Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

лкерон лениво водил ложкой в похлебке, в отличие от Мерлина, который поглощал поздний завтрак с бешеной скоростью. Судя по всему, переживания по поводу местонахождения Артура нагнали на беднягу страшный голод. Колдун хлебнул пару раз непонятного пойла, коим оно выглядело по крайней мере со стороны, и есть передумал. Да и после вчерашнего обеда как-то не тянуло чем-либо питаться в этом доме.
Тем временем Артур, уже успокоившийся после небольшой истерики от слов Гвен, пересказывал ее здешнюю историю. Он, конечно, умолчал о последнем факте неудачной любви своего двойника, но все остальное расписал в красках. Ведьма, которой слушать рассказ в очередной раз было не слишком интересно, со скучающим видом сидела на подоконнике и лениво водила пальцем над каким-то амулетом. Алкерон проследил взглядом за ее ладонью, на которой лежало изящное серебряное кольцо.
- Для чего оно? – Колдун даже вытянул голову вперед, что бы получше рассмотреть амулет.
Дамочка оторвалась от своего занятия и подняла на него пристальный взгляд.
- Защищает разум от влияния чужой магии: различных заклятий подвластия и гипнотических артефактов. А тебе-то что?
- Да просто интересно. – Алкерон передернул плечами и сделал вид, что в жизни ничего скучнее не слышал, чем рассказ о кольце.
- Хочешь? – Ведьма протянула ему кольцо на вытянутой ладони, чуть не сунув под нос.
- Я не увлекаюсь коллекционированием всякого барахла. – Молодой человек скривился и отодвинулся от нее подальше, косясь на волшебную штуковину.
- Ну, как хочешь. А то я думала тебе подарить. Все равно у меня их пруд пруди. Нет, так нет. – Хозяйка дома подошла к шкафчику и, выдвинув верхнюю полку, кинула туда кольцо.
Тем временем Артур закончил пересказывать историю Гвен, попутно отвечая на удивленные возгласы и вопросы Мерлина.
- О, я смотрю вы закончили, ваше сиятельство? Может, теперь поделитесь своими планами по спасению Камелота?
- Планами по спасению?
Маг перестал жевать и уставился на Артура. Принц ничего не сказал, о том, что поменял свое решение! Пендрагон, похоже, не собирался им рассказывать так сразу, но немножечко забыл, что у него есть более чем наглый свидетель.
- В общем, я подумал и решил, что мы должны что-то сделать. В этом мире живут наши друзья. Что если кроме Гвен с Гаюсом остались и другие? И все они пятьдесят лет ждут спасения от проклятья. А теперь выходит, что мы - их единственная надежда - отказываем в помощи и просто уходим.
Мерлин аккуратно опустил ложку на стол. Видимо, встреча с Гвен нанесла окончательный удар совести Артура и резко изменила его решение. Еще вчера и позавчера принц больше всего на свете хотел вернуться домой, а сегодня кардинально поменял свое мнение. Остаться здесь на какое-то время и помочь…
- «Я подумал и решил» - Алкерону очень удачно удалось скопировать голос Артура. - Вы спятили, ваше высочество? - Колдун откинулся на спинку стула и, скрестив на груди руки, сверлил принца самым злобным взглядом на какой был способен. – Я не собираюсь торчать в этом дурацком мире, что бы спасти ваше дурацкое королевство, ясно? И мне все равно кому и что тут от вас нужно. Если вы хотите здесь застрять навечно в бессмысленных попытках спасти этот мир – ради бога! Только сначала отдайте мне осколок. Я быстрее доберусь до замка Нимуэй без вас и найду способ вернуться домой и без вас.
- Ничего ты не получишь. – Артур тоже скрестил руки, показывая, что не намерен идти на поводу у колдуна. Он принял решение, как бы оно не нравилось Алкерону. А без них колдун все равно не сможет уйти. - Здешняя Моргана сказала, что мы не можем уйти, пока не освободим Камелот от проклятья.
- Ты должен, ты и освобождай, а я не буду лезть из кожи вон ради этого мира. Меня ваши проблемы не касаются. Отдайте мне осколок, ваше высочество.
Алкерон вытянул ладонь вперед.
- Я уже сказал, что ничего тебе не отдам. Ты поможешь мне, и мы вернемся домой все вместе или проваливай на все четыре стороны.
- Вы забываетесь, сир, что я не ваш рыцарь или слуга и не обязан подчиняться вашим идиотским приказам. Я не виноват в том, что в вашу дурную голову взбрела эта сумасшедшая идея. Вы были в своем уме, когда принимали это решение? Собираетесь спасть весь Альбион, имея на руках, дайте-ка подумать, меч и слугу-идиота? Очень разумное решение, не правда ли?
Алкерон поднялся со стула и уперся руками в стол, нависнув над принцем. Тот тоже подскочил с места, не желая игнорировать вызов.
- Да мне все равно, хочешь ты меня слушаться или нет. Тебе в любом случае придется. Без нас с Мерлином ты не сможешь вернуться назад!
Он приблизил свое лицо к лицу Алкерона, отвечая ему не менее злым взглядом. Артур знал, что прав: колдун один не вернется. А теперь он вдруг понял, что уверен – они все не смогут вернуться домой до тех пор, пока Артур не выполнит свое предназначение.
Алкерон гаденько усмехнулся:
- А кто вам сказал, что Мерлин ЗА вашу ненормальную идею, ваше высочество?
Лицо принца вытянулось и он резко повернулся к Мерлину, который, притихши, наблюдал за развернувшейся сценой.
- Мерлин?
Артур вопрошающе уставился на слугу, не веря своим глазам. Юноша всегда его поддерживал и всегда был готов прийти на помощь. Да, он частенько спорил, но ведь не мог же он сейчас отказаться от столь серьезного решения просто потому что… потому что… почему?
- Артур… - Мерлин покачал головой – я не думаю, что это хорошая идея. Что мы можем сделать? Я понимаю, что ты хочешь им помочь… Я тоже хочу! Но… Как ты себе это представляешь? Моргана сказала, что наследник должен взойти на престол и привести с собой… - Мерлин запнулся, на половине предложения, чувствуя, как кровь отливает от лица, но все-таки заставил себя договорить. – …привести с собой Свет и Тьму.
Он замолчал, невидящим взглядом рассматривая столешницу. Артур пристально всматривался в его лицо, не совсем понимая, в чем же дело.
Алкерон, только что нависавший над столом, плюхнулся на стул.
- Прекрасно! Просто замечательно!
Колдун скрестил руки на груди, не зная, кого испепелить взглядом первого: Артура с его дурацкой идее или Мерлина, забывшего сообщить ему о маааленьком пророчестве или что там это было…
Артур переводил взгляд с одного на другого, продолжая не понимать сути дела. И, в конце концов, остановился на Мерлине, ожидая объяснений. Похоже, слуга не торопился… Зато Алкерона снова прорвало.
- Вы оба просто два барана. Нельзя было сразу сказать о ваших тупых пророчествах? Вместо того, что бы пойти и закончить дела с дурацким Камелотом, мы несколько дней идем в совершенно противоположную сторону в логово темной ведьмы. И тут на полпути выясняется, что идти туда нет смысла, потому что пока не исполнится какая-то галиматья, мы не можем вернуться. Знаете что, дорогуши, идите-ка вы к чертовой матери. Я не собираюсь играть с вами в исполнителей тупых пророчеств и спасителей мира. И больше здесь не останусь.
Голос Алкерона был холоден. Он аккуратно поднялся из-за стола и, смерив горящим взглядом Мерлина, который с остервенением ковырял дырку на скатерти, вышел в коридор. Хлопнув пару раз дверью, ведущей в спальню, колдун опять показался в дверном проеме.
Мерлин оставил несчастную скатерть в покое и тоже поднялся на ноги, направляясь к выходу.
- Ты не можешь уйти, Алкерон!
- Оставь его Мерлин. Если хочет – пусть уходит. Мы с тобой должны сделать все возможное, что бы….
- Артур нам нельзя разделяться, как ты не понимаешь!
Колдун тем временем натянул сапоги и взмахнул рукой. Осколок выпорхнул из кармана Артура и влетел в ладонь Алкерона.
- Эй, какого черта! Верни это назад! – Принц вскочил с места.
- А зачем он вам, сир? Вы ведь идете спасать мир. А я возвращаюсь домой!
Артур бросился вперед, что бы набить морду этому гаденышу, портившему все их планы. Колдун тоже весь подобрался, готовый отразить атаку и не остаться в долгу.
Мерлин опередил обоих и успел влезть между ними, предупреждая драку.
- Мерлин, не мешайся, я сейчас оторву ему голову, а потом он может идти куда хочет.
- Не раньше, чем снова превратитесь в попугая, ваше высочество!
Маг старался одновременно сдержать Артура и отпихнуть подальше Алкерона, что бы тот не успел швырнуть проклятьем. Дамочка с офигевшими глазами пялилась на эту неравную схватку, то ли не зная, что предпринять, то ли желая посмотреть, как ситуация разрешиться без ее вмешательства.
- Артур, да одумайся… чего ты добьешься глупой дракой?… - Пыхтя, он обеими руками уперся в грудь напирающего Пендрагона. И от натуги еле выдавливал слова. Еще бы, худому слуге бороться с горой рыцарских мышц! - Алкерон, не уходи, ты же понимаешь… что не сможешь один ничего сделать… не сможешь вернуться… ты должен помочь…
- Я никому и ничего не должен, если ты еще не понял этого Мерлин. – Голос Алкерон оставался холодным, но Мерлин чувствовал, как разрастается его недовольство.
- Мерлин, уйди с дороги, какого черта ты его защищаешь?
Артур постарался отпихнуть слугу, но тот вцепился в его руки мертвой хваткой и никак не желал отпускать. Да что с ним такое? Он ведь и сам был не прочь стереть с лица Алкерона вечно наглую ухмылку!
В конце конов, принц резко сдал назад и, не ожидавший такого, слуга чуть не полетел носом в стол. Быстро поднявшись, он постарался проорать, как можно громче:
- Да что с вами такое!? Вы ведете себя хуже маленьких детей! Артур, что толку от вашей драки?
Он обернулся к колдуну, который пользуясь моментом уже схватился за ручку.
Магия внутри закипела от негодования. Алкерон не хотел быть частью какого-то огромного плана по спасению Альбиона, быть кому-то должным и обязанным. Он ненавидел долги и никогда ими себя не обременял. Весь этот поход, вынуждавший его держаться с Мерлином и Артуром, был огромным исключением из правил, когда пришлось считаться с их интересами ради собственного блага. Но спасать здешний мир… Зачем? Для кого? Да ему вообще нет дела до местных жителей, будь они хоть трижды прокляты! Какое до них дело Артуру? Он принимает это решение, встретившись с дамой своего сердца? Прекрасно! А теперь еще выясняется, что есть ни то пророчество, ни то предсказание Морганы, которая говорит, что Артур должен взойти на трон и привести Свет и Тьму с собой. Похоже, из них троих только принц оставался в неведение, что Свет – это без сомнения Мерлин. А тьма – похоже, сам Алкерон. Ну, уж нет! С него довольно нужностей и необходимостей – он сваливает.
Слова Мерлина застали его буквально на пороге.
- Ты не можешь уйти, Алкерон, потому что ОНО сработает не хуже, чем заклятье того старика на посохе.
Колдун стиснул зубы. Он был готов спалить этот домик со всеми находящимися внутри, что бы избавится от этих назойливых людей с их проблемами. Но его магия просто не выдержала бы такого выброса энергии. Мерлин был прав – они оба это знали непонятно откуда, на каком-то подсознательном уровне. Он мог уйти хоть на другой конец Альбиона, но проклятая связь в один прекрасный момент заставила бы его вернуться назад.
- Послушайте, у меня есть компромиссное решение. Я думаю, нам стоит отправится в замок Нимуэй… Нет, погоди Артур. – Мерлин поднял ладонь, останавливая принца, уже готового сыпать обвинениями и доводами. – Мы пойдем к Нимуэй и добудем осколок. А потом, если ничего не получиться и если мы не узнаем этой тайны – как же тебе снять проклятье, мы просто вернемся домой. Осколок будет при нас, и мы в любой момент сможем уйти, если ты и Моргана не правы. А если правы, то мы просто не сможем уйти, не выполнив это предназначение. Идет?
Маг переводил взгляд с одного на другого, ожидая ответа. Алкерон выглядел мрачнее тучи – ему совершенно не нравились все эти «если» и «правы - не правы». Но по сути Мерлин все говорил верно. Если они добудут осколок, а пророчество ложь, то он как-нибудь подстроит так, что бы в один момент они вернулись домой. А дальше пусть что хотят, то и делают. Но, если эта Моргана сказала правду, то хоть есть осколок, хоть нет – вернуться домой до определенного времени они не могут. Что ж, удачу с зеркалом все же стоило попытать.
Артур встретился взглядом с Алкероном и протянул ему ладонь:
- Я согласен на план Мерлина, так что верни осколок.
- Он останется у меня в независимости от вашего желания, сир. – Колун повернулся к Мерлину. – Хорошо, я согласен.
Маг закатил глаза. Будто бы у Алкерона был выход. Словно одолжение всему миру делает… Тишину нарушил методичный хруст, доносившейся от порога кухни. Ведьма, с интересом наблюдая за спектаклем, жевала утащенные печеньки. Три пары глаз повернулись на размеренное чавканье и уставились на дамочку. Та перестала хрустеть.
- А что, мне просто так что ли на вас смотреть? – Девушка сунула в рот оставшийся кусок печенья и ушла на кухню, оставив троицу в пустой гостиной.
Алкерон спустил рюкзак с плеча и двинулся обратно к спальне. От всех этих воплей голова начала снова раскалывать. Артур хотел, было, его остановить и снова потребовать осколок, но Мерлин схватил принца за руку и начал что-то яростно доказывать ему. Колдун решил не вслушиваться. На душе было прескверно, словно скреблись мыши, и, добравшись до спальни, он развалился на кровати. Навряд ли, они задержаться тут надолго. Раз уж его высочеству приспичило спасать мир, то они выдвинутся скорее всего завтра.
Через какое-то время в комнате показался Мерлин и поставив на столик пузырьки с лекарствами молча уселся в кресло. Алкерон предпочел не начинать разговор. Ему с лихвой хватило осознания того, что, во-первых, он с Мерлином связан неразрывной магической нитью, от которой не понятно, как избавиться, и, во-вторых, связан пророчеством с Артуром и Камелотом. Почему бы не спросить сначала Алкерона, собирался ли он вообще со всем этим связываться? Противный голосок напомнил, что никто не заставлял его утаскивать то зеркало и тем более пользоваться им. Так что в какой-то степени он сам загнал себя в эту ловушку.
В конце концов, тишина слишком затянулась и стала невыносимой. Алкерон кожей ощущал напряжение Мерлина; сомнения, глодавшие его изнутри, и страх. Да, он боялся. Боялся, что из-за пророчества ему придется раскрыться перед Артуром. Потому что было совершенно ясно, что принц без магии ничего сделать не сможет. Не Алкерон же будет ему помогать!
- Не жди, что я соглашусь помогать вам в спасение Камелота. Не в моих интересах заниматься столь бессмысленным и вредным для здоровья делом.
Колдун протянул руку к столику и взял ближайший пузырек, не отрывая взгляда от потолка. Мерлин неотрывно следил за его движениями нахмуренным взглядом.
- Я и не жду. Пусть все будет так, как будет.
- Но ты ведь надеешься на это, верно? Не отрицай, я это чувствую не хуже, чем ты чуешь мое твердое НЕТ.
- Да, в этой связи есть что-то полезное… - Мерлин грустно усмехнулся.
- Не думай, что я это так оставлю, Мерлин. Я обязательно отыщу способ прекратить эту глупость. Уверен, что ты хочешь этого не меньше меня…
Алкерон отвернулся к стене, не имея никакого желания смотреть на то, как Мерлин растерянно качает головой.
Лучше бы все это оказалось только ночным кошмаром…

Похоже, он отключился, потому что, когда снова открыл глаза, на улице уже стемнело. Комнату освещали оранжевые блики огня в камине, а откуда-то из кухни доносились голоса. После того, как колдуна сморило, его спутники продолжили жаркую дискуссию с хозяйкой дома.
Алкерон провел рукой по спутанным волосам.
«Хоть бы ванну что ли приготовила… Придется справляться своими силами».
Перебрав в памяти с десяток полезных заклинаний он, наконец, подобрал нужное и тихо прошептал в пустоту. По коже головы побежали мурашки: остатки грязи и подсохшей крови исчезли, а волосы сами собой распутались. Алкерон довольно сунул пятерню в чистую шевелюру и стащил бинты. И чего там Мерлин навязал – царапинку какую-то закрыл! Прощупав небольшую шишку на затылке, оставшуюся после неудачного падения во время побега от мелких монстров, и тонкую длинную царапину над ухом, колдун удовлетворенно кивнул. Укус тоже почти зажил. Все-таки хорошо быть волшебником и иметь под боком светлого мага - ученика лекаря. Прямо находка.
Алкерон спустил ноги с кровати и натянул сапоги. Судя по тому, что утренние лежанки Мерлина и Артура исчезли, путники уже собрали сумки. Его собственный рюкзак валялся в кресле. Молодой человек сунул руку за пазуху – зеркало было на месте. Значит, Мерлин все же не рискнул забрать осколок. Или просто решил, что…
Где-то в лесу раздался тихий хлопок, и Алкерон почувствовал, как волоски на коже медленно встают дыбом. За первым хлопком последовал второй, третий и четвертый. Вместе со звуками волшебного перемещения где-то вдалеке замаячили темные сконцентрированные сгустки магии, без сомнения принадлежащие колдунам. Алкерон вдруг понял, что разговор в кухне смолк, и в домике воцарилась тишина. К его собственной настороженности тут же присоединилась Мерлиновская, и колдун ужасно пожалел, что не может просто так отмахнуться от нее, как от назойливой мухи. Все-таки это сбивало с толку и путало собственные ощущения.
Он выглянул в окно, но в сумерках было невозможно что-либо разглядеть. Буквально через секунду с кухни послышался грохот отодвигаемых стульев, и дверь в спальню с треском отворилась.
- Алке… - Увидев, что колдун не спит, Мерлин оборвал себя на полуслове. - К хозяйке пришли клиенты, надо срочно сваливать.
- Куда? Они почти подошли!
Алкерон вышел в коридор, где ведьма ковырялась в кармане и, наконец, что-то выудила оттуда. Три небольших черных камушка на веревочках. Колдун закатил глаза – опять амулетики. Она быстро сунула им в руки по артефакту.
- Это что за ерунда? – Артур попытался всучить камень обратно ведьме, но та, вырвав веревку из его пальцев, сама натянула ее на шею Пендрагону.
- Будете много знать, быстро состаритесь, ваше высочество! Полезайте под стол и сидите тихо!
Дамочку быстро скользнула взглядом по Мерлину и Алкерону, убедившись, что они надели свои амулеты и ткнула Ушастому в сторону шкафа в гостиной.
Видя, что ведьма собирается открыть подвал и запихать туда Алкерона, последний возмутился:
- Эй, а я в ту дыру не полезу!
- Ну, тогда иди под кровать и смотри там не пикай! – Она снова чуть не ткнула пальцем ему в нос и открыла дверь в спальню.
Подтолкнув все еще топтавшегося на месте Артура в сторону кухни, дамочка пошла к входной двери.
Мерлин кое-как втиснулся в узкое пространство бельевого шкафа, половину места в котором занимали плащи и платья хозяйки, а во вторую половину он еле помещался. Тем временем мебельное изделие оказалось в два раза ниже Мерлиновского роста, и ему пришлось согнуться в три погибели, что бы не биться головой об потолок каждую секунду. Уж лучше бы его отправили в тот погреб! Там и щелочки есть, куда подсматривать. Хотя, тут тоже была одна.
Ведьма протопала мимо шкафа, попутно поплотнее прикрыв дверцу, и как раз во время. Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ввалилось четыре человека. Мерлин наклонился пониже и уставился в щель меж дверцами, и чуть не охнул от неожиданности. Одним из четверых был тот самый колдун, что на поляне во временной петле держал в руках свитки. Маг узнал его фигуру и плащ, только это был не юноша. Это была женщина!
- Здравствуй, Бестия, рада видеть тебя.
Девушка сняла капюшон, открывая коротко стриженые черные волосы и показывая, наконец, свету свой лик. Худое лицо с заостренным подбородком, тонкие губы, длинный прямой нос, черные глаза с колючим взглядом и нахмуренные брови - все в ней было какое-то острое, угловатое и слишком резкое для девушки.
Гостья протянула хозяйке левую руку для рукопожатия и растянула губы в вежливой улыбке.
- Мы пришли за нашим заказом. Это мои люди. Нам срочно нужны блокирующие ошейники, стрелы, маячки. Стандартный набор, как обычно. Снабди моих ребят.
- Чего пожелаешь, Анна. Мои расценки ты знаешь.
Ведьма улыбнулась ей такой же холодной улыбкой и указала гостям на диван.
Один из мужчин невысокого роста без раздумий сел и с меланхоличным видом принялся разглядывать стены, завешенные амулетами. Еще двое мужчин остались стоять у двери. Мерлин аккуратно прощупал их ауру. (Все же дамочка была знатоком своего дела: амулеты, скрывающие магию, но позволяющие совершать базовые волшебные действия незаметно – это отличная вещь!) Оба довольно сильные маги. Тот, что стоял ближе к Мерлину имел опыт в черной магии побольше, чем его приятель. Второй был, по-видимому, новичок, полный сил и готовый к подвигам. Он, так же как и коротышка, разглядывал стены, только с большим интересом.
Между тем хозяйка и девушка по имени Анна ушли в кухню.

Влетев в спальню, Алкерон затолкал свою сумку под кровать и быстро нырнул туда сам. Кое-как натянув простынь и одеяло, что бы его не было заметно, колдун притих. В соседней комнате хлопнула входная дверь, и послышались голоса. Слов было не разобраться, зато, судя по реакции Мерлина, с гостями было не все так просто. Молодой человек подвинулся подальше к стене и повернулся на бок, что бы в случае чего быть готовым к нападению. По пути им встретились только две компании темных колдунов. Значит, это либо тот мужик из дома Мака, который никак не хотел отпускать Мерлина, либо кто-то с поляны. Второе предположение было более правдоподобным, так как Алкерон сильно сомневался, что Нимуэй, правительница здешнего мира, простила бы такую досадную ошибку своим людям.
Под кроватью было довольно грязно и под рукой что-то мешалось. Колдун нащупал пальцами непонятную вещичку и притянул поближе. Ага, маленькие песочные часы, издающие странное потрескивание. Стоило взять амулет в руки, как крохотные серебряные песчинки словно ожили – каждая из них, слабо сияя в полумраке комнаты, стремилась переместиться в другую половинку часов. Алкерон заворожено смотрел на этот странный круговорот. Проходя через узкое стеклянное горлышко песчинки издавали тихое потрескивание и… попискивание?!
Колдун медленно сунул кулон в карман куртки и осмотрел пол вокруг. Он точно слышал где-то мышиный писк, вне всякого сомнения! Взгляд наткнулся на небольшую дырку между досками, откуда высунулся маленький розовый нос. Осознание того, что за спиной находится стена и двигаться дальше некуда, застало Алкерона врасплох.
Мышь, между тем, обнюхав воздух, высунула из дыры голову и, энергично шевеля усами, уставилась на незваного гостя в ее уголке.
- Кыш! Пошла!
Он скорее прошипел это, чем реально произнес, махая рукой на гадкое животное. Похоже, на грызуна это произвело абсолютно противоположное впечатление, так как вместо того, что бы скрыться в норе, мышка быстро выкарабкалась на доски и подбежала к руке Алкерона.
Молодой человек застыл, наблюдая, как мерзкая тварь без зазрения совести обнюхивает его пальцы, касаясь холодным носом кожи. Он постарался в корне задушить огромное желание повторить свой вчерашний «подвиг» – в третий раз его голова такого издевательства не выдержит – и ограничился тем, что отдернул руку, пряча ладонь под куртку.
Мышь, не ожидавшая резкого движения, отбежала в сторону и принялась настороженно нюхать воздух вокруг, не отрывая взгляда глазок-бусинок от лица Алкерона. Тот ни чуть не уступал грызуну, буравя наглеца убийственным взглядом в надежде, что животное от страха хватит удар. Но, видимо, конец черной жизненной полосы был еще не близок и уж точно не собирался наступать сейчас, чтоб облегчить участь бедняги. Потому что мышь, придя к выводу, что опасности нет, быстро перебирая лапками, подбежала прямо к лицу колдуна. Где-то в соседней комнате раздался стук, и голоса в гостиной тут же смолкли.
Алкерон, успевший зажмурится и уже готовый отшвырнуть гадкую тварь каким-нибудь огненным шаром, открыл глаза и понял, что кругом наступила тьма. Колдун замер, лихорадочно соображая, что черт возьми произошло. Руки, ноги и спина затекли и просто отваливались, он был заперт в каком-то гробу, воняющем полынью, а ему на голову и плечи навалились непонятные тряпки. Первой мыслью было выбить одну из четырех стен, но она была тут же оставлена, когда прямо над ухом раздался незнакомый мужской голос.
- Что это тут?
В гробу стало еще темнее, чем секунду назад, и Алкерон сообразил, что кто-то с той стороны закрыл собой щель между створками двери… Он бы в шкафу, куда ведьма отправила Мерлина! И, похоже, сейчас ему, или Мерлину, будет очень хреново, потому что дверца начала открываться…
- Я бы не советовала это открывать. - Откуда-то сбоку послышался голос хозяйки дома и щель перестала увеличиваться. Сквозь образовавшуюся дыру Алкерон видел часть руки колдуна, держащегося за дверную ручку. Послышались тихие шаги, и дверца захлопнулась. – Там находиться кое-что очень опасное, так что не советую выпускать Это наружу.
Колдун буквально почувствовал, как дамочка усмехается, прислоняясь к шкафу…
Он моргнул и понял, что снова лежит на полу. Мышь возилась около ножки кровати, потеряв к колдуну всякий интерес. Глядя на быстрые движения грызуна и слушая шаги за дверью, Алкерон почувствовал себя полным идиотом. Похоже, одно мелкопакостное животное заставило его сознание в панике сбежать в Мерлиновское тело! Оставалось порадоваться только тому, что маг не сможет растрепать об этом позоре Артуру. Колдун резко протянув руку, схватил серый меховой комок и со всей злобой вышвырнул несчастную мышь из-под кровати. Та, шмякнувшись об пол, подскочила и с громким недовольным визгом умчалась в дальний угол.
- Так тебе и надо, зараза.

Согнувшись в три погибели под узеньким столом, да так что бы ни руки ни ноги не вылезали из-под скатерти, Артур проклинал все на свете и в первую очередь хозяйку этого дома с ее дурацкими покупателями. Послышался хлопок входной двери и женский голос.
«Очередная темная ведьма, что б вас всех!»
Принц наклонился к небольшой щели между скатертью и полом и постарался что-нибудь рассмотреть. В дверном проеме показалось две пары ног – хозяйские, обутые в светлые туфли, и странной гости, в черных сапогах. Дамочка прошла мимо стола, одернув ткань до самого пола, и загромыхала какими-то ящиками. Гостья осталась стоять в дверном проеме.
- Как идет торговля?
- Не жалуюсь. Покупателей всегда предостаточно. Стремление убить, обворовать и навредить ближнему своему не теряет своей популярности. Я смотрю у тебя новые люди, Анна? А что случилось со старыми? Потеряли хватку? – Хозяйка продолжала вынимать свои изделия из разнообразных ящиков и вываливать на стол.
Анна была постоянным гостем – верная приспешница Нимуэй регулярно приводила свою небольшую команду за пополнением коллекции полезных артефактов. Последний год состав группы менялся только один раз. Старик Джерри не перенес очередной схватки, и теперь его тело покоилось где-то в землях проклятого леса. Вместо него девушка нашла какого-то истеричного юнца, не слишком подходящего на роль ищейки-убийцы. Через пару недель Анна пришла одна и сделала заказ на амулет подчинения. Ведьма не занималась производством таких артефактов, но девушка заплатила большую цену, и отказаться было бы невыгодно. И вот теперь, спустя три месяца, она приводит совершенно новых людей.
- В лесах бродит опасная троица, которая собирается поднять бунт. Один из них – принц Артур. Да, тот самый, что жил пятьдесят лет назад в Камелоте. Скажу тебе, что он хорошо сохранился. Принц этот живее всех живых. Успел одного из моих людей заколоть и нескольких ранить. С ним еще двое были. Первый - темный маг. Создает иллюзии, так что сам себя прикончишь, не успеешь пикнуть.
Один из амулетов упал на пол, и гостья наклонилась, что бы поднять, не прерывая свой рассказ. Артур под столом забыл, как дышать, вслушиваясь в слова ведьмы. Опять эта история про их геройские подвиги и в частности про Алкерона. Значит, она была в тот день на поляне…
Видя, как Анна наклоняется к полу прямо рядом со столом, ведьма замерла. Если сейчас она наткнется на Артура – неприятностям не будет конца. Сложно в таком случае остаться в стороне. Она уже сто раз пожалела, что притащила Задохлика в дом. Надо было спустить его вниз по реке…
Но гостья подняла амулет и положила его на стол к остальным. Она взглянула на хозяйку.
- Мы думаем, это он наложил заклятье множеств.
- Множеств?
Дамочка выглядела удивленной. Такого она от Задохлика не ожидала! Слишком сильная магия, которая раздваивает или расстраивает сущности, плодя двойников, обладающих разумом и силой. Только могущественный маг в состоянии сделать нечто такое. На поддержание существования такого двойника уходит довольно много сил, а если он при этом колдует и дерется… Что-то здесь не так.
- Да, именно. Мы три раза вступали с ними в битву, в надежде, что убиваем настоящих. Очень качественное колдовство получилось, совсем не отличишь. - Артуру показалось, что в голове ведьмы прозвучали нотки восхищения и досады. Однажды, придется ей узнать горькую правду. Главное, что бы Алкерон не услышал о себе чего-нибудь подобного. А то совсем обнаглеет. – С ними еще третий был. Он…
В гостиной послышался какой-то стук, и Анна замолчала, повернувшись на звук. Хозяйка дома убедила себя в том, что коли она выберется из этой передряги – никогда и никому в жизни не возьмется помогать, тем более со скуки! Быстро проскочив мимо гостьи, она влетела в комнату, где один из путников уже взялся за дверцу шкафа.
- Я бы не советовала вам это открывать. – Ведьма в пару шагов пересекла полкомнаты и захлопнула шкаф. Развернувшись к нахмуренному мужчине, она хитро улыбнулась и подмигнула. - Там находиться кое-что очень опасное, так что не советую выпускать Это наружу.
- Там что-то стучалось и я…
- В чем дело? – Гостья тоже вышла из кухни и остановилась в дверном проеме, скрестив руки на груди.
- Я бы попросила твоих людей не лазить по моим вещам. В целях их же безопасности, между прочим. Я не собираюсь нести ответственность за безмозглое обращение с моими экспериментами.
- Кого это ты называла безмозглым, милочка? – Колдун чуть не зарычал от злости и по-звериному оскалился на хозяйку.
- Оставь силы для ночного патруля. Мы сюда по делу пришли. Если не можешь держать себя в руках – выйди за дверь. – Анна смерила мужчину властным взглядом и поджала губы. Она ненавидела новичков – за ними нужен был постоянный присмотр.
Колдун еще какое-то время буравил взглядом хозяйку дома, после чего отступил к своему товарищу. Стоило ему сделать пару шагов назад, как из соседней комнаты послышался громкий мышиный визг. Хозяйка дома закатила глаза, всем своим видом показывая на сколько все ее достало. Гости с подозрением уставились в коридор, откуда вела еще одна дверь в спальню.
- Снова разводишь мышей? – Анна приподняла бровь и улыбнулась. Ее смешила эта привычка молодой девушки заводить всякое зверье в доме. Словно, одного здоровенного лохматого пса ей было мало.
- Да, и им, кстати, пора есть. Так что давайте поторопимся.
Дамочка вернулась на кухню и притащила оттуда все, что выволокла на стол. Сунув в руки каждому гостю по целой связке различных артефактов, она достала из стола небольшую деревянную шкатулку и отдала ее Анне.
– Здесь ошейники.
Ведьма открыла ларец и, кивнув, вынула мешочек с деньгами.
- Что ж с тобой приятно иметь дело, как всегда. – Гости направились к выходу, но на пороге Анна задержалась. – Будь поосторожней, дорогуша. Третий из них тоже колун, причем светлый. Нимуэй дает за их головы большую награду. Если вдруг попадутся тебе на пути – ты знаешь, как со мной связаться. До скорого. – Анна развернулась и, не дожидаясь ответа, ушла вслед за своими людьми.
Несколько секунд хозяйка стояла на месте, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Потому что иначе Ушастому очень крупно не повезет. Когда где-то поодаль раздались четыре тихих хлопка, возвестивших о том, что колдуны исчезли, дамочка подскочила к шкафу и резко распахнула дверцу. Оттуда сразу же вывалился Мерлин, весь заваленный одеждой и сушеной полынью, которой ведьма спасала свои вещи от моли.
- Ты болван! Какого черта ты там топтался, как слон! Сразу бы вышел из шкафа и сказал: Привет, я Мерлин!
- Да хватит на меня орать, я виноват, что ли!
Маг одной рукой потирал ушибленный затылок, другой стаскивая с плеч какие-то платки и пояски. Похоже, в тот момент, когда он из-за Алкерона треснулся головой о стенку шкафа, гости решили проверить в чем дело.

Как только Анна и хозяйка ушли в кухню, Мерлин вдруг сообразил, что помимо так не вовремя заявившихся покупателей, у них есть еще кое-какие проблемы. Стоило бы сразу догадаться, что засовывать Алкерона под кровать, где кишат мелкие грызуны, не самая лучшая идея. Амулеты амулетами, но даже маленький огненный шар, выпущенный в соседней комнате, сложно не заметить людям, чей род деятельности подразумевает всегда быть начеку. Оставалось только надеяться, что у колдуна хватит мозгов и выдержки, что бы не делать глупостей вроде вчерашней. Мерлин весь сосредоточился на чужой магии, стараясь не выпустить Алкерона из виду, в тоже время наблюдая за гостями. Похоже, мышь попалась довольно настырная или слишком огромная, потому что вместо того, что бы успокоиться, колдун все больше проникался желанием подпалить шерсть наглому грызуну. Мерлин так и не понял, что такого случилось под кроватью, но он (или это был уже не он?) вдруг дернулся, треснувшись головой о заднюю стенку шкафа, и понял, что находится в соседней комнате. Очевидно, пока он прогонял мышь, которая так и норовила влезть к нему, точнее к Алкерону, на лицо, гости решил проверить буйное содержимое шкафа… Но раз уж все обошлось – чего орать-то теперь!

- За своими зубастыми чудовищами присматривай лучше.
В дверном проеме показался Алкерон, гневно отряхающийся от пыли. Стоило покупателям покинуть дом, он со скоростью стрелы, пущенной из арбалета, вылетел из-под кровати. Вслед за звуком падающего стула из кухни показался и Артур.
- Все нормально?
- Да, если не считать, что этот идиот чуть все не испортил! – Дамочка тыкнула пальцем в Мерлина и уперла руки в бока.
- Да что я! – Маг зло уставился на Алкерона, понимая, что не может ничего сказать в свое оправдание. Не вопить же при Артуре о том, как он перескочил в сознание колдуна. Ну, чисто случайно так.
- Не я же! – Алкерон не преминул вставить свое словечко, наблюдая за потугами слуги выдавить какое-нибудь оправдание
- Ну ладно, хватит! – Как бы ни было интересно наблюдать за этой сценой, Артур решил, что пришло его время затыкать своих спутников. Он повернулся к дамочке. – Они не вернуться?
- Не думаю. Но они собирались патрулировать лес, так что, возможно, бродят где-то неподалеку. Вам не повезло ребята. И я больше не собираюсь подставлять себя под удар. Берите свои шмотки и проваливайте отсюда. – Ведьма схватилась за ручку двери и, распахнув ее, показала троице в лес.
- Очень разумная идея. Нас стоило спрятать, что бы потом пустить на корм волкам или на растерзание прихлебателей сумасшедшей колдуньи. Женская логика – великая сила. – Алкерон развел руками, показывая всем своим видом, что и сказать-то тут больше нечего. Ведьма смерила его злым взглядом и захлопнула дверь.
- Нынче ты прав, Задохлик. Отправитесь на рассвете. Давайте амулеты. – Дамочка стянула амулет с шеи Артура, буквально вырвала из рук Мерлина и повернулась к Алкерону.
- А на память оставить можно?
- Нет!
- Жадина. – Он с неохотой стащил артефакт и отдал ведьме.

Остаток вечера ушел на обсуждение дальнейших планов. Ведьма посоветовала им не лезть на выжженную прогалину и вернуться на другой берег. Честно говоря, Мерлин был с ней солидарен. От странного места тянуло смертью, да и волки в лесу уверенности не прибавляли. Одной стычки с клыкастыми животными лично ему с лихвой хватило. Сверившись с картой, Артур сообщил, что на том берегу поселения находятся слишком близко к воде и идти может быть опасно. Предложение временно остаться с этой стороны было принято Мерлином в штыки, и между ними завязался горячий спор. Ругань остановил Алкерон странным заявлением.
- Почему бы нам просто не спуститься по реке. При наложении определенных чар нас не будет видно с берегов. – Видя, что спутники смотрят на него, как на умалишенного, он закатил глаза и ткнул пальцем в хозяйку. - У нее есть лодка.
- Откуда ты знаешь, Задохлик? Шарился вокруг дома? – Ведьма прищурилась.
- Я просто знаю. Она в сарае. – Алкерон растянул губы в улыбке, чувствуя собственное превосходство. Дамочка даже не догадывалась, что кто-то мог видеть моменты из ее жизни во сне.
- Ты без спроса залез в мой сарай, паршивец!
- Когда ты успел? Ты все время был в доме! – Артур удивленно воззрился на колдуна. – Опять твои фокусы?
- Ну почему же сразу фокусы и почему сразу мои?
- Тебе стоит проверить свои амулеты, потому что Алкерон видел это во сне. – Мерлин спокойно выдержал раздосадованный взгляд колдуна.
- Мою лодку? Во сне?
- Да, а еще фиолетовый снег. Как ты его сделала? – Похоже, этот вопрос уже давно мучил Алкерона, потому что он перестал раскачиваться на стуле и в ожидании уставился на ведьму.
- Что... Как такое может быть? – Девушка переводила растерянный взгляд с Задохлика на Ушастого, не понимая, что за бред они несут. Как он мог видеть во сне ее прошлое? При чем тут амулеты?
- А что, ты хочешь сказать – это не из-за амулетов?
Мерлин тоже выпрямился. До сего момента он был свято уверен, что виной этим странным снам были дамочкины изделия. Но после такой реакции засомневался. Что если дело опять в их связи. Только при чем тут ведьма? Может это что-то вроде разновидности пророчества?
- Я не думаю, что мои изделия способны на нечто подобное. Разве что ты, Задохлик, не решил влезть мне в голову! Это в духе темного подлеца.
- От подлюги и слышу!
- Прекратите! – Артур стукнул ладонью по столу, чувствуя, что назревает очередной бессмысленный обмен колкостями. – Так у тебя правда есть лодка?
- Да, есть, но ты же не думаешь, что я отдам ее вам! – Дамочка скривила рот в злорадной усмешке и покосилась на Алкерона. – Уж точно не собираюсь тратить свое добро на каких-то Задохликов…
- Но ты ведь можешь заколдовать ее, что бы она к тебе вернулась! – Мерлин второй раз за день вспомнил о посохе, про который рассказывал колдун утром. Раз можно заколдовать палку, то и чего покрупнее тоже. Дело остается за малым: уговорить ведьму.
- Да, могу, но где гарантия, что вы не раздолбаете ее раньше, чем доплывете до места назначения?
- Река дальше не такая порожистая и течение не сильное, уж как-нибудь управимся.
Ведьма перевела взгляд с Мерлина на Артура, потом на Алкерона и видимо что-то подсчитав изрекла
- Пятьдесят золотых. И не монетой меньше.
- Что? Полсотни за временное пользование прогнившей развалюхой? Да это просто грабеж! – Пендрагон откинулся на спинку стулу, дивясь наглости дамочки.
- Эй, полегче, Ваше Жаднейшество! Мне, между прочим, деньги нужны за моральный ущерб от вашего пребывания в моем доме. И за материальный, кстати, тоже! Как на счет дважды разбитого кувшина, вазы и десятка амулетов, которые Ушастый сжег в камине?
- Вот с него и спрашивай!
- Я между прочим Алкерона спасал!
- Не надо выставлять меня крайним, Мерлин. Я тебя о помощи вообще-то не просил.
- Да мне плевать кто и почему это сделал! Верните мне деньги!
- Прекратите орать, Мерлин, ты идиот, зачем ты трогал ее проклятые штуковины?
- Я же сказал, Артур! Они вытягивали силу из Алкерона!
- Да откуда ты знаешь?!
Мерлин вдруг понял, что загнал себя в угол. Что ему ответить? «Ты знаешь, Артур, я просто посмотрел на магическую ауру артефактов и увидел, как они тянут к Алкерону магические нити, такие, на жуткие щупальца похожие. А тут еще наша связь сработала. О, ты не в курсе? Да это после того как мы искупались в волшебном водопаде…»
- Это было видно.
- Что видно?! Почему мне не было видно, а тебе было что-то видно?
- Да ты вообще никогда ничего не замечаешь дальше собственного носа! – Маг вскочил с места, готовый взорваться в любую секунду. Как ему надоело это постоянное оправдание перед Артуром, бесконечная ложь и то, что принц считает его полным идиотом. Ему так хотелось положить этому конец, и было так страшно, что с концом его тайны закончится и все остальное.
- Мерлин, если ты…
- ДА ЗАТКНИТЕСЬ!!! – Глаза ведьмы сверкнули оранжевым огнем и все трое гостей застыли в тех позах, в которых они находились.
Девушка облегченно выдохнула и расслаблено съехала в кресле. Голова трещала так, словно по ней в течение пары часов стучали разными инструментами. Когда открывал рот Артур – это был здоровенный молот, при каждом ударе отдающий звоном в ушах. Когда голос подавал Мерлин – это напоминало удар лопатой по темечку. А если уж какой-нибудь звук издавал Алкерон – то это было похоже на распиливание черепа огромной пилой.
Дамочка потерла виски и взмахом руки призвала обезболивающее зелье. Из-за Задохлика ее запасы лекарств сильно истощились, и теперь придется отправляться в город к травнице, что бы заказать у нее нужные настойки. Выпив целебный экстракт болотного цвета и поморщившись от отвратительного вкуса, ведьма растянула губы в улыбке. Вот то, чего она ждала уже второй день! Тишина! Ни с чем не сравнимая замечательная вещь, позволяющая отдыхать ушам и голове. Она даже зажмурилась от наслаждения и пощелкала пальцами. На звук тут же прибежал Джек, радостно виляя хвостом. Он растерянно обнюхал застывшего Артура и подошел к хозяйскому креслу.
- Что дружок, ты тоже устал от этих воплей? Еще немного и мы от них избавимся.
Ведьма встретилась с озлобленным взглядом Алкерона, ясно говорившем, что стоит снять заклятье и ей не поздоровиться. Девушка усмехнулась. Не смотря на то, что от гостей было много хлопот и шуму, они ее славно повеселили. Уже пять лет ей не удавалось столь интересно развлекаться. Общение с темными колдунами утомляло своей напряженностью. Светлые чурались ее, а смертные не всегда общались охотно. Работа была единственным делом, приносящим удовольствие. Ведьма не страдала от одиночества, но иногда ей действительно было скучно. Однако, любое развлечение вскоре надоедает.
Да и что там говорит Мерлин? Алкерон видит во сне ее прошлое и настоящее? Очень странно. Возможно, у него какой-нибудь особый дар предвидения? Или он такой Задохлик, что не выдерживает магии ее дома, позволяя проникать в свои мозги и манипулировать своим сознанием. Второе ей нравилось больше. Что бы там не говорила Анна про заклинание множеств, ведьма очень сильно сомневалась, что молодой колдунишка смог сотворить что-то такое. Для подобной магии нужно быть как минимум опытным стариканом. Интересно, а откуда Ушастый узнал об этих снах? Неужто, сам Задохлик рассказал?
Ведьма задумчиво переводила взгляд с одного на другого. Она бы не сказала, что парни сильно ладили. В прочем, это никак не помешало светлому отдать половину своей силы на спасение наглеца. Или это присуще каждому светлому – спасать всех и вся, не жалея живота своего? Вот принц Артур бы, наверно, не стал такие выкрутасы устраивать ради темного колдуна, который готов в любой момент все бросить и сбежать, который «никому и ничего не должен» и способен нанести удар в спину. Жестоко же с ними тремя обошлась судьба, связав сначала неудачным случаем, а потом странным пророчеством. Не слишком ли большое совпадение? Похоже, эти трое даже не задумывались ни о чем таком.
Ведьма перевела взгляд на Артура. Тот по злости во взгляде не уступал своему слуге и темному спутнику. Вот с кем-кем, а с принцем ведьма была увидеться рада. Пять лет назад она встретила его двойника – молодого, красивого, гордого и самовлюбленного.
В их деревне не было таких мужчин – столь далеких и недоступных для простых девушек. За ней бегало много разных Задохликов с дурацкими цветочками, слезливыми признаниями в любви и глупыми фантазиями. Все то, что она так яростно ненавидела всеми фибрами души. А его высочество не собиралось таскаться за какими-то простолюдинками и даже обращать на них внимание. Что могло быть интересней взятия неприступной королевской крепости магическими фокусами? Именно так она и сделала. Пара необычных заклинаний и душещипательных разговоров и его высочество готово на ней жениться.
Артур нравился ей, но связывать свою жизнь с человеком, чье будущее неразрывно связано с управлением огромным государством, армией, всякими королевскими приемами и договорами… Нет, спасибо. Оставить вольную жизнь ради заточения в каменном замке? Вот уж чего она хотела меньше всего, так это быть окольцованной и стать несвободной. Возможно, она смогла бы передумать со временем, но неудачный эксперимент с перемещением в будущее расставил все точки над «i».
Потерев подбородок и, видимо, приняв какое-то решение, ведьма щелкнула пальцами и троица дружно отмерла. Во избежание недовольных воплей со стороны гостей, девушка подняла ладони вверх и произнесла как можно громче:
- Хорошо. Вы получите свою дурацкую лодку, но лучше сразу поклянитесь, что мы больше никогда не увидимся! Если хоть один попадется мне на пути – пожалеете все трое, ясно? – Дождавшись ошарашенных кивков, ведьма поднялась из кресла. – А теперь я отправляюсь спать. И вам советую сделать то же самое. Потому что когда солнце взойдет, вы отправитесь в путешествие пинком под зад. – Она резко развернулась и строевым шагом вышла из комнаты, хлопнув на последок дверью.
- С чего это она передумала? – Мерлин посмотрел на Джека, оставшегося с ними и довольно вилявшего хвостом.
- Не все ли равно. Главное, что мы получим лодку. – Алкерон недовольно запустил пятерню в волосы - А про снег так ничего и не сказала, Карга…
- Я ВСЕ СЛЫШАЛА!
- Дался тебе этот снег… - Мерлин стащил свой рюкзак со спинки стула и начал вытаскивать уже убранное одеяло.
- О чем вообще речь? – Артур снова начинал злиться.
Опять он чего-то не знает, не слышал, не понял, не увидел. Почему у него периодически возникает чувство, будто все кругом что-то знают, но ему старательно не говорят?! Заговор какой-то вселенский! И вечно эти Мерлиновские намеки дурацкие.
- Алкерону приснился розовый снег…
- Фиолетовый! Ты страдаешь расстройством зрения, Мерлин?
- Да какая разница! – Маг отмахнулся от колдуна и продолжил. – Ему приснился снег и теперь он жаждет создать что-нибудь подобное.
- Я не жажду. Мне просто любопытно, как и зачем она это сделала. – Алкерон улегся на кровать, но тут же сел. – Почему тебе не интересно?
- А почему мне должно быть это интересно? Это всего лишь снег – куча холодных снежинок, которые падают с неба! Что в этом такого?
- Дай подумать… Может их цвет? И ты не можешь знать был ли он холодный. Он мог быть горячим и состоять не из снежинок.
- А из чего? Думаешь, это было пшено? Или пепел? - Мерлин вдруг оживился. – А что если это был пепел?
- Фиолетовый?
Странный стук заставил обоих обернуться – Артур уткнулся лбом в стол и заткнул уши. Слушать Алкероновский бред, с таким энтузиазмом подержанный Мерлином, было просто невыносимо. После всего, что произошло за сегодня, принцу стало казаться, что он медленно, но верно сходит с ума. К тому времени, когда они вернутся домой, его мозги окончательно свихнуться и он станет пускать фиолетовые снежинки в прохожих, а потом честно признается отцу, что занимался колдовством на досуге. Вместе с Мерлином и темным колдуном.
Решив, что здравый рассудок дороже сна, Артур встал с места и поспешил выйти из комнаты. Лучше посидеть на кухне, выслушав бурчание темной ведьмы, чем смотреть, как собственный слуга потихоньку сходит с ума. Все-таки из этого дома они завтра уйдут, а вот с Мерлином ему общаться и общаться. Спутники проводили его заинтересованным взглядом, но стоило двери захлопнуться, как из комнаты снова раздалось слово «фиолетовый».
Артур прошел в кухню и уселся за стол. Джек прошел за ним, видимо, разделяя его мнение по поводу умственного здоровья незваных гостей. За спиной послышались легкие шаги и хозяйка в ночной рубахе заглянула на кухню.
- Что, задохлики опять переругались? – Подвязывая поясок, она прошла к подоконнику и уселась на свое привычное место. Легкий взмах руки, и голоса, доносящиеся из соседней комнаты, словно растворились.
- Ты что, опять их заколдовала!? Это у всех магов такая дурная привычка? Алкерон тоже любитель этого дела. – Принц смерил ведьму недовольным взглядом, хотя сейчас был только рад, что спутники заткнулись.
- Ну, зачем же сразу кидаться столь глобальными обвинениями? Я всего лишь наложила заклятье тишины. Здесь не слышно их, там не слышно нас. Тебе стоит радоваться, принц, что Задохлик практикует на тебе всего лишь заклятье заморозки. Есть вещи куда хуже и страшнее этих невинных шалостей.
- Я не сомневался в этом ни на секунду. От колдовства одни…
- …проблемы. Вы повторяете это не в первый раз, сир. Вы уж простите меня, как глупую ведьму, всю жизнь пользующуюся колдовством, но я что-то не заметила, что бы магия приносила мне одни лишь неприятности.
- Конечно, она ведь приносит их другим! – Артур откинулся на спинку. Он надеялся посидеть здесь и обдумать хорошенько их завтрашнее отплытие, а теперь снова нужно объяснять ведьме, что она представитель хаоса и разрушения.
- А как же светлая магия? – Девушка наклонила голову на бок.
Вопрос Артуру явно не нравился, и он довольно вяло отмахнулся.
- Вся магия одинакова.
- Да неужто, ты веришь в тот бред, что говоришь? Словно кукушка одно и тоже повторяешь раз за разом. Магия – зло, магия – проблемы. – Хозяйка вытаращила глаза и сделала странное лицо, словно пыталась изобразить кукушку. - Да любой дурак на твоем месте уже давно бы сто раз подумал прежде, чем опять говорить одно и тоже.
- Снова намеки на то, что я полный идиот, вроде Мерлина?
- Да я прямым текстом говорю, что вы ваше высочество – идиот. Самый настоящий! – От избытка чувств ведьма даже хлопнула ладонью по доске, на которой сидела.
- Будь мы сейчас в Камелоте, я бы давно отправил тебя на костер за твое колдовство и дерзость.
Похоже, сегодня все сговорились, что бы выводить Артура из себя каждый полчаса. Он за всю свою жизнь не слышал столько унизительных оскорблений в свой адрес, сколько за эту пару дней. Жители Камелота любили и уважали его, рыцари готовы были идти за ним на край света и умереть за него, враги боялись его армии, а какая-то дерзкая колдовская девчонка хамила ему в лицо, хотя знала о его происхождении, хотя он не сделал ей ничего плохого, хотя…
- Не отправил бы. Твой двойник же так не поступил.
Артур вскочил с места, подлетел к дамочке и, схватив ее за плечи, хорошенько встряхнул
- А я не мой двойник. И ты меня просто бесишь!
Он прижал ее к окну, не представляя, что и зачем вообще сейчас делает. Внутри все просто кипело от раздражения, которое копилось весь день, начиная с сообщения Гвен о желании отца женить его на Нимуэй и заканчивая дурацкими идеями сумасшедшей дамочки.
- Конечно, не он. – Девушка ядовито улыбнулась, не отрывая взгляда от лица принца. – Ты просто эгоистичный, слепой, черствый иди…
Артур потом и сам не смог объяснить себе, зачем это сделал. Но в тот момент он не нашел лучшего способа прекратить этот поток оскорблений, чем просто заткнуть ей рот поцелуем. Это продлилось всего несколько секунд, прежде чем сзади послышался звук хлопнувшей двери. Принц резко обернулся, но в коридоре никого не было и из спальни не доносилось ни звука.
- Жаль огорчать вас, ваше высочество, но мы не можем продолжить наш без сомнения приятный разговор. Ибо я не желаю быть прирезанной вашим слугой за совращение королевских особ.
Артур повернулся к девушке и осторожно убрал руки с ее плеч. Злость и раздражение, только что бурлившие внутри, разом сошли на нет, оставляя неприятный осадок. Он сделал пару шагов назад и опустился на стул, освобождая проход.
Ведьма поднялась и подошла к кувшину с водой.
- Гвен сказала, что ты и мой двойник были влюблены друг в друга. Это правда?
- Я не могу ручаться за вашего двойника, Артур. Если же тебя интересует именно мое мнение, то… Ты привлекателен для меня, как мужчина. Но любовь – это последнее, что я буду искать в этом мире. – Она опустила опустошенный стакан на стол и с хитрой улыбкой посмотрела на принца. Тот не знал, как реагировать на все это. – Что-то еще или я, наконец, могу идти спать? – Ведьме надоело затянувшееся молчание. Так можно сто лет простоять, а до рассвета всего несколько часов.
Принц попытался собраться с мыслями. В голове было совсем пусто, и внезапно навалилась ужасная усталость долгого дня. Он уже собирался отпустить дамочку, но вспомнил один вопрос, решив, что иначе его мозг просто не выдержит.
- Да, еще кое-что…
- Ну что там, спрашивай быстрее, не тупи. – Ведьма тоже нахмурилась, глядя, как Артур морщит лоб.
- Как создать фиолетовый снег? Это ведь снег был, а не пепел?
- О, боги! – Дамочка закатила глаза и с громким шлепком треснула себя по лбу ладонью.
Развернувшись на девяносто градусов, она быстрым шагом добралась до комнаты. Там что-то загрохотало, после чего хозяйка вернулась обратно с небольшим свитком в руке. Она сунула Артуру в руки бумагу с заклинанием и подтолкнула его в сторону спальни.
– Отдай это задохликам, пусть развлекаются. И передай им, что, если они не заткнуться сейчас, то потом станет поздно.
Продолжая недовольно бубнить, она ушла в гостиную, гася по дороге свечи. Артур потоптался перед дверью, все еще лелея надежду, что она хлопнула от сквозняка, а не оттого, что кто-то любопытный сунул свой нос на кухню. В конце концов, дальше стоять в коридоре было просто глупо и по-детски, и принц быстро вошел внутрь.
В комнате на удивление было тихо. Алкерон лежал, отвернувшись к стене, а Мерлин завернулся в одеяло чуть не до макушки на своей импровизированной лежанке. Стоило Артуру сделать пару шагов внутрь комнаты, как с кровати тут же послышался ехидный вопрос.
- Ну, и как эта Карга целуется?
Пендрагон вытянул шею, глядя на покрасневшее Мерлиновское ухо, торчащее из-под одеяла, и, в два шага преодолев расстояние от двери до койки, треснул Алкерона свитком по башке. Естественно удар тонким листом бумаги вызвал обратный эффект, заставив колдуна подавиться от хохота.
- Мерлин!
Артур навис над лежанкой слуги, буравя его затылок злым взглядом. Тот естественно долго не выдержал и поспешил сесть, пока груз вины за собственную глупость не успел его раздавить. Впрочем, это было не лучшей идее, потому что на затылок тут же опустилась хорошенькая оплеуха.
- За что!?
- За то, что ты трепло!
- Да ничего я ему не рассказывал, он сам узнал. – Слуга недовольно пробурчал оправдания и отодвинулся от принца подальше.
Тот, вероятно, решил, что с этих болванов довольно, и сунул пергамент в руки Мерлина.
- Что это?
- Ваше дурацкое заклинание про дурацкий снег. И не смей больше говорить с этим психом об этой ерунде, Мерлин! Иначе я тебе сам язык отрежу!
Артур протопал к месту у камина и, быстро расстелив одеяло, улегся. Алкерон, услышав про заклинание, наоборот тут же оживился и выхватил пергамент из рук юноши. Быстро пробежав глазами по тексту, он хохотнул:
- Надо же, все так просто!
Мерлин хотел было что-то ответить, но, чувствуя, что Артур буравит его злым взглядом, промолчал и тоже лег.
Колдун сложил листок в несколько раз и сунул во внутренний карман куртки. Наконец, избушка погрузилась в привычную для нее тишину, нарушаемую только потрескиванием дров в камине.
- Артур, ну тебе хоть понравилось?!
- МЕРЛИН, ЗАТКНИСЬ!!!