Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

одка плавно причалила к берегу, царапнув дном о камни, и замерла. Артур поспешил вылезти из магического транспорта на сушу - за полчаса путешествия его начало тошнить от плавных покачиваний. Ну, или от постоянного Мерлиновского хихиканья, которое его изрядно достало. Под конец пути Алкерон, похоже, принял его сторону, потому что пригрозил сделать «сам знаешь, что». После чего Мерлин подавился смешком и успокоился. Сколько принц не буравил обоих подозрительным взглядом – это не возымело должного эффекта. Опять какие-то тайны. Скоро оба допрыгаются!
- Что, поаккуратней нельзя было?
Колдун недовольно осмотрел забрызганные штаны, а Мерлин поспешил ретироваться.
Норекла их не подвела – маскирующие чары, наложенные на лодку, исправно действовали. За время их небольшого заплыва они проехали мимо двух маленьких поселков, расположенных почти у самой реки. Женщины с бельем, толпящиеся на берегу с утра пораньше, не заметили их, продолжая полоскать простыни и обсуждать местные новости. На всякий случай путники постарались сохранять молчание, пока населенные пункты не остались позади.
Лодка высадила их на пустом песчаном бережку. Стоило Мерлину покинуть магический транспорт, как она, снова скребнув по дну, отплыла на середину реки. Маг заинтересованно посмотрел, как лодка уплывает против течения, и повернулся к Артуру. Тот, сверившись с картой, нахмуренно глядел в лесную чащу.
- Двинемся пока вдоль реки. Нечего тут стоять, берите сумки и пошли. – Принц махнул рукой и они направились дальше.

Пасмурное утро плавно перешло в такой же пасмурный и сырой день. Мерлин уже не один раз успел пожалеть, что они так поспешно покинули дом Нореклы. Хоть бы Алкерон на денек еще прикинулся больным, что бы у них была причина задержаться и переждать ненастье. Колдун, шедший тут же, тоже выглядел весьма недовольно и периодически подсушивал заклинаньем сырую одежду. Только Артур, ведущий их небольшой отряд, казалось, был невозмутим и бодро шагал впереди.
Ну, конечно, его рыцарское высочество ко всему привычно! За три года службы у Пендрагона Мерлин так и не привык к длительным походам в самых неблагоприятных условиях и часто бурчал, что охоту или поездку можно было бы и отложить. В самом деле, только Артуру может приходить в голову тащиться отстреливать зайцев ранним морозным утром или отправиться на объезд границ в самое дождливое время.
Однако, не смотря на пессимистичную настроенность юноши противная морось вскоре прекратилась и на сером небе даже пару раз проглянуло солнышко.
- Может, ваше высочество соизволит устроить привал или так и будем дальше идти с мокрыми ногами? – Алкерон остановился и, согнув праву ногу в колене, покрутил ступней в промокшем сапоге.
Артур смерил равнодушным взглядом колдовскую обувку и в очередной раз сверился с картой. Место для привала по идее было самым удачным. Поблизости не было никаких селений и опасность, что кто-то будет их искать в такой глуши, была минимальной.
- Хорошо, остановимся на часок. Только, смотри, без глупостей! – Пендрагон зло сверкнул глазами на Алкерона и, кинув свою сумку под размашистый дуб, повернулся к слуге. – Мерлин, костер за тобой.
Юноша, о чем-то задумавшийся, встрепенулся.
- Какой костер? Да в лесу ни одной сухой хворостинки нет! – Он растерянно развел руками, показывая на сырую траву, по которой они шли уже несколько часов.
- Значит, придется тебе постараться. Попросишь Алкерона поджечь. Он всю дорогу что-то бормочет, хоть польза от его магии будет.
Мерлин, уже собравшийся приводить аргументы в свою защиту, на такое заявление поперхнулся и закрыл рот.
- Не хочу показаться склеротиком, но не вы ли принц того самого королевства, где магия запрещена под страхом смерти? – Алкерон самодовольно улыбнулся, наблюдая за тем, как щеки Артура приобретают пунцовую окраску.
Но Мерлин вмешался прежде, чем принц успел что-то ответить.
- Я согласен. Отличная идея!
Не дожидаясь реакции Пендрагона, юноша кинул сумку и умчался прочь на поиски дров. Он старался сдержать совершенно глупую улыбку, спиной буквально ощущая, как Алкерон закатывает глаза. Артур, предлагающий использовать магию, это нечто невообразимое! Неужели, его ненависть к колдовству все-таки претерпела изменения. На поляне с волками он был не против превращения в оборотня, даже ничего не сказал потом! И в доме Нореклы одевал магический амулет, и, судя по его рассказу, разрешил ведьме переместить его к дому Гвен! А сейчас предложил Мерлину (ну, то есть Алкерону, правда) использовать заклинание. Оставалось надеяться, что это хороший знак, и все не изменится снова в худшую сторону в будущем. Если будущее, конечно, наступит. При условии, что на них охотится половина жителей Альбиона, и они отправляются в замок темной волшебницы, а потом должны спасти Камелот от ужасного проклятья…
Собрав кучку отсыревших веток, Мерлин поспешил вернуться назад. Под дубом со скучающим видом сидел Артур, вычерчивая мечом на земле какие-то вензеля.
- А где Алкерон? – Слуга аккуратно сложил из собранного хвороста небольшой костерок и оглядел поляну. Колдуна в пределах видимости не наблюдалось.
- Пошел в туалет.
Принц махнул куда-то в сторону леса и вернулся к своему занятию. Оглядев сырые дровишки, он довольно улыбнулся, представляя, что Алкерону все-таки придется помучиться, пусть даже магически.
- И давно? – Мерлин сделал вид, что жутко заинтересован поправлением веток в костре, втихаря магически просматривая округу на наличие темных личностей. Таковых не обнаружилось
- Сразу после твоего ухода.
- Артур, меня, как минимум, минут пятнадцать не было, тебе не кажется, что он малость подзадержался?
- Думаешь, ему в задницу впилась гадюка? Наверно, умерла, бедняга, от отравления.
- Не хочу тебя огорчать, но вообще-то у Алкерона наш осколок. Тебя это не беспокоит?
Пендрагон замер, так и не дочертив очередную завитушку. Как он мог забыть про проклятое зеркало?!
- Черт! – Принц подскочил и чуть не сбил слугу с ног. – Пусть только попробует сбежать, гаденыш! Сиди тут, я его отыщу.
- Эй, стой, я тебя одного не пущу! – Мерлин подхватил свой рюкзак, отметив, что Алкероновский лежит здесь же.
- Оставайся тут, на случай, если этот остолоп вернется. И передай ему… Нет, лучше ничего не передавай! Я вернусь и сам с ним разберусь! - Сунув меч в ножны и жестом остановив друга от попытки его переубедить, Артур быстрым шагом двинулся в чащу.
Маг со всего размаху плюхнулся на корень, где только что сидел принц, и снова попытался отыскать Алкерона поблизости. Он все еще ощущал его эмоции, но был уверен, что колдун находится вне физической досягаемости. Неужели, он решил переместиться? Но зачем и куда? Может, на него напали? Мерлин сразу отмел эту мысль – будь так, он бы тут же почувствовал это. А все, о чем твердила дурацкая связь, это то, что Алкерон, явно, был чем-то заинтересован.
Посидев еще какое-то время в пустом ожидании, юноша подскочил с места и принялся ходить туда-сюда.
«Вот, теперь и Артур провалился! Не надо было его слушать!»
Поколебавшись еще пару минут, Мерлин подхватил свой и Алкероновский рюкзак и двинулся в ту сторону, где за широкими елями скрылся принц.
Спустя пять минут поисков, за которые он расцарапал щеку колючими ветками, разбил коленку, зацепившись ногой за корягу, и в очередной раз порвал рукав куртки, маг успел проклясть все на свете. Лес снова взялся за старое, не желая без боя пропускать светлого мага через свою чащу. Как на зло Артур, словно, сквозь землю провалился вслед за колдуном, что тоже не прибавляло хорошего настроения.
- Артур! Где ты?! Алкерон!
Может, вопить на всю округу было не самым разумным решением, зато позволило окончательно убедиться в том, что ни принца, ни чародея в пределах слышимости не наблюдается.
Чертыхнувшись и настойчиво подергав за магические нити Алкерона, Мерлин повернул назад. То ли он не там свернул, то ли это были очередные проделки леса, но спустя пятнадцать минут маг почувствовал, что место их ночлега не приблизилось ни на йоту. Наоборот, под ногами начало противно хлюпать, а впереди показались заросли камыша и осоки. Мерлин расстроено оглядел топь и повернул назад. Стараясь внимательно смотреть под ноги, что бы не провалиться в яму и не загрести опять за корягу, юноша двинулся предположительно в сторону реки.
Он так сосредоточился на разглядывании почвы под ногами, что удар головой о нечто деревянное застало его врасплох. Потирая ушибленное темечко, маг поднял взгляд на своего «обидчика» и застыл. Прямо посреди небольшой полянки, в воздухе зависла толстая деревянная дверь.
Мерлин поборол острое желание протереть глаза и пришел к выводу, что в заколдованном лесу такая находка не должна быть чем-то неожиданном. Он осторожно подошел к странной двери и протянул руку, но замер на полпути. Что если это ловушка? Оглянувшись пару раз назад и убедившись, что принца по близости не наблюдается, Мерлин в полголоса произнес слова заклинания, проверяя подозрительные врата на наличие проклятий. Ничего. С одной стороны – результат был утешительный, а с другой… Ну, кому нужна дверь посреди леса?!
Маг осторожно обошел находку сзади и уставился в пустоту. На месте ворот ничего не было! Он протянул руку и ощупал воздух, убеждаясь, что двери просто нет с этой стороны. Быстро вернувшись назад и обнаружив дверь все в том же состоянии, Мерлин пришел к единственному верному в этой ситуации выводу. Врата надо открыть, куда бы они ни вели, иначе он просто умрет от любопытства! Или… Маг удовлетворенно выдохнул – теперь понятно, что так интересовало Алкерона. И, судя по всему, продолжает интересовать до сих пор. Колдун с той стороны – это однозначно. Следовательно, терять время на раздумья нет смысла.
Юноша протянул руку к тяжелому железному кольцу, но не успел ничего сделать – дверь вдруг резко распахнулась, заставив мага отскочить на пару шагов от неожиданности.
- И что бы духу твоего тут не было, оборванец! Пошел вон отсюда, негодяй!
Вслед за громкими женскими воплями из помещения, которое скрывалось за дверью, вылетел невысокого роста, сухонький старикашка. Подгоняемый тычками и пинками разгневанной хозяюшки, он отскочил подальше, оказавшись вне зоны досягаемости женской скалки, и, одернув грязную куртку, разразился гневными воплями в ответ.
- Зла на тебя мало! Да таких, как ты, на костре сжигать надо, зараза эдакая! Эх, будь моя воля, я бы тебе такое устроил, змея подколодная! Ты бы…
Старикашка не успел договорить, потому что из избы в его сторону вылетела та самая скалка. К счастью, не достигнув цели, она стукнулась о ствол ближайшего дерева и отлетела в сторону.
- Я бы, да кабы! Развопился тут! Топай, пока сына не прислала! Уж с его-то кулаками ты не понаслышке знаком!
Разгневанная женщина, наконец, показалась в поле зрения Мерлина. Полная дама лет сорока, одетая в крестьянское платье, вся аж раскраснелась от негодования. Лишившись своего орудия, которое теперь валялось у ног молодого человека, она уперла одну руку в бок, а другой потрясала кулаком в воздухе. Услышав про сына, старикашка, похоже, затрусил и отступил.
- Да ладно тебе, Хильда. Подумаешь, украл-то два куриных яйца, экое преступление. Нам бродягам тоже ведь кушать хочется!
- Знаю я, как вам кушать хочется! Лишь вино в таверне хлебать! Нет бы, делом занимался! – В очередной раз смерив мужика злым взглядом, женщина посмотрела на Мерлина, все еще остававшегося на месте и с интересом наблюдавшим за развернувшейся сценой. – А ты чего уставился?
- Эээ…
Маг, уже решивший, что увлеченные спорщики посчитали его частью интерьера, не был готов отвечать на какие-либо вопросы. А вот старикашка, тоже разглядывающий его заинтересованным взглядом, похоже, решил повернуть ситуацию так, что бы оказаться в выигрыше.
- Вот, господин Светлый маг, посмотрите какое тут у них обслуживание! Только подойдешь, как уже ругаются, кидаются предметами домашней утвари и грозятся скорой расправой. Вы бы лучше ничего у них не покупали, господин Светлый Маг, качество-то страдает… – Старикашка наиграно покачал головой.
Мерлин вдруг понял, что пропустил половину слов неожиданного встречного. Точнее все, что следовало за фразой «Вот, господин Светлый маг». Столь неожиданное обращение заставило молодого человека резко обернуться, что бы убедиться, что Артур не стоит за его спиной с мечом на изготове.
Зато женщина, похоже, вняла каждому слову оборванца.
- Да что ты несешь, окаянный? Никакой управы на тебя нет! На вот курицу, и что бы больше от тебя такого бреда не слышала! Будешь тут еще покупателей распугивать, паразит!
Женщина шагнула куда-то вглубь избы и выкинула оттуда толстую белую курицу. Та, недовольно кудахча, попыталась сбежать обратно, но была резво поймана старикашкой. Растянув беззубый рот в довольной усмешке, он посадил свою добычу под мышку и, отсалютовав Мерину, с легким хлопком растворился в воздухе.
- Не слушайте его, господин Светлый! Он все брешит, потому что сам пропил и лавку свою и силу! Да вы проходите, не стесняйтесь!
Хильда посторонилась, расплываясь в учтивой улыбке и освобождая проход для потенциального покупателя. Маг в нерешительности вошел внутрь. Стоило ему перешагнуть порог, как дверь за ним захлопнулась. Пока женщина продолжала что-то говорить ему, Мерлин растерянно осознал, что находиться не где-нибудь еще, а в курятнике! Справа и слева в помещение тянулись насесты и гнезда, занятые десятками несушек. Белые, черные, пестрые, рыжие, толстые и тощие, крупные и мелкие, цыплята, куры и петухи – целая птицеферма! У них на всю деревню столько не было! Между куриными загонами шла узкая дорожка к выходу, выстланная толстыми досками. В дальнем углу, возле ворот, седовласый старик чистил один из вольеров. Он поднял недовольный взгляд на Мерлина, за раз осмотрев его с ног до головы, и снова вернулся к своему делу.
- Ну, так что, берете десяток несушек или будете цыплят разводить? – Маг повернулся к женщине, поняв, что вопрос адресован не кому-нибудь, а именно ему. Похоже, курятница и до этого что-то у него спрашивала, воспринимая его шокированное молчание, как знак согласия.
- Эээ, я вообще-то не за курами пришел. Понимаете…
- А чего мозги пудришь, молокосос проклятый! – Стоило юноше произнести роковые слова, как вся учтивость и любезность тут же слетели с лица хозяюшки. Мерлин даже удивился, что человек может столь резко меняться в лице и тактике поведения. – А ну, топай отсюда! – Дама, ни секунды не думая, поперла на вконец растерявшегося слугу, отодвигая его к злополучной двери.
Старик в углу тоже решил вставить свое слово. В отличие от птичницы, он свое недовольство постарался выразить только устно:
- Повадились тут ходить всякие сопляки. Чего вам дома только не сидится. На базар лезут, понимаешь ли. Взрослыми стали…
- А что, кто-то еще проходил? – Мерлин тут же быстро дал себе подзатыльника. Конечно, приходил. Он совсем забыл про Алкерона.
- Проходил тут патлатый какой-то. Хотел купить мою несушку за дурацкое кольцо! – Хильда остановилась, переключив свой праведный гнев на предыдущего гостя. - Пришел такой весь из себя, понимаешь ли! Я ему так и сказала…
- А куда он потом пошел?!
- На базар, естественно! После того, как я ему сказала…
- Спасибо большое!
Не желая слушать, что же там сказала Алкерону агрессивная курятница, Мерлин бочком обогнул ее и поспешил выскочить из помещения. Вслед послышались недовольные вопли хозяйки о том, что «ходят тут всякие…»
Оказавшись на улице, Мерлин почувствовал, как его нижняя челюсть медленно, но с необычайной силой начинает притягиваться к земле. Впрочем, что еще он ожидал увидеть, после обращения «господин маг» и всяких предложений хозяйки купить ее товар. И, тем не менее, зрелище впечатляло…
По обе стороны от широкой песчаной дороги тянулись кучи самых разнообразных палаток и торговых ларьков со всевозможным магическим товаром. Между ними туда-сюда сновала толпа мужчин и женщин, в основном в крестьянских небогатых одеждах. Нет, это были не просто крестьяне! Мерлин с замиранием сердца магически прощупал всю торговую улицу, заработав своими действиями несколько подозрительных взглядов. Вся дорога была забита колдунами – темными и светлыми. Причем темные маги держались в основном левой стороны, а светлые правой.
Мерлин медленно двинулся вперед, разглядываю разношерстную толпу. Здесь были женщины с корзинками, пришедшие купить трав для зелий, старухи, гурьбой собравшиеся возле лавки предсказательницы, трое друидов, плавно передвигаясь, направились к ларьку с магическими амулетами... Мерлин даже подумал, уж не Норекле ли принадлежит эта лавка, но продавцом оказался молодой человек с пышной копной кудряшек. Он что-то воодушевлено рассказывал стайке девушек, при этом потрясая в руке связкой разноцветных ожерелий.
Среди темных магов в основном были мужчины, оккупирующие палатки с магическим оружием: волшебные кинжалы, какие-то инструменты пыточного вида, от которых веяло совсем уж темными заклятьями. Мерлин углядел на одном из прилавков связку ошейников, блокирующих силу, рядом лежали веревки, наручники, браслеты, цепи – все, очевидно, того же назначения. Заглядевшись на темную сторону рынка Мерлин не заметил, как врезался в какую-то старуху. Карга, судя по ауре являющаяся закоренелой темной колдуньей, тут же начала вопить скрипучим голосом о малолетних невеждах, лезущих под ноги. Она попыталась призвать окружающий народ к праведному суду над обидчиком, но, глядя на безразличную реакцию окружающих, Мерлин пришел к выводу, что старушенция была здесь вроде местного сумасшедшего. Ее внешний вид доверия так же внушал – какое-то непонятное сооружение в виде птичьего гнезда на голове, странная одежда, сотня бесполезных давно не действующих амулетов на шее... Мерлин быстро извинился и постарался уйти подальше от агрессивной колдуньи.
Не успел он сделать и пары шагов, как ему в руку вцепился какой-то мужчина, лет 30, пытавшийся зазвать его в свою лавку волшебной посуду. Юноша прошел вслед за ним, не понимая, чем вызвал столь бурный интерес к своей персоне. Похоже, продавец был уверен, что именно Мерлин готов купить у него хоть что-нибудь.
- Я уверен, вашей жене понравится такое приобретение! Только посмотрите, горшок, в котором еда не остывает несколько часов. А как вам такое? - Мужчина сунул в руки магу какое-то непонятное устройство и принялся объяснять, что, если положить туда что-то, то можно хранить очень и очень долго. – У меня огромный выбор саморежущих ножей! Для рыбы, для мяса, для овощей… Нет! Вот, что понравиться каждой женщине - сковорода, на которой все жариться само и не пригорает. А еще…
- Я вообще-то не женат и…
- Ооо, ну, тогда у меня есть для вас кое-что получше! Набор холостяка. В него входит книга с рецептами сотни блюд. Ммм, пальчики оближешь! А самое главное, что готовит книга сама. Вам и пальцем не придется пошевелить! Срок действия книги – десять лет, гарантирую!
- Не слушайте его, молодой человек! Его посуда и яйца выеденного не стоит! - Высокая худощавая женщина подскочила к лавке мужичка и, резво оттеснив его, сунула под нос Мерлину какой-то вонючий кувшин. – Лучше купите ароматическую лампу! Ваш дом наполниться запахами жасмина или лаванды. Все на ваш вкус! Есть любые ароматы – только в моей лавке! Вы не пожалеете, сделаю вам скидку, если возьмете еще и…
- Эй, топай отсюда, ты не видишь господин Маг хочет купить самоварящийся горшок, а не какую-то лампу!
- Ничего подобного он не хочет!
- Да он уже обещал мне заплатить!
Мерлин поспешил под шумок убраться восвояси от обнаглевших продавцов. Может, сразу стоило сказать, что у него нет денег…
В конце улицы виднелись несколько зданий, где скопилось наибольшее количество народа. Маг хотел, было, еще пройтись мимо лавок светлых, но вспомнил, что вообще-то пришел сюда, что бы найти Алкерона. Он двинулся обратно, разглядывая темных колдунов. Те, недовольно косились на него, а некоторые в открытую проявляли агрессивность. Встретившись взглядом с каким-то болезненным на вид юношей, маг буквально почувствовал волны злости исходящие от него. После еще парочки таких подозрительных личностей Мерлин понял, что, если продолжит в таком духе, то вскоре влипнет в неприятности. Если уже не влип.
Судя по всему на этом базаре светлые и темные хоть и были вместе, но по молчаливому согласию держались поодаль и даже не смотрели в сторону друг друга. И в самом деле, через какое-то время юноша вдруг понял, что он единственный светлый, кто так без зазрения совести пялится на палатки темных магов и самих магов. Один из продавцов уже второй раз проводил его сверхподозрительным взглядом. На его прилавке лежала целая коллекция каких-то черных шариков, совершенно идентичных. Не смотря на то, что шарики доверия не вызывали, Мерлин не почувствовал их темной силы. Впрочем, на этой стороне торговой улицы было много непонятных, но, несомненно, опасных штуковин.
Дойдя снова до курятника, откуда с руганью выходили две девушки, отвечая криками на проклятья курятницы, Мерлин пришел к неутешительному выводу: Алкерона на рынке нет. А значит, он либо ушел отсюда, либо находится в тех зданиях на другом конце. Идти в таверну, полную колдунов совсем не хотелось. Тут не было Артура, перед которым нельзя колдовать, но все же маг был не уверен, что будет в состоянии противостоять толпе разъяренных чернокнижников. Хотя почему сразу разъяренных? Он, в конце концов, не сделал никому ничего плохого и ввязываться в глупые ссоры не собирается!
Сделав серьезное лицо, с твердым намерением утащить из этого места Алкерона и поспешить искать принца, Мерлин двинулся обратно. Не обращая внимания на очередной прищуренный взгляд продавца шариков, маг быстро прошел в сторону зданий. Как он и подозревал, здесь находился постоялый двор - двухэтажная деревянная ночлежка, довольно большая таверна и какая-то каменная пристройка, чье назначение для мага было неизвестно. Попытаться вычленить ауру Алкерона среди толпы темных пятен, набившихся в здание, было просто невозможно, значит внутрь все же придется войти.
Мерлин протянул руку к ручке двери и второй раз за день отскочил в сторону – на порог вылетел обросший мужчина лет пятидесяти, одетый в одни только штаны и левый ботинок. Развернувшись в сторону душного зала, откуда за версту несло перегаром и тяжелым табачным дымом, он с досадой прокричал, чуть не срываясь на визг:
- Вы все подлецы! Обманщики! Верни мой ботинок, подлец!
Изнутри послышались смех, вопли и улюлюканье, после чего на улицу со свистом вылетел грязный сапог. Мужчина поспешил поднять предмет своего гардероба и натянуть на ногу. Стоило ему это сделать, как сапог, словно, придал ему храбрости. Выпятив грудь колесом и взобравшись по ступеням, он сунул голову внутрь и проорал, что есть мочи:
– А ты, дрищ патлатый, еще узнаешь, как смеяться над Бруно! – С этими словами, Бруно с терском захлопнул дверь и бегом бросился со двора. Достигнув ворот, он обернулся, смерил дверь злым взглядом и исчез.
С чувством дежа вю и мыслями о «патлатом дрище» Мерлин толкнул дверь таверны и вошел внутрь.
Стараясь не затыкать нос от жуткой вони, царящей здесь, юноша попытался разглядеть в душном полутемном помещение Алкерона. Долго искать не пришлось. Прямо в центре зала стоял большой круглый стол, за которым сидело человек 10 и еще столько же стояло вокруг. Судя по выкрикам и оживленному разговору, там играли в карты. Маг мысленно закатил глаза – только ввязаться в карточный обман из-за Алкерона им не хватало. К удивлению Мерлина среди играющих оказались не только темные маги. Трое мужчин и одна женщина (уж, она-то тут что забыла!?) оказались светлыми колдунами.
Похоже, игра была в самом разгаре. В центре стола лежала куча монет, какие-то артефакты, среди них Мерлин узнал песочные часы, которые забросил под кровать Алкерона.
«Стащил-таки что-то из ее дома!»
Маг постарался пробраться поближе к своему спутнику, буравя злым взглядом его сосредоточенное лицо. Колдун пристально вглядывался в карты, то и дело осматривая своих игроков беглым взглядом, его губы слабо шевелились, как будто он что-то просчитывал, или колдовал. В тот момент, когда Мерлин, наконец, протиснулся сквозь толпу в Алкерону, один из темных магов со всей силы хлопнул по столу картой с победным воплем «вот вам всем!». Со стороны нескольких игроков послышались досадные завывания.
- Да ты жульничал, паскуда! У меня та же карта! – Рыжебородый колдун, сидящий по правую руку от Алкерона вскочил на ноги.
- Ложь-ложь-ложь! Выигрыш мой! – Довольный победой, колдун начал тянуть к себе золотые монеты.
- Вообще-то еще не все сдали карты, сударь. – Алкерон приподнял одну бровь, смерив «победителя» холодным взглядом.
Мерлин попытался заглянуть в его карты, но, не будучи заядлым игроком, он ничего не понимал в этом. А уж в мыслях Алкерона сам черт ногу сломит.
Мужичок замер, не дотянув монеты до мешочка и поднял глаза на молодого человека.
- Ничего не знаю, дорогуша!
- Ну, уж неееет. – Еще двое магов поднялись со своих мест. Судя по их злым лицам, они тоже были не согласны с глупцом. – Мы вообще… - мужчина не успел договорить.
Огненный шар, брошенный рыжебородым, попал точно в грудь «победителю» и тот отлетел к противоположной стене таверны. На секунду в зале установилась тишина, после чего все продолжили заниматься своими делами.
- Сдаем заново, делаем ставки!
- Вот черт! У меня были такие хорошие карты! – Алкерон с досадой отшвырнул от себя бумажки. Если бы не эти остолопы, он бы выиграл этот кон. А теперь и поставить нечего. Навряд ли кто-то позариться на осколок зеркала с неизвестными функциями.
- Раз так, то пошли отсюда.
Раздавшийся над ухом голос Мерлина оказался приятной неожиданностью.
- О, Мерлин, рад видеть тебя здесь! Выворачивай карманы, давай все, что у тебя есть – сейчас я обыграю этих оболтусов, и можем пройтись по базару.
- Ты спятил? Хочешь закончить так же как этот? – Маг кивнул головой в сторону распростертого у стены тела. – Пошли отсюда, у меня все равно нет ничего в карманах. Артур ищет нас в лесу.
- Ничего, пусть помучается. Ну, нет, так нет. – Колдун с самодовольной улыбкой повернулся к столу. Потом несколько наклонил голову и произнес совсем уж странную для Мерлина фразу - Только веди себя хорошо, ладно?
- Что?…
- Твоя ставка, Алкерон? Снова колечки и амулетики? Или все же что-нибудь более ценное?
- Без сомнения! - Колдун отклонился на спинку стула и, ткнув большим пальцем за спину, спокойной произнес – Я ставлю на кон его.
- Светлого мага? – Рыжебородый с интересом воззрился на Мерлина, который от шока не знал что сказать. – И что он такого ценного умеет, что бы мы такую ставку приняли?
- О много всего! Все что захотите. Это мой слуга.

Прорубая мечом дорогу через чащу, Артур рассержено бурчал под нос о «чертовых колдунах» и «проклятых артефактах». Одна только мысль, что Алкерон удрал в неизвестном направление с их осколком, заставляла все внутренности сжиматься не то от страха, не то от злости. Что они будут делать с Мерлином, оставшись в проклятом лесу одни, если встретят темных колдунов? Нет, Артур не сомневался, что меч, подаренный Гвен, сослужит ему хорошую службу. Но против огненных шаров и магических цепей он, увы, не потянет… Как бы ни было прискорбно осознавать, но Алкерон им был нужен, как единственный человек, способный хоть как-то отражать магические атаки.
Продолжая убеждать себя, что, как только он найдет беглеца, то спустит с него три шкуры, Артур не заметил, что немного заплутал. Он влез в какой-то непролазный колючий кустарник, в котором не наблюдалось и следа Алкерона. Злясь на собственную невнимательность, принц пошел в другую сторону, куда, как ему казалось, завернул темный колдун. На этот раз он старался внимательно смотреть под ноги и вскоре заметил следы. Ухмыльнувшись про себя и уже готовясь к скорой разборке, Пендрагон пошел по цепочке довольно отчетливых отпечатков.
Сырая земля пружинила под ногами, выдавая беглеца с головой. Шаг у Алкерона был широкий и, судя по всему, довольно легкий… Артур обернулся и посмотрел на глубокие отпечатки своих сапог. Создавалось впечатление, будто Алкерон весил в два раза меньше и в некоторых местах ходил на цыпочках… Принц нахмурился. Это было очень странно… Он огляделся вокруг, покуда хватало глаз, но больше нигде никаких других следов не наблюдалось.
Артур двинулся дальше и упорно шел до тех пор, пока его левая нога с громким чавканьем не провалилась в жидкую грязь. Пендрагон недовольно тряхнул мыском – прямо перед ним расстилалось среднего размера болото с множеством кочек и густым кустарником на другом берегу. Следы вели прямо в топь…
«Да быть того не может! Решил искупаться ты, что ли, поганец?»
Потоптавшись какое-то время на сухой кочке, Артур все-таки решил пойти по краю болота. Если Алкерон где и провалился, то спасать его поздновато. Впрочем, принц сильно сомневался, что колдун может так просто помереть, после своего оригинального заплыва.
Где-то в кустах, на противоположной стороне, послышался тихий треск сучьев и Пендрагон насторожился.
- Алкерон?
Он прислушался, но ответа не последовало. Артур весь обратился в слух, готовый уловить еле слышимое шебуршание.
Стоило ему замереть и притихнуть, как в кустах снова послышался тихий шелест и треск ломаемых веточек. Но это однозначно был не колдун. Там возился кто-то очень маленький… Карлик?
Артур почувствовал, как кровь приливает к лицу при одном только воспоминание о своем позорном пленении у водопада. Если маленькие гаденыши добрались до них снова… Уж в этот раз он с ними поквитается, как следует!
Обнажив меч, он бесшумно двинулся в сторону кустов. Может, лучше было развернуться и уйти, поискать Алкерона в другом месте и предупредить Мерлина об опасности, но Артур хотел знать наверняка, и хотел самолично отрубить темным созданиям головы, если это снова они.
С того места, где находился Пендрагон, были видны поваленные деревья за кустарником. В какое-то мгновение принц подумал – уж не медвежья ли это берлога, но, вспомнив, что в лесу нет даже мелкой дичи, отмел эту мысль.
Под ногами снова стало хлюпать, но отходить в сторону уже не было смысла. Его шаги было хорошо слышно, но неведомый противник не убегал и не выскакивал наружу. На какую-то секунду Артур замер, вдруг понимая, что кроме тихой возни его ухо различает и еще какие-то звуки. Писк? Урчание? Мурчание???
Больше не в силах томить себя неизвестностью, принц в несколько прыжков преодолел оставшееся расстояние, и, на всякий случай занеся меч, отодвинул ветви кустов. Около самой земли мелькнуло что-то живое болотно-серого цвета, но Артур не успел разглядеть. Он опустил меч, отодвигая колючую ветку, и в следующее мгновение понял, что это была ошибка.
Стоило лезвию меча опустится, как откуда-то сзади послышался истошный вопль, полный ярости, и что-то набросилось Артуру на спину. Принц подскочил и шарахнулся в сторону, в надежде сбросить с себя визжащее нечто. Чьи-то цепкие холодные пальцы изо всех сил царапали его куртку, колотили по плечам, пытались душить и вырвать волосы.
Совершенно не соображая, что происходит, молодой человек завертелся на месте. Он не мог достать до взбесившегося создания мечом, боясь проткнуть самого себя, и оружие пришлось бросить на землю. Под ногами захлюпало с удвоенной силой, и Артур понял, что снова влез в болото. Правая нога провалилась чуть ли не по край сапога, и дальше двигаться стало нельзя. Существо продолжало истошно визжать прямо на ухо, совершенно оглушая.
Принц попытался ухватить набросившуюся тварь за руки, но тонкие пальцы выскальзывали из его рук и в следующую минуту появлялись на его голове или под мышкой. В конце концов, ему удалось уцепиться за волосы неизвестного существа, которые у того торчали во все стороны и были не менее скользкими, чем пальцы. Артур резко нагнулся вперед и дернул непонятное существо изо всех сил, пытаясь перекинуть легкое изворотливое тело через себя.
Взвизгнув от боли, Нечто перекувырнулось в воздухе и шлепнулось в болотную лужу. Принц отшатнулся назад, но совершенно забыл про увязнувший сапог и полетел на землю. К счастью в этом самом месте кочки не дали ему провалиться в болото. Краем глаза он заметил, что противник поднимается на ноги, но на этот раз принц оказался проворней. Нога выскользнула из потопленного сапога и ударила напрыгнувшую тварь в живот. Существо отлетело на пару метров и с громким шлепком приземлилось, на этот раз не издав ни звука.
Уже в следующий момент Артур оказался на ногах, а сапог спасен из болотной западни. Он подскочил к поверженному противнику и, подхватив свой меч, приставил его к шее неведомого существа. Пендрагон внимательно разглядывал загадочное нечто, отдаленно напоминающее человека: худое вытянутое тело с тонкими руками и ногами, серо-зеленая кожа в некоторых местах покрыта прилипшей тиной и болотной ряской. Принц с удивлением обнаружил, что на существе было даже нечто вроде одежды – серая повязка на бедрах, с которой свисали пучки мятой осоки. Длинные шишковатые пальцы, на удивление Артура оказались без когтей, а большая грива спутанных, торчащих волос по цвету походила на ту же болотную тину. Пендрагон уставился на лицо существа и вдруг с удивлением, понял, что перед ним женщина, если волшебные создания вообще различались по полу. Ее большие глаза с редкими длинными ресницами были закрыты, тонкие губы плотно сжаты, а грудная клетка слабо вздымалась.
Внутри Артура все кричало о том, что надо поскорее прикончить неведомую зверушку, пока она не очнулась и не убила самого Артура. Но просто зарубить беззащитное существо было подлым и низким поступком, пусть даже это было волшебное создание. Принц еще раз осмотрел поверженную противницу – ни когтей, ни клыков, ни даже каких-нибудь шипов у нее не наблюдалось. Навряд ли, она смогла бы серьезно ранить его. Тогда с чего нападать?
В кустах, про которые он совершенно забыл, снова послышалось шебуршание. Принц обернулся. Прямо на него из-за редких веток смотрели четыре пары зеленых глаз, больших и испуганных. Маленькие тонкие пальчики сжимали колючие ветки, отводя их в стороны. Миниатюрные копии волшебного создания высовывали свои патлатые головы из укрытия, что бы поглядеть, что случилось с их матерью, и кто этот неизвестный гигант. Каждый из них издавал тихие пищащие звуки и непонятное урчание.
Шокированный Артур сделал шаг назад, убирая лезвие от шеи болотной жительницы. Такого поворота событий он никак не ожидал. Да тут было целое гнездо, в которое он случайно влез!
Здравый смысл, годами вбиваемый в голову отцом, твердил, что надо просто уничтожить их всех. Альбион кишит темными созданиями, и избавление от них будет лишь на благо Камелоту. В голову полезли воспоминания об одном из его самых ранних военных походов. Когда им пришлось уничтожить целый лагерь волшебников, убить всех: стариков, женщин детей… И тогда, вернувшись домой, он чувствовал гордость, потому что справился с поручением отца, чисто выполнил свою работу, стер еще кучку поганых колдунов с лица земли. А теперь ему вдруг стало противно от самого себя …
Он стоял тут, в этом разрушенном магией мире, и не мог уничтожить выводок маленьких темных созданий. Четыре серо-зеленых маленьких комка продолжали жалобно пищать, и Артур испытывал к ним одно лишь сочувствие, но никак не желание покончить раз и навсегда. Он еще раз поглядел на их мать и пришел к окончательному выводу, что эти существа не могут серьезно навредить человеку. Значит, не обязательно их убивать…
Артур осторожно наклонился к существу, все еще пребывающему без сознания, и тряхнул его за плечо. Волшебное создание тут же встрепенулось и вскочило на ноги, словно только этого и ждало, и Пендрагон поспешил отпрыгнуть назад, вытягиваю перед собой ладонь.
- Нет, стой, стой! Я не хочу тебя трогать! – Он еще немного попятился, продолжая держать руку перед собой, и опуская меч.
Жительница болот замерла. Ее спина была чуть согнута, ноги упирались в две сухие кочки, а глаза внимательно следили за действием молодого человека. Стоило ему сделать хоть одно неверное движение, и, ясно, существо набросится вновь.
Увидев, что мать жива и здорова, малышня повылезала из кустов и теперь по-лягушачьи расселась на соседних кочках, наблюдая за происходящим.
- Я… - Артур запнулся, но все же заставил себя сказать то, за что отец собственноручно казнил бы его, если б узнал. Но Утера тут не было, и вообще не было никого, кто мог бы посмеяться над ним или упрекнуть в этом поступке. – Я прошу прощения. Я вовсе не хотел трогать твоих детей. Видишь? – Принц осторожно убрал меч в ножны, так что бы все пять пар глаз это видели, и опустил руки.
Какое-то время болотная женщина смотрела на него, будто все еще не веря, что противник сдается и уходит, и вдруг тоже расслабилась. Ее губы зашевелились, и Артур услышал низкий голос, произносящий английскую речь.
- Что тебе нужно в моем болоте, человек?
На несколько секунд Пендрагон опешил. Он не думал, что существо умеет говорить…
- Я… я искал тут одного человека. Моего спутника. Он… ммм… несколько заблудился в лесу. Может, ты видел его?
Принц только сейчас вспомнил, каким образом, собственно говоря, оказался в этом месте. Но мысли об Алкерон, тут же заменились на «Всевышний, я спрашиваю у болотного существа, как мне найти темного колдуна…»
Болотная женщина склонила голову набок, будто раздумывая, стоит ли говорить принцу что-то или нет, а потом подняла руку и ткнула пальцем куда-то влево.
- Он подошел к болоту, постоял и ушел. Туда. – Она снова ткнула пальцем в ту же сторону.
Один из детенышей, до невозможности вытаращив глаза, повторил ее жест, издав при этом неимоверно высокий писк, граничащий с ультразвуком.
Артур вдруг понял, что это кажется ему забавным и губы сами расползаются в улыбке, но тут же одернул себя. Оставить в живых неопасных созданий это одно, а умиляться над ними, как это делал Мерлин, совсем другое! Вот Мерлину бы точно понравились все эти скользкие болотные существа.
- Спасибо. Я ухожу.
Болотная жительница кивнула.
Артур махнул ей рукой, в знак прощания. Писклявый малыш сделал то же самое, с точностью копирую Артуровский жест. Трое его братьев или сестричек поспешили присоединиться, при этом неимоверно громко пища. Артуру показалось, что у него опять закладывает уши, и он поспешил покинуть болото, направляясь туда, куда ему указала женщина.
На самом краю топи, на одной из колючих веток он вдруг увидел клочок знакомой рубах. Но не Алкероновской! Мерлина! Значит, слуга не стал его ждать и отправился следом!
Артур кинул последний взгляд на болото. Зеленоватая шевелюра матери семейства мелькнула в кустах, где уже скрылась малышня, и лес снова погрузился с тишину.