05:14 

Зазеркалье. Глава 13. Встречи, которые меняют планы.

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

ыло около девяти, когда принц понял, что валяться дальше на жестком полу бесполезно. Он повернул голову и смерил недовольным взглядом Мерлина. Тот спал без задних ног и даже не думал вставать, нести его высочеству воду для умывания и завтрак. Конечно, чего еще ждать от такого нерадивого слуги! Алкерон тоже спал, но тут Артуру оставалось лишь порадоваться. Выслушивать дурацкие шуточки и препирательства колдуна сейчас совсем не хотелось. Достаточно того, что придется самому идти к ведьме и просить у нее воды.
Пригладив пятерней всклокоченную шевелюру, принц посмотрел на свое отражение в медном блюде на стене и скривился. Не смотря на вычищенную одежду, на представителя королевского рода он походил сейчас крайне мало. Рукава рубахи и края штанин выглядели какими-то потертыми и облезлыми, придавая принцу довольно жалкий вид бродяги.
Артур проверил в кармане ли зеркало и, убедившись, что все относительно нормально двинулся к выходу. Пока он пробирался окольными путями к двери, что бы не разбудить Мерлина – для этого принц использует более изощренный способ после завтрака – Пендрагон отметил, что в комнате что-то изменилось. Обернувшись назад, что бы посмотреть в чем дело, он чуть не зацепился ногой за столик, и решил, что займется этим позже.
Бесшумно выскользнув за дверь, Артур оказался в коридоре. Пес Джек, лежавший у двери в кухню, радостно завилял хвостом при виде гостя и навострил уши.
- Что, Джек, тебя тоже кормить не хотят?
Артур усмехнулся и тут же закатил глаза. Видел бы отец до чего дошел его сын - разговаривает с собаками!
- Это ты своего задохлика не кормишь, принц. А я своего пса никогда голодом не морю. – Из кухни послышался недовольный голос хозяйки, а потом появилось и ее лицо.
Девушка хмуро оглядела взлохмаченного помятого принца и снова скрылась. Артур расценил это как более-менее добрый знак и вошел следом на кухню. Джек, виляя хвостом, последовал за ним. Стоило принцу усесться на стул, и пес тут же положил голову ему на колени.
Еще раз оглядев небольшую кухонку, скользнув взглядом по горшочку, в котором что-то варилось, и, видя, что хозяйка не собирается начинать разговор, Артур решил начать его сам
- Почему ты живешь в такой глуши, одна, с собакой? Не боишься местных разбойников?
- Тебе-то что? - Девушка оторвалась от готовки и, приподняв бровь, посмотрела на Артура. Не дождавшись никакого ответа, она снова отвернулась. - У нас уговор. Они меня не трогают, я продаю им свои изделия по низкой цене. Спрос хороший, так что я остаюсь в выигрыше, как ни крути. Да и нечасто сюда заходят темные маги. Вы хоть представляете, как далеко находитесь от ближайшего крупного города? – Дамочка снова лицезрела хмурое лицо Артура и закатила глаза. - Я так и думала.
- Я знаю только, что мы находимся в проклятом мире, где все перевернуто вверх дном. И единственное, что нам надо, это вернуться домой.
- Создатель вам в помощь. Вас тут никто не держит! – Ведьма переставила котелок на стол и шлепнула рядом деревянный половник и миску. – Наливай, пока с голоду не помер.
Артур даже опешил от такого неожиданного поворота событий, но решил шанс не упускать. Девушка какое-то время насмешливо смотрела на то, как принц вылавливает половником похлебку погуще и наливает себе миску до краев. Джек, сидящий рядом, завилял хвостом с двойной скоростью и облизался, в надежде, что и ему что-то перепадет.
– А ты чего ждешь, подлиза? Кыш! Тебя уже сегодня кормили!
Она махнула рукой на пса и тот, недовольно тявкнув, ушел в коридор. Артур проследил за ним взглядом, не отрываясь от завтрака, и снова почувствовал на себе пристальное внимание ведьмы. Да что такое, в самом деле!
- Что, никогда не видела, как едят настоящие мужчины? – Артур постарался вложить в эту фразу, как можно больше королевского пафоса.
- О, ну, что вы, сир. Просто никогда не видела принцев, вцепившихся в миску супа, словно оголодавшее животное.
Дамочка мило улыбнулась и положила руки на сложенные ладони. Артур почувствовал, что заливается краской до кончиков ушей, желая провалиться сквозь землю. Неужто, он правда так выглядит со стороны?!
- А мне никогда не доводилось видеть женщину, ведущую себя хуже деревенского конюха. Не удивительно, что ты живешь в одиночестве – ни один нормальный человек, не выдержит твоего общества больше нескольких часов.
- Ах да, было бы лучше стать королевской задницей и мучить своих слуг какими-нибудь нелепыми приказами. Мерлин принеси мне самого лучшего вина, не важно, что оно кончилось. И дай десятую подушку, а то жестко лежать! Мерлин открой окно! Нет, теперь закрой! О нет, ты простудил мое высочество!
Дамочка развалилась на столе, и, приложив тыльную сторону ладони ко лбу, изображала Артура. Кажется, ее ужасно забавляло, когда принц начинал выходить из себя.
- Будь у меня меч, я бы непременно отрубил твою набитую глупостью голову!
Артур отодвинул свой стул от стола, пыхтя и отчаянно краснея от злости. Эта ведьма просто издевалась над ним, а он ничего не мог сделать. Ну, не убивать же ее голыми руками! Не слишком это рыцарский метод…
- О, а где же твой меч, королевский мальчик?
Хозяйка дома повернулась на живот и, приблизив свое лицо к лицу Артура почти вплотную, с интересом уставилась на его нос. Принц зло смотрел в ответ, борясь с желанием огреть стерву миской по голове. Утер бы давно казнил гадину, а тут у Артура просто связаны руки…
Принц тоже нагнулся, чуть не столкнувшись с ведьмой лбом.
- Застрял в кишках одной гадкой особы, которая слишком много болтала языком. –
Какое-то время оба буравили друг друга взглядами: она – насмешливым, он – кипящим гневом. Наконец, дамочка улыбнулась и резко отодвинулась, свешивая ноги со стола.
- Так тебе нужен меч?
- А что у тебя в доме есть лишний? – Артур откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди. Пусть только попробует выкинуть еще какую-нибудь шуточку!
- У меня нет, зато я знаю, у кого есть. Если ваше высочество готово совершить небольшое путешествие самостоятельно, без помощи своего слуги – я согласна помочь.
Принц какое-то время прищурено разглядывал ведьму. Уж не решила ли она заманить его в ловушку? Отчего вдруг такое необоснованное стремление помочь?
- А с какой стати мне тебе верить? Мы тут уже повстречали одного милого человека, после чего еле отбились от бешеных карликов
- Можешь не верить - твое дело. Но тогда, ты навряд ли долго продержишься в местных лесах. Когда там еще ваш задохлик сможет нормально колдовать! А без магии и оружия, здесь никуда. Так что? Идешь или нет?
Девушка тоже скрестила руки и хитро улыбнулась.
Пендрагон снова почувствовал, как все внутри закипает. Он еще ни разу в жизни не думал, что так может бесить один только вид человека – кудрявый волосы, синие глаза, правильный нос и лисья улыбка ведьмы действовали на него, как красная тряпка на быка. Ему казалось, что он несколько перебарщивает в своих отрицательных эмоциях к этой женщине, но сдержать раздражение никак не мог.
Скрежетнув зубами и решив, что выбора нет, а ведьма все же права, он кое-как заставил себя кивнуть и выдавить «Хорошо, я согласен».
«Может, в ней еще осталась капля человечности, раз предлагает помощь…»
Девушка тут же подскочила на месте и, пролетев мимо принца в комнату, крикнула уже из гостиной.
- Приведите себя в порядок ваше высочество, не гоже принцам в таком виде на людях показываться. Вас словно кошки драли.
Артур не успел съязвить что-нибудь в ответ, как его по лбу стукнула деревянная расческа. Принц недовольно схватил в руки летающий предмет и принялся с остервенением расчесывать волосы. К тому времени, когда он, наконец, отложил гребень, дамочка, одетая в темный плащ, вернулась на кухню, закалывая волосы.
- Тащи свой монеты, не бесплатно же тебе меч подарят!
Пендрагон похлопал рукой по карману, показывая, что добро у него с собой.
- Хорошо. Задохлики пусть тут сидят. Они еще долго дрыхнуть будут.
- Откуда ты знаешь? – Принц лениво поднялся со стула и вслед за хозяйкой вышел из дома.
- Да они полночи колобродили. Видите ли амулеты мои взбесились, тянут из вашего мышефоба энергию. Этот твой Мерлин посрывал все мои работы со стен и сжег в камине! – Девушка недовольно мотнула головой и поджала губы.
- Так вот что было не так в комнате!
Артур даже остановился на секунду. Теперь он действительно сообразил, что стены были голые, а со стола и кресла исчезли самодельные салфетки.
- Вы очень догадливы, ваше высочество. – Послышалось насмешливое хмыканье. - А в Камелоте у всех такие быстрые мыслительные процессы? Или это особенность исключительно рода Пендрагонов? – Дамочка взбежала вверх по камням, не дожидаясь ответа.
Они шли по лесу еще какое-то время и, наконец, остановились посреди небольшой полянки. Артур огляделся по сторонам, не видя вокруг ничего похожего на деревню, и раздраженно уставился на дамочку.
- Чего встал, иди сюда и давай руку.
- Что ты собираешься делать?
Настороженный взгляд молодого человека заставил ведьму насмешливо улыбнуться.
- Сир, вы испугались хрупкой юной девушки?
Она невинно похлопала ресницами и сделала наигранно удивленное лицо. Ее рука оставалась протянута Артуру, и тот с рычанием схватился за ее тонкие пальцы.
- Ни за что!
- То-то же!
Дамочка удовлетворенно кивнула головой и что-то проговорила на непонятном языке.
Артуру показалось, что мир схлопнулся… Запахи и звуки леса, словно, кто-то отключил. Все, окружающее их, просто исчезло! Он все еще стоял на земле, но никакой земли не было. Он видел, но сам не знал каким образом, ведь солнце не светило! Единственное, что осталось реальным и ощутимым – это ведьма, неотрывно смотрящая ему в глаза и держащая за руку. Казалось, это состояние длилось вечность или всего секунду, но мир вдруг заново обрел краски.
Артур растерянно моргнул и огляделся, пытаясь прийти в себя и понять, что произошло. Они стояли на краю небольшой деревушки. Несколько покосившихся домиков отделяло от взгляда принца остальное поселение. Но он отчетливо слышал, как где-то неподалеку кудахчут куры и ржет лошадь.
- Ну, что? Так ведь намного быстрее, верно? – Девушка растянула губы в задорной улыбке. – А вы говорите: магия плоха. Чем же она плоха, когда кучу километров можно преодолеть всего за несколько секунд! А сколько еще у нее применений! Вы даже не представляете, ваше ограниченное высочество! – Дамочка сочувственно похлопала его по плечу и двинулась в сторону деревушки.
Пендрагон остался стоять на месте. Странное нереальное ощущение никак не хотело отпускать. Окружающий мир до сих пор казался иллюзией. Нет, он знал, что колдуны могут перемещаться из одного места в другое с такой скоростью, но испытать это на себе – совсем другое дело.
Самое обидное во всей ситуации было то, что ведьма права. Как бы ни была плоха магия и колдуны, все-таки от волшебства есть какая-то польза. Отбросив эти мысли, Артур развернулся и потопал вслед за девушкой.
Деревенька была не больше той, в которой они повстречали Мака. И, похоже, тут тоже жили простые смертные. По крайней мере, он не видел пока, что бы кто-то пользовался магией. Некоторые из крестьян, завидев ведьму, махали ей руками в знак приветствия. Девушка кивала в ответ, но ни с одним не остановилась поговорить.
Они быстро дошли до середины единственной улицы, где находилась кузница, и завернули под навес.
- Эй, кузнец, я привела тебе покупателя.
Ведьма заколотила в дверь и в домике послышались шаги. В дверном проеме показалось помятое заспанное лицо молодого человека лет двадцати пяти.
- Чего стучишь? Бабушка спит еще. - Молодой человек с любопытством осмотрел Артура, изображавшего собой каменное изваяние.
Принц во все глаза пялился на юношу и, наконец, растерянно спросил:
- Ланцелот?
- Эээ, боюсь вы что-то путаете. Ланцелот – это мой дедушка. – Парень улыбнулся, глядя на ошалевшего принца, и перевел взгляд на девушку. – Так что ты хотела?
- Этому тормозу нужен меч. - Дамочка сделала заговорщицкий вид и даже наклонилась поближе к молодому человеку. - Не смотри, что он такой оборванец, на самом деле он принц.
Теперь пришла очередь юноши удивляться. Он оглядел потрепанный наряд «принца» и кивнул, решив не спорить и ничего не спрашивать. В конце концов, он давно понял, что у этой дамочки что-то выведать просто невозможно. Даже имени своего не говорит!
- Что ж, проходите. Сейчас присмотрю что-нибудь для вас.
Молодой человек распахнул дверь, впуская покупателей.
Ведьма вошла внутрь и по-хозяйски развалилась в ближайшем кресле. Артур покосился на нее и остался стоять у входа, оглядывая дом. Видимо сама кузница находилась на заднем дворе, потому что юноша скрылся за противоположной дверью и оттуда тут же раздался грохот железа и чертыханья.
Старушечий голос, проскрипевший откуда-то из соседней комнаты, возвестил гостей о том, что бабушке они все-таки поспать не дали.
- Кайл, что там происходит?
- Все в порядке! Это старые дедушкины доспехи упали.
Из кузницы послышалось пыхтение и снова какой-то грохот. Очевидно, Кайл пытался водрузить доспехи на место, но без особого успеха. Артур покосился на дамочку, продолжавшую с невозмутимым видом сидеть в кресле, словно, происходящее было в порядке вещей.
- Я ведь просила тебя убрать их подальше. Видел бы Ланс, как ты обращаешься с его рыцарской амуницией.
Дверь, ведущая в небольшую спаленку, открылась и оттуда вышла худая старушка. Ее седые растрепанные волосы падали на смуглый лоб, а карие глаза удивленно уставились прямо на Артура. Принц вдруг ощутил острое желание присесть и как можно скорее... Старушка, похоже, разделяла его мнение. Не отрывая взгляда от гостя, она медленно прошла к небольшому стульчику и присела. Артур осторожно нащупал позади себя поручень кресла и опустился в него одновременно с хозяйкой дома, не представляя, что можно сказать в такой ситуации.
- П-принц Артур? Это вы? – Гвеневра первая нашла в себе силы, что бы что-то сказать.
Дамочка, до сих пор сидевшая с меланхоличным видом, оживилась. Дело приобретало интересный поворот.
- Гвен?
Артур постарался собрать разбегающиеся мысли. Он не мог поверить своим глазам, хотя разум уверял, что он в своем уме. Перед ним стояла Гвен – да, состарившаяся, но это была она! Ошибки быть не могло… Ее глаза, губы, нос – он не мог не узнать эти черты лица!
Проклятый мир полон сюрпризов…
- Этого не может быть. Просто не может быть! Как же так…
Гвен растерянно оглядывала Артура снова и снова, не понимая в чем же дело. Перед ней сидел Артур Пендрагон. Человек, которого она знала все свое детство, пока жила в Камелоте. Человек, который был убит пятьдесят лет назад сумасшедшим колдуном. И вот теперь он сидит здесь живой, здоровый, молодой…
Задняя дверь распахнулась, и оттуда вывалился Кайл, весь перепачканный в пыли и каком-то сене. В одной руке у него был длинный меч, а во второй металлический шлем, видимо, от доспехов Ланцелота.
- Слушай, ба, не знаю я, куда их девать. Вот возьми. – Он попытался сунуть старушке в руки шлем, но та никак не среагировала. Молодой человек проследил за ее потрясенным взглядом и уставился на принца, до сих пор находившегося в шокированном состоянии. Кайл стал подозревать, что это было для его высочества нормой. – В чем дело? Я что-то пропустил? – Парень с недоумением посмотрел на единственного человека в комнате, кроме него, кто еще пребывал в здравом уме.
Но ведьма лишь досадно прикрикнула на него.
- Такой момент испортил, недотепа! Я хотела посмотреть, что дальше будет, если никто не вмешается!
От досады она даже стукнула кулаком по подлокотнику. Но «такой момент» был разрушен и Артура, наконец, осмысленно поглядел сначала на Кайла, а потом на ведьму. Ему тут же захотелось покинуть этот дом и как можно скорее. В этом мире Гвен вышла замуж за Ланцелота и, по-видимому, сделала правильный выбор. Прожила долгую жизнь, имеет свою хозяйство и хорошего внука.
Пендрагону не очень хотелось узнавать подробности и поэтому, повернувшись к Кайлу, он спросил о цене.
- Постойте, вы не можете так просто уйти, Артур! Я не понимаю, что происходит! Объяснитесь же, сир! – Пожилая дама вскочила с места и с необычной прытью подбежала к Артуру.
- Я думаю, вы не за того меня приняли, миледи. Я хотел купить меч у вашего внука и только. – Принц постарался отвернуться и протянуть монеты растерянному Кайлу, который совсем перестал понимать в чем дело.
- Нет, этого не может быть! Я уверена, что вы принц Артур! Вы ведь тоже меня узнали! Это я – Гвиневра, служанка принцессы Морганы – вашей сестры!
Гвен попыталась схватить нежданного гостя за руку, но тот вывернулся и все-таки сунул монеты кузнецу. Быстро выхватив меч, он поспешил к двери, что бы уйти.
- Ба, тебе плохо? Что с тобой?! Эй, принеси воды!
За спиной послышалась возня, и Артур все-таки обернулся. Побледневшую Гвен усадили в кресло, где всего минуту назад сидел сам принц, и Кайл обмахивал ее каким-то грязным платком, которым, очевидно, только что протирал проданный меч. Дамочка взмахнула рукой, и к креслу подлетел стакан с водой, который старушка тут же осушила, поднеся к губам трясущейся рукой.
Совершенно не зная, что ему делать дальше, Артур продолжал растерянно топтаться на месте. Гвен приоткрыла глаза и посмотрела на Артура, все еще не верящим взглядом.
- Пожалуйста, я хочу знать, как получилось, что вы сейчас здесь живой? Что это за колдовство!?

Через пятнадцать минут Артур понял, что не стоило останавливаться на пороге. Надо было уходить и не оборачиваться. А теперь он был посажен за накрытый стол, на который Кайл быстро наставил все, что было в доме. Пришлось разделить с хозяевами трапезу и снова рассказать их с Мерлином историю.
- Выходит, есть мир, где находится другой Камелот и там запрещена магия? Это довольно трудно представить. – Гвен слабо улыбнулась. – Наш Камелот и волшебство были двумя неразделимыми вещами.
- В нашем мире все наоборот. Мой отец запретил магию в королевстве. И судя по тому, что сейчас происходит на Альбионе – правильно сделал. – Артур уставился куда-то за спину Гвен, предпочитая не смотреть ей в глаза.
- Что ж, мудрое замечание. – Старушка опустила взгляд. – Значит, вы пришли в наш мир, что бы освободить земли Альбиона от темного заклинания?
Артур дернулся от неожиданности вопроса и растерянно посмотрел сначала на ведьму, потом на Кайла, пристально изучающего лицо странного принца. Тем временем Гвен продолжила, не дожидаясь ответа.
- Когда на Камелот напали, мы с Ланцелотом уже покинули город. Ланцелот… - Она замолчала и посмотрела на Артура, – вы знаете моего мужа?
- Да, знал… - Артур постарался сказать это как можно нейтральнее, словно, ему было абсолютно все равно. Гвен кивнула и продолжила, хотя Артур не просил ничего рассказывать.
- Ланцелот очень хотел стать рыцарем. Но в рыцари не берут простолюдинов, как вы знаете. Нам удалось найти одну ведьму, которая помогла подделать кое-какие документы и Ланцелота приняли на службу. Ему нравилось служить, но над ним постоянно висела, как топор палача, эта ложь. Он переживал, что приходится выдумывать истории о несуществующем прошлом. Ему трудно было во всем и всегда вести себя, как подобает людям знатного рода. В конце концов, Ланцелот решил, что так не может дальше продолжаться. К тому времени мы были очень близки, и он понимал: если его тайна будет раскрыта – мне тоже не поздоровиться. Тогда мы покинули Камелот и вернулись в деревню, где он родился. А потом случилось… - Она запнулась и неуклюже закончила, - то, что случилось. Мы узнали не сразу. Вести в отдаленные деревни доходили медленно. Но вскоре стало ясно и без всяких слов, что произошло что-то плохое. То и дело в лесах появлялись рыцари из соседних королевств. Иногда они заходили в деревни и покупали корм для лошадей, брали воду. Но никогда не говорили, зачем они здесь и куда идут. Потом начался колдовской разбой в местных округах, стали появляться темные существа, которые периодически нападали на простых жителей. – Гвен тяжело вздохнула. Она вся погрузилась в воспоминания, и ее взгляд смотрел сквозь сидящего напротив Артура. - А однажды ночью в деревню пришла девушка. К тому времени у нас с Ланцелотом уже родилась Теа – мать Кайла. Эта девушка искала ночлег, но после нескольких неприятных инцидентов с заблудшими спутниками люди ей отказывали. Я совершенно случайно оказалась тогда во дворе и увидела ее. Мне в тот момент показалось, что мир перевернулся с ног на голову, и я не сразу поверила своим глазам. Это была леди Моргана – ваша сестра. Она была грязная и не причесанная, одета в какие-то лохмотья. Мы с Лансем приютили ее у себя, и она рассказала о происшедшем в Камелоте. Все сходилось. Именно после той роковой даты стали появляться чужие рыцари, темные колдуны, странные существа… Моргана говорила, что это был какой-то сумасшедший маг, который натравил на замок драконов. Что он убил всех, а она смогла скрыться. Мы предлагали ей остаться у нас, но через несколько дней Моргана ушла. Она сказала, что отправляется на поиски того колдуна, что хочет отомстить. Я отговаривала ее, но она была упрямо и вскоре нас покинула. Сначала я ждала, что Моргана вернется, но на деревню было совершено несколько разбойных нападений и мы с Ланцелотом решили уехать из королевства. Мы собрали вещи и на следующее утро покинули наш дом. С того самого дня начались бесконечные скитания. Альбион словно сошел с ума… Мы не могли задерживаться нигде дольше нескольких месяцев. Кругом все рушилось, наступил хаос. Люди боялись, перестали доверять друг другу. Все труднее становилось найти ночлег, и мы часто оставались под открытым небом с маленьким ребенком на руках. В таких метаниях прошло три года. Пока, наконец, мы не нашли тихий уголок, где-то на краю света, в лесной глуши. И только спустя пять лет в эту крохотную деревеньку, где жизнь еще не была разрушена проклятьем и войной, пришла леди Моргана. Она появилась внезапно, как гром среди ясного неба. Я была рада снова ее увидеть и хотела услышать рассказ о том, что с ней произошло. Моргана объяснила мне, что на самом деле виной всему был не просто тот колдун – а Нимуэй, придворный лекарь Утера! Она что-то говорила о ребенке, о каком-то заклятье, силе жизни и смерти. Я точно не помню. Все, что я знаю, маг пришел отомстить Нимуэй и Утеру за что-то. Рассказав все это, она собралась уходить, но на пороге обернулась и сказала то, во что мог поверить только сумасшедший. Я помню ее слова, словно, это было только вчера: «Гвен, однажды Артур вернется и снимет проклятье с Камелота. И все будет как прежде, вот увидишь!» Я тогда подумала, что это бред человека, потерявшего все, что у него было в одночасье, и просто кивнула. Но сегодня я вижу, что Моргана сказала правду! Ты все-таки вернулся!
Гвен с улыбкой смотрела на принца, хмуро взиравшего на эту компанию. И тут от него ждали, что он пришел вернуть справедливость, очистить Альбион от колдовской мрази, спасти этот чертов мир… Он не хотел… Не мог…
- Я… - Артур запнулся, не представляя, как сказать это Гвен и разрушить ту надежду, что вспыхнула на несколько минут в ее глазах. Он глубоко вздохнул и постарался выговорить следующие слова побыстрее. - Мне очень жаль, что это произошло с вашим Камелотом. Но боюсь, вы напрасно надеетесь. Я ничего не могу для вас сделать. Мы должны вернуться домой и как можно скорее.
Улыбка на лице старушки увяла и она растерянно посмотрела на Артура.
- Нет… Этого не может быть! – Старушка наклонилась вперед и, протянув руку через стол, схватила своей морщинистой рукой Артура за запястье, словно стараясь удержать. Принц вздрогнул, но не отстранился. - Наш Артур никогда бы так не поступил. Он не оставил бы Камелот в беде! Неужели вы сможете так просто уйти?
Артур встретился с вопрошающим и умоляющим взглядом Гвен.
Она прожила долгую жизнь и давно перестала верить в чудеса. Судьба серьезно потрепала и ее, и Ланцелота, не давая времени на то, что бы расслабиться и насладится молодостью, семейным счастьем, воспитанием детей. Пятьдесят лет они провели на проклятых землях, ежедневно ожидая удара в спину от заблудшего колдуна или какого-нибудь негодяя. И теперь, спустя столько лет, у нее появилась надежда на то, что все еще может измениться к лучшему. Судьба все-таки дала их потерянному миру шанс на спасение. А теперь этот шанс сидел и говорил, что ему так жаль и он хочет вернуться домой. Нет, она отказывалась в это верить! Просто не мыслимо!
- Я… Что я могу сделать?! У меня нет не то что армии, даже коня! Я вторую неделю скитаюсь по проклятому лесу со слугой-идиотом и темным колдуном, который одним своим присутствием может отравить жизнь! За это время нас дважды чуть не убили бешеные карлики, Мерлина почти сожрало дерево-убийца, а потом мы чуть не пошли на обед оборотням! Да мы сами-то чудом еле выжили!
Артур вскочил со стула, не в силах усидеть на месте, и принялся ходить туда-сюда по комнате. Он знал, что за ним пристально наблюдают три пары глаз, но это только ухудшало положение. Сердце в груди колотилось, как бешеное, заставляя мысли путаться еще больше и не давая найти достойного оправдания. Моргана, а теперь и Гвен ждут от него каких-то великих свершений. Но что он может сделать, не имея на руках абсолютно ничего! Один в поле не воин… То есть с ним еще был Мерлин и даже Алкерона можно на крайний случай посчитать, но какой от них толк? Чем они могут помочь? Ну, скажем, маг сумеет прикончить парочку темных колдунов… Но, если учесть, что Альбион просто кишит темными магами, это совершенно бесполезно. Даже такую хитрожопую гадюку, как Алкерона, тут порвут на части в два счета!
В душе у Артура боролась целая стая чувств, каждое из которых пытались перетянуть одеяло на себя. Да, это был другой мир и другой Камелот, но чувство долга, хоть и загнанное в угол здравым смыслом, все еще мучило его день за днем. И сейчас, под умоляющим взглядом Гвен, оно вырвалось наружу, укоряя его за позорное бегство, за бесстыдное равнодушие к невинным пострадавшим людям. Отчаяние, которое вызывало сложившееся положение, пыталось заставить работать мозг и искать выход из сложившей ситуации. Но волнение за свой собственный Камелот и страх, который наводил на него этот разрушены мир, буквально вопили о том, что надо забыть про все и позаботиться о том, что бы они с Мерлином скорее вернулись домой живые и невредимые!
- Как вы представляете себе, что я – человек, не обладающий колдовством, человек из другого мира, без каких-либо средств для ведения войны сниму какое-то темное проклятье со всей страны? Как бы мне не хотелось вас огорчать, но я вынужден открыть суровую правду – я не всемогущ! Это не в моих силах! – Он смотрел на расстроенное лицо Гвен.
Кайл, сидящий рядом, взял старушку за руку, не зная, что сказать. Он слышал нечто подобное в первый раз. Конечно, бабушка и дедушка рассказывали ему о принце Артуре и о процветающем Камелоте. Но все это были для Кайла легенды, давно канувшие в лету. А сейчас он смотрел на ожившего героя своей детской сказки, который, оказывается, на героя походил довольно мало. Бабушка всегда отзывалась о принце Артуре с восхищением и говорила, что он был отличным рыцарем. Похоже, она сильно ошиблась…
Ведьма, сидящая по другую сторону от Гвен, скрестила руки и недовольно качала ногой. Оказывается все не так просто с этими задохликами. Вот значит, как королевские задницы относятся к своим прямым обязанностям защищать народ и королевство. Ну и что, что другой мир! Люди тут те же остались. А вот принцы, похоже, и в самом деле перевелись…
- Но вы ведь даже не попытались ничего сделать… - Гвен опустила печальный взгляд на свои руки и осторожно разгладила складки на платье.
Артур почувствовал, как от этих слов и этого опущенного взгляда внутри становится неприятно пусто. Совесть и чувство долга буквально надрывались, тыкая его носом в собственное поведение и заставляя посмотреть на себя со стороны. Он так хотел вернуться домой, что мысль – остаться здесь и оказать помощь проклятому Камелоту, была просто невыносимой. Понимание того, что в этом мире жили его друзья, которые все это время страдали от гнета темного заклинания, как-то отошло на задний план. Для всех жителей здешнего мира, он оказался единственной надеждой на светлое будущее. Он – принц и рыцарь Камелота, который словно крыса, трусливо поджав хвост, убегал с тонущего корабля в уютный дом, где все было хорошо.
Артур почувствовал, как ему становится тошно от самого себя. Гвен права. Он ведь ничего не попытался сделать и понять, как может помочь здешним людям. Книга Морганы исчезла под корнями волшебного дерева, а ведь в ней могла быть полезная информация. Зря он тогда не стал слушать Мерлина и не дал ему прочесть фолиант.
- Что ж, я не буду вас задерживать больше, принц Артур. И желаю вам…
- Хорошо. – Уже собравшаяся уйти Гвен, замерла. - Я постараюсь что-нибудь сделать. Ты… Ты права.
Старушка обернулась. В ее глазах сияли радость и надежда.
- Я знала, что вы не бросите в беде свое королевство, принц Артур. Вы никогда так не поступали. Даже будь вы из другого мира, уверена – вы такой же, как и ваш двойник.
Поняв, что все самое интересное уже закончилась, ведьма поспешила вставить свое слово.
- Окей, хватит слюняво-сопливых историй. Давай-ка бери свою железяку и пошли. А то задохлики скоро проснуться и поднимут тревогу. Особенно твой ушастый. Весь лес на ноги поднимет, что бы тебя отыскать.
Дамочка поднялась с места, стащив в карман с десяток печений, уложенных в небольшую корзинку, и двинулась к выходу.
Артур тоже спохватился. И в самом деле, он ведь хотел разбудить Мерлина самолично каким-нибудь изощренным способом! Нельзя лишать себя такого удовольствия. Он подобрал только что купленный меч и уже развернулся, что бы уйти, но был оставлен мягким прикосновением к руке.
- У меня есть для тебя кое-что получше.
Гвен ушла в свою спальню и вскоре вынесла другой меч, запрятанный в ножны
– Этот меч выковал мой отец. Его лучшая работа. Я уверена, что он пригодится тебе, Артур. – Старушка с улыбкой протянула ему оружие, а Кайл расстроено утащил свою работу обратно в кузницу, где опять загромыхал доспехами.
Ведьма закатила глаза, глядя на улыбающихся Артура и Гвен, и вышла за дверь, не желая больше лицезреть эту сцену, полную розовых соплей.
Артур покосился на закрывшуюся дверь и вдруг посерьезнел.
- Я хотел спросить тебя, Гвен.
- Да, ваше высочество? Я отвечу на любой ваш вопрос. – Старушка с любопытством посмотрела на принца.
- Почему ты осталась с Ланцелотом, а не со мной?
Казалось, вопрос сбил Гвен с толку и она несколько растерялась, но потом что-то вспоминал и взяла себя в руки.
- Не путайте, сир. Я никак не могла остаться с вами, ведь вы из другого мира. Вы всегда мне нравились, Артур. Но мы никогда не были влюблены друг в друга. Ваш отец хотел, что бы вашей женой стала Нимуэй. Не смотря на то, что вы, точнее ваш двойник, уважал колдунью, он все же не хотел жениться на ней.
- Еще бы! Я бы убил ее в день свадьбы! – Радостная мысль о том, что здесь они с Гвен никогда не были влюблены, и девушка не выбирала между ним и Ланцелотом, тут же сменилась злостью на очередную глупость, которую пытался выкинуть его здешний отец. Ну, надо же! Женить его на этой ведьме!
- Не думаю, что все было бы так серьезно. – Гвен улыбнулась на реакцию Артура. - Но вы не хотели жениться еще и потому, что влюбились в простолюдинку. «С первого взгляда», как любила говорить Моргана. Виделись с ней всего-то пару раз. А она возьми и просто исчезни. Принцесса Моргана рассказывала, что вы были очень расстроены ее пропажей, но, в конце концов, решили, что девушка испугалась трудности в отношениях с королевской особой и сбежала. Пять лет назад я снова вспомнила о вас и жалела, что ваш двойник так и не узнал правды.
- Какой еще правды? – Артур нахмурился, предчувствуя, что правда ему очень не понравится.
- Девушка не сбежала от трудностей. Она не смогла вернуться назад, только и всего. Разве она не сказала вам?
- Не сказала кто? Не сказала что? Я не понимаю, Гвен, о чем ты?
- Девушка, с которой вы пришли сюда сегодня, это и есть возлюбленная вашего двойника. Я думала, вы знаете, Артур.
Пендрагон второй раз за день почувствовал, что ноги отказываются его держать. Чего-чего а уж такого он от своего двойника никак не ожидал! Влюбиться в эту ненормальную!? Ситуация показалась настолько абсурдной, что Артур не смог сдержать истеричного смеха.
Гвен растерянно смотрела на хохочущего принца и не знала, что делать. Она никак не ожидала такой реакции на свои слова.
Дверь внезапно распахнулась и на пороге показалась ведьма.
- Ну, хватит ржать. Давай шевели булками и пошли! Спасибо за завтрак, Гвен. До свидания! - Ведьма схватила Артура за руку и выволокла из дома. Вслед послышалось двойное «До свидание» от Кайла и Гвен, а принц все еще не мог сдержать смеха. - Что она тебе такого сказала, что ваше высочество сейчас описается от смеха.
- Она сказала… хахахаха… сказала…. хахаха – Артур снова согнулся пополам, не в силах повторить ту чушь, которую только что услышал от Гвен.
- Я так и подумала. Что еще могла сказать какая-то старушенция. Только ха-ха и ха-ха-ха.
Девушка закатила глаза, продолжая тянуть за собой хохочущего принца. Ее чутье подсказывало, что эта Гвен сказала что-то совсем не нужное. И ведь сколько лет приходил к Кайлу, а ни разу не слышала таких рассказов и даже не знала, что эта Гвен была служанкой принцессы Морганы, надо же! В памяти всплыло лицо смуглой девушки, с которой однажды она столкнулась в саду, когда та сопровождала Моргану на прогулке. Неужто, эта та самая Гвен! Вот ведь зараза, за пять лет ни слова не сказала мне об этом… Хотя, наверно, у нее склероз – не помнит давно ничего.
Артур кое-как успокоился и теперь, время от времени, совсем не по-королевски икая, шел позади. Они добрались до окраины деревни откуда переместились обратно. В этот раз Пендрагон даже не обратил внимания на резкую смену обстановку и быстро пошел вслед за дамочкой. Та подивилась королевскому молчанию, но решила не приставать, боясь вызвать очередной приступ истерики.
Стоило им подойти к дому, как откуда-то изнутри послышался страшный грохот, и что-то разбилось. Ведьма и принц переглянулись и, не сговариваясь, бросились к избушке: дамочка, опасаясь за свое имущество, а принц решил, что темные колдуны все же добрались до домика и уже отрубили Мерлиновскую голову.
Вбежав внутрь вслед за ведьмой, Артур чуть не налетел на нее и в растерянности замер у входа. Он пару раз моргнул и только потом сообразил, что прямо посреди комнаты красуется задница Мерлина, торчащая кверху, а вышележащие части тела слуги опущены в открытый подвал, куда он, судя по всему, влез, разыскивая его высочество. Алкерон, уже одетый, но все еще с перебинтованной головой, стоял, прислонившись к косяку, и меланхолично наблюдал за потугами Мерлина. Увидев влетевших в двери дамочку и Артура, он поднял вопросительный взгляд на вошедших и крикнул погромче:
- Спустись пониже Мерлин, я уверен, что под домом секретный проход и Артура утащили в лес!
Из подвала тут же высунулась голова Мерлина.
- Сам лезь туда! Нет там никакого прохода, я совершенно уверен! Как только найду эту королевскую задницу, устрою ему выволочку! – Юноша поднялся на ноги и с громким треском закрыл крышку подвала.
Сзади послышалось вежливое покашливание, заставившее мага вздрогнуть и резко обернуться.
- Начинай прямо сейчас, Ушастый. Я с радостью посмотрю, как ты это сделаешь. – Дамочка прислонилась к шкафу, копируя позу Алкерон.
Рядом с ведьмой стоял Артур, сверлящий Мерлина предупреждающим взглядом. Что бы там не ожидал от него принц, но сдавать Мерлин не собирался.
- Где вы были!? Я тут весь дом перерыл, думал тебя убили, расчленили и спрятали в подвале. А потом продали каждый кусок по сотне золотых монет! Или, что ты пошел в лес и тебя сожрали оборотни, или, что ты просто такой идиот, что сам полез на рожон и … и… - Мерлин задохнулся от возмущения, не в силах найти еще какие-нибудь слова обвинения. Он волновался, а принцу хоть бы что!
- Ты закончил? – Артур приподнял бровь, несколько ошарашенный столь эмоциональной тирадой. Но даже это не могло нынче испортить его настроения.
- Нет! Вы просто эгоист, который думает только о себе, ваше высочество! Теперь закончил. - Маг скрестил руки на груди и отвернулся от принца, всем своим видом показывая, что он страшно обижен на такой безответственный поступок.
- В отличие от вас двоих, дрыхнущих все утро. Я достал себе оружие. – Мерлин покосился на меч в руках Артура и снова отвернулся, уставившись в окно. Из-за какого-то тупого меча эта ослиная башка свалил неизвестно куда с сумасшедшей темной колдунье и даже записки не оставил. Похоже, королевская безрассудность, граничащая с тупостью, неискоренима. – Ты что моя нянька, что бы я тебя о каждом шаге предупреждал. Я сам в состояние о себе позаботиться.
- О да, конечно. Я заметил. – Маг закатил глаза, припоминая все дурацкие приказы принца и случаи, когда только его Мерлиновский ум и смекалка вытаскивали королевский зад из всяких передряг.
- О да, несомненно. От великого Мерлина было бы много толку в борьбе с бандой колдунов.
Маг скис, досадливо скривившись. Вот так всегда. Спасай – не спасай, а все равно окажется, что ты полный идиот и никчемный слуга. Однажды он не выдержит и все выскажет Артуру в лицо, а пока…
- Господи ты боже мой! Куда не приди кругом какие-то розовые сопли, выяснения отношений, истерики, визги, писки! Да у вас все что ли в мире такие истерички? – Дамочка закатила глаза и причитая прошла в кухню, уводя за собой довольного пса.
В дверном проеме она смерила злым взглядом Алкерона, из-за которого пришлось пожертвовать частью амулетов, и скрылась за дверью.

Получасом ранее. Утро Мерлина и Алкерона.

Мерлин глубоко вздохнул и открыл глаза. Ему только что приснилось что-то очень хорошее. Он не мог вспомнить что именно, но это было нечто положительное, даже замечательное. Нет, просто отличное! Маг так радовался чему-то во сне, что даже забыл чему именно. Что ж приятно думать, что даже здесь могут быть хорошие сны… А то, после всех этих кошмаров, забываешь, что значит нормально спать.
Мерлин недовольно потер затекшую руку – вроде лежал-то на спине - и повернулся на бок. На жестком полу особо не растянешься. Рука продолжала ныть, а кончики пальцев стало противно покалывать. Да что такое, в самом деле! Маг недовольно обвел комнату взглядом: вставать еще не хотелось. В теле до сих пор была легкая слабость после ночного происшествия. Хотя это, конечно, было бледной тенью того бессилия, что одолело его несколько часов назад. Прислушавшись к себе, Мерлин пришел к выводу, что его магическая сущность сильно не пострадала. И, в общем-то, он хоть сейчас был способен колдовать. Правда, он спал, а зачем во сне творить магию?.. Нет, что за ерунда?! Он ведь проснулся!
Юноша нахмурился и перевел взгляд на кровать. Алкерон дрых в самой что ни на есть неудобной позе: развалившись на животе и подложив левую руку под голову, правую за неимением свободного места он просто свесил вниз. Не удивительно, что у Мерлина теперь отваливается рука!
Проклятая связь! От нее одни только неприятности. Хоть бы раз от Алкерона чего-нибудь положительное пришло: знание какое полезное или заклятье. А то только: тут болит, там болит... Странная связь, проявившая себя снова так внезапно, не доставляла Мерлину никакого удовольствия. Кроме постоянно давящего на мага темного леса и местных колдунов теперь еще прибавился и Алкерон. Юноша вдруг понял, что чувствует его магию совсем иначе, чем всю ту, что находится вокруг. Проклятье лесной чащи было вокруг, давило сверху; темные амулеты в доме ведьмы излучали свою волшебную силу, словно какое-то черное солнце; темные колдуны, которые на них нападали, были рядом, и юноша чувствовал волны исходящей от них магии. Вся эта тьма окружала его снаружи. Но магия Алкерона словно была где-то внутри самого Мерлина… И это пугало.
После ночи в доме Гаюса он старался не обращать внимания на некоторые вещи. Но врать себе и дальше было довольно трудно. После того, как снова пришлось использовать связь, он ощущал ЭТО, как никогда раньше. Темная магия Алкерона как будто прицепилась к светлой магии Мерлина, пытаясь пустить в нее свои корни.
Маг снова поглядел на кровать, что бы убедиться, что колдун не нависает над ним, не хватает его за руки, не смотрит на него и, что все это происходит только где-то внутри. Возможно, было бы лучше, если б Алкерон просто вцепился в него и насильно вытягивал силу, как несколько дней назад. Тогда Мерлин смог бы убедить себя, что это колдун во всем виноват и что будь его воля, он никогда не позволил бы такому случиться. Не позволил бы тьме так спокойно находится совсем рядом, словно там ей и место!!!
Маг сжал пальцы в кулаки и прикрыл глаза – Мерлин был просто вынужден признаться хотя бы себе, что это ложь. Ложь, в которой он так старательно пытался убедить себя, начиная с самых пещер и дурацкого водопада. Потому что на самом деле он хотел, что бы все было именно так. Темная магия, с которой он боролся, которая была ему противна и зачастую даже омерзительна, ютилась рядышком, делая силу Мерлина более совершенной, заполняя пустые промежутки и доставляя тем самым какое-то извращенное удовлетворение…
Рука совсем затекла и разболелась, и маг решил, что терпеть дальше нет смысла. Раз он проснулся и мучается, то пусть тогда и Алкерон пострадает – спать надо по нормальному! Маг вытащил из-под головы свернутую куртку и швырнул ее на голову колдуна.
Послышалось недовольное ворчание, и элемент Мерлиновской одежды полетел обратно в хозяина.
- Хватит дрыхнуть, Алкерон. Или хоть ляг нормально, у меня от тебя рука болит!
Маг снова сунул куртку под голову, наблюдая за тем, как колдун разворачивается на бок, кряхтя словно старый дед.
- Проклятье, я словно всю ночь спал на холодном жестком полу! – Он все-таки кое-как улегся и полусонно уставился на Мерлина, буравящего его подозрительным взглядом. – Что? Ты хочешь продырявить мне голову?
- Да нет, я просто хотел спросить, как ты себя чувствуешь.
Маг отвел взгляд и уставился в потолок. Стоило только посмотреть на колдуна, как все то, о чем он только что раздумывал, становилось в десять раз реальнее.
- О, и как я сразу не догадался. У лекаря ведь должен быть такой злой взгляд, когда он спрашивает пациента о самочувствии. Ну, что бы у последнего не осталось желания солгать или скрыть симптомы болезни!
- Вовсе у меня не злой взгляд. Роль злодея твоя, а не моя, если ты еще помнишь. – Мерлин покосился на колдуна, удивленно поднявшего бровь и насмешливо взирающего на него сверху вниз.
- Один старикашка, который как-то встретился мне в лесу, сказал, что в каждом светлом маге есть что-то злое. А в каждом злом, есть что-то светлое. И что будь это не так, то колдуны бы просто вымерли. Творя магию только одного цвета, оказались бы глухи к другой магии и постепенно ослабели. Потому что добро и зло всегда неразделимы, хоть и противоположны, и не могут существовать по отдельности.
Мерлин даже рот приоткрыл, выслушивая этот странный рассказ и отметая мысли о том, какие причины побудили Алкерона это рассказать.
Какой ценный попался старикашка на пути колдуна!
- А ты что?
- Я? – Алкерон удивился, а потом засмеялся. – Я украл у него волшебный посох.
- Вот идиот! Но я вообще-то про другое спрашивал. Ты с ним согласен?
- Думаю в его словах есть доля истины. Уверен, что добру было бы скучно без зла. Потому что некуда было бы направить свою энергию. Если бы кругом все были добрые и светлые и настала бы кхм идиллия – люди умерли бы от скуки. Ну, а если бы кругом было только зло, то, скорее всего, темные маги и злые люди просто уничтожили друг друга в скором времени. Да и скучно будет общаться только с темными. Они иногда бывают очень занудными, ты знаешь? - Алкерон вопросительно посмотрел на Мерлина.
Тот усмехнулся и снова лег на спину.
- Да, я в курсе. Ты такой занудный в своих шуточках, что аж тошнит.
Колдун хохотнул и юноша тоже выдавил улыбку. Все-таки иногда Алкерона можно было терпеть, и он не был столь мерзким, как обычно. Надо его периодически бить по голове или пугать мышами…
- Тебе бы развить свою светлую частичку добра, что бы она проявлялась почаще, чем раз в жизни.
- А с чего ты взял, что она у меня есть? Я же не сказал, что этот рассказ соответствует действительности! Только передал слова старикашки и мое личное мнение.
- Я уверен, что даже у тебя она есть. – Мерлин помолчал и потом все-таки уточнил, пока Алкерон все не испортил какой-нибудь дурацкой шуткой. – Нет, я точно могу сказать, что у тебя-то она есть! – Маг вдруг сообразил, что у сложившейся ситуации две стороны. Раз магия Алкерона так лезет к его магии, значит с самим Алкероном происходит то же самое. Ну, хоть какой-то плюс…
- Надо же, какая уверенность! Впрочем, это свойственно всем светлым магам – повсюду искать свое добро. – Колдун скривился и, не дождавшись никакого ответа, продолжил более кисло. – Старикан заколдовал свой посох против воров. Когда я притащил его домой, он взбесился и поколотил меня, а потом вылетел в окно. Наверняка, дед был собой доволен.
Представив себе такую картину Мерлин расхохотался.
- Да, на тебя тоже нашлась управа!
Алкерон только усмехнулся, а потом, оглядев комнату, вдруг посерьезнел.
- Мерлин?
- Что? - Маг перевел веселый взгляд на колдуна, но, почувствовав, что что-то не так, сразу насторожился.
- Я не хочу показаться параноиком, но мы в доме одни.
Мерлин резко сел, попутно ударившись коленом о столик, и уставился на пустую лежанку Артура. Он тут же при помощи магии прощупал дом, но ауры хозяйки внутри не оказалось. И судя по тишине – принца тоже.
- Артур?!
Молодой человек поспешил подняться и осмотреть комнату. Вроде бы все было на местах, не похоже, что бы принца утаскивали насильно или что-нибудь такое…
Алкерон, не желая оставаться в стороне, тоже быстренько поднялся и стащил со спинки кровати свои штаны, не понятно откуда здесь оказавшиеся…
– Эй, а ты куда?
- Если его высочество убили и расчленили, я не испытываю ни малейшего желания стать следующим.
Он наклонился за рубахой и чуть не растянулся на полу, потеряв равновесие. Мерлин, топтавшийся на месте, закатил глаза и схватил пару пузырьков с зельями.
- Выпей и одевайся быстрее. Мне некогда с тобой возиться.
Он сунул лекарства Алкерону в руку и быстро выскочил за дверь.
В коридоре его встретил Джек, радостно виляя хвостом и пытаясь облизать руки гостя. Маг пронесся мимо пса и влетел в кухню. На столе сиротливо стоял котел с какой-то бурдой, миска с такой же бурдой, а на краю ютился деревянный гребень. Мерлин пристально осмотрел расческу со всех сторон и поднял светлый волосок. Точно Артуровский, маг был в этом стопроцентно уверен!
- Ему блох вычесывали что ли? Или колтуны? – Голос Алкерона, раздавшийся прямо над ухом, заставил Мерлина подскочить от неожиданности:
- Проклятье! На свою шевелюру посмотри, тебе после стольких приключений полголовы выбрить начисто надо.
- Так и мозги застудить недолго, если совсем все остричь!
Колдун вытянул прядь волос и скосил глаза, разглядывая спутавшиеся локоны. Похоже, Мерлин прав, хотя бы вымыться ему не помешает точно. Все эти чистящие заклятье никогда не заменят хорошего купания. Главное, что бы не снова в ледяной горной реке…
Тем временем из гостиной раздался грохот, и что-то разбилось. Алкерон поспешил проверить, что происходит. Маг отпихнул ногами осколки разбитой вазы и, поднапрягшись поднял небольшую крышку, ведущую в погреб. Прислонив ее к столику, юноша опустил в погреб верхнюю половину туловища.
Стоило его шевелюре скрыться во тьме земляной ямы, как входная дверь распахнулась и на пороге показалась сначала дамочка в плаще, а потом и сам Артур. В руке принц держал наизготове новенький блестящий меч. Правда, при виде картины, открывшейся в комнате, он явно опешил…

   

Сезон "П"

главная