекал внимание разговорами.
- У тебя забыл спросить, что мне делать. Мне, в отличие отличии от его высочества, нянька не нужна.
Колдун прикрыл глаза с намерением не засыпать как можно дольше. Слушать всяких там Мерлинов он собирался в последнюю очередь, даже в таком плачевном состоянии. Однако организм решил иначе, и закрытые глаза никак не поспособствовало дальнейшему бодрствованию. Только вот было что-то еще такое важное, что он хотел спросить. Мысль постоянно ускользала, грозясь кануть вместе с его сознанием обратно в небытие, но Алкерон оказался проворнее и сумел схватить ее за хвост.
- Мерлин?
- Что? Ты собираешься спать?
- Спроси у нее про фиолетовый снег! Пусть даст заклинание, я тоже хочу такой сделать…
- Эй, ты и это видел? Алкерон?!
Мерлин разочарованно отпустил запястье спящего колдуна. Выходит, и сны им теперь одни и те же смотреть? И во сне…
Маг вдруг ошарашено осознал, что та девочка, ловящая фиолетовый снег; девушка на базаре, к ногам которой упал Артур, и ведьма на поляне – это один тот же человек. И не просто кто-то, а та самая дамочка, что сейчас спит в соседней комнате! Мерлин покачал головой. Что бы там не говорила ведьма, а ее артефакты плохо влияют на них обоих. Да и самой хозяйке полезно будет узнать, что через амулеты другие люди могут прочесть ее воспоминания.
Маг почувствовал, что больше не в силах держать магическую связь. Рука начала уставать, а собственная энергия стала уходить с неохотой. Он взглянул на магические нити – они поредели и стали намного тоньше, постепенно растворяясь, и вскоре исчезли совсем.
Мерлин осторожно убрал ладонь и размял пальцы. Сразу же захотелось спать, словно все силы организма ушли на эту связь, а теперь на их место пришла усталость. Он накинул сбившееся одеяло Алкерону на грудь и буквально сполз на свою импровизированную постель. Закутавшись до самых ушей, не хуже так и не проснувшегося Артура, Мерлин тут же уснул.