Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

- а ты совсем охренел?!
Мерлин со всей силы пихнул Алкерона в плечо в надежде, что тот упадет со стула и расквасит себе нос. Но добился только ответного тычка и наглой усмешки
- Он немного буйный бывает, но знали бы вы какой это ценный экземпляр! – Алкерон растянул губы в улыбке, вспоминая о том, какая награда назначена за их головы.
- И что в нем такого ценного? – Остальные игроки все еще с подозрением смотрели на подобную ставку.
- Ах, молодой человек, у вас совсем нет гордости. – Женщина посмотрела на Мерлина с презрением и, гордо встав из-за стола, удалилась, показывая, что не собирается играть на таких условиях. Оставшиеся светлые маги тоже переводили недовольные взгляды с Алкерона на ошалевшего Мерлина.
- Да вы совсем что ли, господа? Я вам предлагаю набор ингредиентов для зелий, и не просто набор, а редкостный! – Алкерон выдержал драматическую паузу и чуть не шепотом произнес. – Он повелитель драконов.
По окружению прошел восхищенный шепоток, и теперь взгляды всех присутствующих были устремлены на Мерлина. Маг почувствовал, как с десяток пар глаз, прощупывает его ауру, проверяя верность слов Алкерона. Более унизительно ему еще не приходилось себя чувствовать. Ощущая, как внутри все закипает от гнева, он скорее прошипел, чем сказал
- Ты придурок, Алкерон. Я не собираюсь тут быть твоей ставкой. Можешь хоть душу дьяволу продать, а я сваливаю отсюда. – Маг развернулся и быстро направился к выходу, стараясь не обращать внимания на темных колдунов, пытавшихся преградить ему путь.
- Если ты сейчас уйдешь, я скажу…
- Да мне плевать, что ты скажешь, ясно! Я тебя раньше прокляну, чем ты рот успеешь открыть! – Мерлин уже пробрался к двери, когда услышал, видимо, припасенный в запас аргумент.
- Хорошо, иди. Я тогда поставлю на кон вот это. – Колдун что-то поднял в руке и, обернувшись, юноша разглядел сверкнувший в полумраке осколок. Он вытянул руку и произнес призывающее заклятье, но Алкерон оказался проворнее и успел поставить блок. – Наш бедняга при… - Он запнулся и закончил не так, как хотел, вспомнив в каком обществе они тут находятся. - …ятель будет не рад такому положению дел. И не жаль тебе его рассудок, м? – Молодой человек улыбнулся в ответ на разъяренный взгляд Мерлина, направляющегося обратно к столу.
На любопытство рыжебородого по поводу осколка Алкерон загадочно промолчал.
- Итак, ставки приняты. Мешок ингредиентов для зелий.
При этих словах Мерлина аж всего перекосило от злости. Он постарался сосредоточиться на мыслях о том, как будет мстить, и пытался не обращать внимание на самодовольство колдуна, прокрадывающееся в его сознание.
Однако, по ходу яростной игры отвлечься от Алкероновских чувств становилось все труднее. Судя по подлому ликованию без повода, колдун то и дело жульничал, обставляя менее удачливых и недогадливых игроков. Карты постоянно меняли свою масть или вдруг раздваивались, при этом Мерлин никак не мог понять, каким образом Алкерон умудряется не попасться. Минут через пятнадцать вся эта чехарда завлекла и Мерлина. Решив отложить мысли о мести на потом, он сосредоточенно вглядывался в карты своего спутника, периодически поглядывая на других колдунов. Еще через какое-то время юноша вдруг отчетливо понял, что жульничал не один Алкерон. Даже светлые маги, сидящие по другую сторону стола, изменяли свои карты. Он вдруг сообразил, что смысл игры был вовсе не в том, что бы сумничать в игре, а в том, что бы обставить противника при помощи колдовства. Хотя это было негласное правило, все ему следовали и довольно успешно. Мерлин постарался сосредоточиться на магических ощущениях, улавливая любое мелкое колдовство других игроков. Вся остальная магия, наполнявшая зал, словно, отошла на второй план, оставив только 8 пар глаз, сосредоточенных на картах.
- Я смотрю ты уловил суть. – Алкерон прошептал это одними губами, но Мерлин, будто, слышал слова в своей голове. – Неужто думаешь, что эти оболтусы смогут меня обыграть? Чем это я заслужил столь низкое мнение о себе?
Колдун ухмыльнулся, покосившись на спутника, и вернулся к карточной игре. Спустя еще несколько минут, Мерлин почувствовал, что они выигрывают. Он ощущал слабое раздражение рыжебородого, слышал досадное покашливание темного мага, сидящего следом, светлые колдуны хмурились, все чаще поглядывая на других игроков. Только Алкерон прибывал в приподнятом настроение. Чем дальше шла игра, тем изощрение и хитрее становились его действия и, в конце концов, он с жутко самодовольным видом выложил свои карты на стол. Оставшиеся игроки издали вздохи разочарования.
- Ну, что ж, на этом моя игра закончилась. – Алкерон резво поднялся и одним взмахом руки забросил весь выигрыш в свой рюкзак, который успел отобрать у Мерлина.
Колдун, обозвавший Мерлина мешком с ингредиентами для зелий, глядя на то, как золотые монеты и магические штучки улетают в рюкзак, тоже решил подняться со стула.
- Э, нет, колдунишка. Ты так просто с моими ингредиентами не уйдешь.
- Я выиграл и уйду отсюда, независимо от вашего желания. – Он отодвинул стул от стола и уже собирался уйти, когда Мерлин ощутил, что рыжебородый читает заклинание. Стоило Алкерону сделать шаг, как откуда-то из его куртки на пол посыпались карты.
На какое-то мгновение воцарилась тишина, после чего рыжебородый с самодовольным видом завопил:
- Господа, да он жулик!

Анна – предводительница группы темных ищеек, следящих за порядком на Альбионе – прищурено смотрела на болезненного с виду торговца взрывными шариками.
Десять минут назад к ним пришла записка, сообщающая, что по рынку бродят два подозрительных типа. Тащиться на базар в разгар дня Анне совершенно не хотелось, но оставить сообщение не проверенным тоже не выход. После оповещения всех возможных деревень такие доносы стали валом валить, уверяя, что именно в их деревне видели преступников. Каждый был не прочь получить золотую награду и изощрялся любым доступным способом. Один из таких глупцов зачаровал тушки трех убитых коз и попытался выдать их за трупы колдунов и принца, убитых им собственноручно в честном бою. Неудачно наложенное заклинание спало в самый неподходящий момент, и храбрые похождения глупца закончились отрубленной головой. За последние пару дней Анне порядком надоела эта чехарда и уж попадись ей эта троица – все пожалеют, что на свет родились!
- Один патлатый темный пришел сюда из курятника. Ходил, все выспрашивал про те и иные штуки, все руками облапал без спросу. Я хотел его проклясть, да не успел. – Торговец возмущенно поджал губы, будто своими действиями колдун-покупатель осквернил его святая святых. – Он побродил-побродил и ушел в сторону таверны. А потом пришел второй. Светлый маг. Тоже бродил тут, пялился на нашу сторону рынка, что б его! Высматривал все что-то, вынюхивал. Потом тоже ушел в таверну.
- И с чего вы взяли, что это те самые разыскиваемые колдуны? Тут целая площадь темных и светлых магов. И половина из них ведет себя подозрительно. Например, пялиться на товар и трогает его руками. – Женщина небрежно взяла в руки один из шариков, лежащих ближе всех к ней, вызвав разгневанный скрежет зубами у продавца.
- Да вот вы сходите в таверну и убедитесь сами, что я… - Мужчина не успел договорить.
Со стороны таверны послышался страшный грохот и все три пыльных окна, имевшихся в стене здания, разлетелись вдребезги. Дверь, очевидно, выбитая чьим-то мощным ударом ноги вылетела на улицу. Из таверны повалил дым и колдуны, кашляя и чихая от поднявшейся пыли, спешили убраться подальше, в то время как внутри продолжалась возня и крики. Анна резко развернулась и, сделав несколько знаков своим людям, быстро двинулась в сторону таверны.
Народ на площади, обернувшись на шум, начал постепенно отходить к выходам с рынка. Часть заспешила к курятнику, некоторые с тихим хлопком растворялись в воздухе. После второго взрыва базар загудел, как разворошенный улей. Торговцы, почуяв, что сейчас будет жарко, тут же начали сворачивать свои лавки, а покупатели бросились в рассыпную.
В таверне снова послышался грохот и на улицу выскочили двое. Еще прежде, чем пыльное облако и дым рассеялись, женщина узнала в них беглецов. Темный колдун, вцепившись в свою сумку, резко развернулся к таверне и, выкрикнув какое-то заклинание, направил его внутрь. Светлый маг, отряхиваясь от пыли и кашляя, схватил первого за локоть и, проорав что-то ему на ухо, потащил в сторону рынка. В этот самый момент он, наконец, поднял голову, что бы оглядеть обстановку на базаре. Его взгляд тут же наткнулся на палатку с черными шариками и нагло ухмылявшегося продавца. А неподалеку стояла….

Похоже, слово «жулик» в этой таверне было равносильно красной тряпке, которой трясут перед мордой разъяренного быка. Стоило рыжебородому его произнести, как все сидящие за столом, повскакивали со своих мест.
Мерлин еще не успел оценить всю серьезность ситуации, когда прямо рядом с его ухом пролетел огненный шар, брошенный темным колдуном, стоящим с другой стороны стола. Остальные отставать не собирались. Сразу три брошенных в них заклинания не достигли цели лишь потому, что Мерлин и Алкерон, как по команде, отскочили в разные стороны. Голубой шар, брошенный проворным старикашкой, принимавшим ставки, врезался в грудь молодому человеку, по несчастью проходящему мимо. Магической волной его отшвырнуло на пару метров, и он приземлился прямо на столик, за которым трое здоровяков распивали местное вино. Непонятного цвета магическая субстанция, которую пустил в Мерлина рыжебородый, угодила в полку с посудой, висящую на противоположной стене. Раздался страшный грохот, утварь посыпалась на компанию, расположившуюся за столиком под этой самой полкой. Третий шар к счастью никого не задел, но и первых двух было достаточно.
На секунду воцарившаяся в таверне тишину, вдруг разорвал злобный рев одного из верзил, чей отдых был нарушен рухнувшим на его столик парнишкой. Выхватив откуда-то из-под стола дубинку, он с грозными воплями бросился к игральному столу и зарядил бы своей битой кому-нибудь в челюсть, если б не сонное заклятье, пущенное кем-то исподтишка. Двое его приятелей ждать себя не заставили, но мозгов у них было явно побольше, так что в ход сразу пошли боевые заклинания. Бедлам, начавшийся в таверне, предстал перед Мерлином, как лучший шанс сделать отсюда ноги не заметным. Стараясь не подниматься с карачек и не наткнуться на чье-то заклинание, маг поспешил к барной стойке. Под столом мелькнула макушка Алкерона, но тут же скрылась за тремя парами ног, занявших оборону по эту сторону стола.
Часть посетителей таверны, желавших сохранить свои жизни и кошельки, поспешила покинуть опасное заведение. Кто-то пронесся мимо Мерлина, чуть не отдавив ему руку, но был застигнут чьим-то заклятьем, споткнулся и растянулся на полу. Маг хотел, было, подползти поближе и проверить состояние неудачника, когда почувствовал, что его собственное положение не лучше. Чья-то сильная костлявая пятерня вцепилась в его шевелюру и потянула вверх. Над ухом раздался противный знакомый голос.
- А, гаденыш! Не уйдешь, я выиграл тебя! – Рыжебородый, одной рукой держа свою добычу за волосы, другой потянулся к поясу за кинжалом.
Мерлин дернулся, поминая не добрым словом того идиота, из-за которого его сейчас пустят на ингредиенты. Ну, уж нет, так просто он ему не дастся!
- Размечтался… – Глаза мага сверкнули золотом и колдун, не успевший выставить блок, был отброшен магической волной.
Мерлин вскрикнул от неожиданной боли – не желание расставаться со своим выигрышем было слишком велико, так что клок Мерлиновских волос так и остался в зажатой пятерне. Пока маг оценивал ущерб, нанесенной его шевелюре, где-то над головой раздался оглушительный грохот и звон битого стекла. Со стен в очередной раз посыпалась посуда и какие-то трофеи. В сторону Мерлина полетела медная тарелка с чьим-то недоеденным обедом, потом ложка чуть не угодила по лбу. В последний момент Мерлин увернулся от летящей в него бутылки с вином, а вот большая пивная кружка угодила прямо в живот, оставив болезненный синяк. Очередной предмет посуды, запущенный откуда-то из-за перевернутого столика, заставил юношу развернуться и запустить отрубающим проклятьем в буйного посетителя. Небольшой светящийся шарик, сорвавшийся с его пальцев, вдребезги разнес крышку стола, оставив прятавшегося там колдуна без прикрытия.
Краем глаза Мерлин уловил какое-то движение у себя за спиной и в этот же момент кто-то схватил его за локоть, грубо толкнув за барную стойку. Маг, было, решил, что это рыжебородый, но, обернувшись, наткнулся взглядом на знакомую патлатую голову.
- Это все из-за тебя! – Стоило ему убедиться, что здесь относительно безопасно, как он тут же накинулся на Алкерона.
- Брось, Мерлин. Здесь довольно весело! – Алкерон улыбнулся и извлек из кармана куртки черный шарик.
- Что это? – Мерлин с недоверием покосился на шарик, один из тех, что он видел сегодня на рынке.
- Наш путь на улицу! – Колдун усмехнулся и легким движением руки перекинул шарик через стойку.
Грохот взрыва, раздавшегося посреди зала, был лучшим ответом на вопрос о функциях непонятной штуковины. Алкерон не стал дожидаться пока народ в таверне оклемается и в пару прыжков преодолел расстояние между стойкой и дверью. Мерлин последовал за ним.
Кашляя от попавшей в рот и нос пыли, маги выскочили на улицу. Алкерон, очевидно почувствовав себя на свободе, развернулся и тут же зашвырнул в таверну каким-то проклятьем.
- Если опять свалишься с магическим истощением, я ни секунды на твое лечение не потрачу!
- Спокойно, Мерлин. Сейчас только… - Маг не стал дожидаться продолжения и, схватив Алкерона, уже готового произнести новое заклинание, потянул его в сторону рынка.
Оттащив колдуна на пару шагов от таверны, Мерлин, наконец, обернулся к площади и застыл. Народ, взбудораженный взрывами, суетился, многие спешили убраться восвояси, кто-то настороженно смотрел в сторону таверны, в то время как несколько темных приближалось в их сторону. Продавец шариков с надменной улыбкой смотрел прямо на Мерлина, скрестив руки на груди. А совсем неподалеку стояла та женщина, Анна, которая приходила к Норекле со своими людьми. Проклятый торговец вызвал подкрепление, и теперь они в ловушке!
- Алкерон, кончай свои шуточки, здесь люди Нимуэй! – Мерлин проорал это прямо в уху колдуну, в надежде, что до него, наконец, дойдет вся серьезность ситуации.
Молодой человек резко обернулся туда же, куда только что смотрел его спутник, и, встретившись взглядом с колдуньей, похоже совсем спятил. Вместо того, что бы дать деру в противоположную от женщины сторону, он ринулся прямо в толпу к палаткам со светлой стороны. Зазевавшийся Мерлин выпустил рукав его куртки из рук. Секунда, и светловолосая макушка буквально растворилась в толпе.
Проклятье одного из темных ищеек, брошенное в сторону Алкерона, угодило в крайнюю палатку, чей продавец еще не успел свернуться. Часть товара, стоящая на прилавке разлетелась вдребезги. Торговец медленно поднялся из-за прилавка, аккуратно отряхнул одежду от осколков и неожиданно выбросил обе руки вперед. Безмолвное заклинание, сорвавшееся с пальцев, сшибло с ног нескольких человек и ударило в палатку напротив.
- Не уйдешь! – Вопли, послышавшиеся со стороны таврены, привели Мерлина в чувство.
Не имея никакого желания снова попадаться в руки рыжебородого, он последовал примеру Алкерона.
Выкрикивая на ходу защитные проклятья, маг одновременно пытался высмотреть в суматохе колдуна, так внезапно слившегося с толпой. Заскочив за небольшую палатку, он чуть не столкнулся нос к носу с молоденькой продавщицей.
- Это из-за вас такая суматоха?
- Эээ… - Пока юноша соображал, что лучше ответить, девушка вздрогнула от очередного магического удара, сотрясшего палатку.
- Надо убираться отсюда! – С этими словами она с легким хлопком исчезла и… снова появилась на том же месте. – Р нет, они перекрыли выход!
- Какой выход?
- Отсюда нельзя переместиться!
- Бегите в лес. – Маг ткнул пальцем в сторону леса за спиной, окружавшего рыночную улицу со всех сторон.
- Вы что первый раз здесь? С рынка только два выхода – с постоялого двора и через курятник.
Очередной взрыв, похоже, лишил девушку остатков смелости, и она, подскочив на месте, бросилась со всех ног в сторону таверны.
Мерлин проводил ее взглядом и скользнул за соседнюю палатку, в надежде остаться незамеченным, пока ищейки пытались не попасть на линию огня взбесившихся торговцев. Выглянув в щель между лотками, маг ощутил, что бой явно принял глобальные масштабы. Все, кто был на рынке, не имея возможности уйти, приняли одну из сторон. Светлые и темные колдуны из засады или в открытую палили по палаткам противников. Небольшая стайка осмелевших мужчин, кружила возле ищеек, забрасывая их заклинаниями вперемешку с собственными товарами различного назначения. Гам стоял невообразимой, аура рынка пестрела следами боевых и защитных заклинаний, были и раненые, жавшиеся к палаткам или ютившиеся за ними, как и сам Мерлин. Молодой человек попытался отыскать в этой толпе ауру Алкерона, но это было бесполезным делом. И куда только подевался этот подлец?
Судя по взрывам, начавшим следовать один за другим, продавец шариков тоже вступил в схватку. Однако, обернувшись к его палатке, маг то ли с облегчением, то ли с еще большим огорчением обнаружил объект своих поисков с завидной скоростью пулявший взрывными шариками в толпу. Через раз он ловким движением складывал шарик другой себе в сумку.
Проторчав еще несколько минут на месте и поняв, что колдун не собирается прекращать свое развлечение, Мерлин решился на отчаянный шаг. Он весь подобрался, готовый в один прыжок пересечь площадь, когда кто-то схватил его за шиворот. Раздумывая о том, почему все сегодня так настойчиво хватают его за разные части тела, юноша резко развернулся и столкнулся лицом к лицу с продавцом волшебной посуды.
- Господин светлый маг, пользуясь случаем, хочу подарить вам свой самоварящийся горшок! – Мерлин чуть не взвыл, услышав эти слова. Народ кругом не на жизнь, а на смерть дерется, а ему предлагают горшок!
- Да не нужен мне ваш горшок! – Но торговец, похоже, не собирался слушать его возражения.
- Еще как нужен! Главное, правильно его использовать!
Мужчина вытащил из-под прилавка два горшка и протянул один Мерлину. Тот посмотрел на объект страдальческим взглядом, чуя, что будет ненавидеть этот предмет посуды всю свою оставшуюся жизнь. Он в нерешительности принял дурацкий горшок из рук продавца. Мужчина расплылся в радостной улыбке и, взяв свой собственный горшок, надел его на голову. Маг шокировано уставился на еще одного психа – притягивает он их что ли!?
- А не боитесь, что ваши кхм мозги сварятся?
- Ооо, нет, конечно! – Мужчина расплылся в самой счастливой улыбке. – Заклинание, наложенное на эти горшки, действует недолго.
- А как же гарантия десять лет? – Мерлин скривился, подивившись лживости светлого мага.
- Обычный трюк рыночной торговли. Держите еще сковороду. Ну, бывайте! – С этими словами колдун отсалютовал Мерлину и ринулся прямо в толпу, отбиваясь другой сковородой от прохожих.
Чувствуя себя полным идиотом, маг нацепил на голову горшок, решив, что таким образом он не будет выделяться из толпы, и, схватив сковороду, в пару прыжков добежал до палатки, где все еще торчал Алкерон. Колдун как раз метил очередным шариком прямо в Анну, которая в ярости отбивалась от пары назойливых дамочек, метавших в нее странные оранжевые шары.
- Алкерон, кончай свой цирк, пошли отсюда!
- Погоди, я еще не….
- Хватит! – Мерлин схватил Алкерона за руку и попытался оттащить от прилавка.
Отмахнувшись от Мерлина, как от назойливой мухи, молодой человек продолжал закидывать взбешенную Анну плодами больной фантазии продавца-взрывотехника. Вдруг юноша перестал сопротивляться, очевидно, узрев нечто любопытное. Мерлин проследил за взглядом колдуна - этим любопытным оказался взлохмаченный парнишка, замахивающийся чем-то в их сторону. В тот же миг Алкерон, словно ужаленный, подпрыгнул на месте и, резво развернувшись, затолкал Мерлина прочь от палатки. Уйти далеко не удалось и оба полетели за палатку, отброшенные волной от взрыва. С верху посыпались обломки досок и пепел. Так что Мерлин в тайне порадовался, что воспользовался ценным горшком, отлично защищавшим от падающего мусора. Алкерон, приземлившийся прямо на его левую руку, к счастью тут же подскочил и, обернувшись назад, издал радостный вопль, словно не его только что пытались взорвать.
- Ты просто псих ненормальный! – Мерлин тоже встал на ноги, отряхиваясь от грязи и пыли.
За поднявшейся черной пеленой и стеной огня не было видно ни Анну, ни других колдунов продолжающих битву на рыночной улице.
- Я подорвал двух ищеек, одного светлого колдуна, палатку с аромолампами, тетку с собакой и продавца взрывных шариков!!!
Алкерон прокрутился пару раз вокруг своей оси, размахивая руками, изобразив, очевидно, что-то вроде победного танца и, наконец, повернулся к магу. Стоило ему сфокусировать взгляд на спутнике, как он тут же согнулся в приступе смеха.
Вид перепачканного сажей, растрепанного колдуна, давящегося со смеху после рассказа о собственных «подвигах», вызывал серьезные опасения на счет адекватности оного субъекта и безопасности его дальнейшей деятельности. Мерлин сделал маленький осторожный шажок назад, размышляя сошел ли Алкерон с ума, после падения с водопада или только что после взрыва. Вывод о том, что мозг бедняги просто не выдержал такого издевательства, напрашивался сам собой. В прочем, не все ли равно, когда колдуну отшибло разум? Выход один – огреть психа по голове во избежание более тяжких последствий.
Глядя на загибающегося со смеху молодого человека, Мерлин решил все же повременить со столь кардинальными действиями – сковорода при нем и треснуть психа, как следует, он всегда успеет - и на всякий случай уточнил:
- Алкерон, ты окончательно спятил? - Колдун кое-как разогнулся и, продолжая гоготать, тыкнул пальцем в мага:
- Я?! Это не я нацепил себе на голову горшок и размахиваю сковородой!
Выражение облегчения на лице Мерлина, тут же сменилось злостью. Он сорвал с головы злосчастный горшок и хотел уже выкинуть, но Алкерон его опередил.
- Дай сюда, ты не умеешь пользоваться посудой. – С этими словами юноша развернулся и, размахнувшись, запулил горшок прямо в столб черного дыма, где по его мнению до сих пор находилась Анна. Послышался грохот и вопли. – Кажись, я попал.
- Идем!!!
Мерлину осточертело смотреть на все это, и он быстро двинулся к соседней палатке. Он решил больше не тащить Алкерона – хочет, пусть сам идет, а не хочет – пусть его тут прикончат!
- Эй, погоди! Куда ты так спешишь! – Алкерон тут же нагнал его у соседнего лотка и схватил за край куртки.
- Подальше отсюда, пока меня не прикончили. Артур ищет нас в лесу! Что если они его уже схватили?
- Да ничего не будет с твоим драгоценным принцем! У нас есть шанс надрать этим ослам задницу, а ты не хочешь им воспользоваться! – Алкерон возмущенно махнул руками, явно считая Мерлина полным идиотом.
- Я просто в шоке от твоего идиотизма! Темный колдун с сотрясением мозга, не имеющий возможности сотворить по-настоящему опасное заклинание и светлый маг против семерых или восьмерых ищеек и целой толпы сумасшедших торговцев рынка. Твой оптимизм меня поражает. Мне надоело торчать тут из-за твоей глупости! Да ты вообще слушаешь меня?! – Пока Мерлин пытался привести доводы в пользу своего нехитрого плана, Алкерон поспешил покидать в сумку с прилавка все, до чего мог дотянуться.
- А? – Он обернулся на светлого мага, засовывая в карман какие-то непонятные штуковины.
- ПРОКЛЯТЬЕ!!! – Мерлин вскочил и бросился прочь от палатки, не оборачиваясь.
Выходки Алкерона его просто достали! И этот проклятый рынок с его сумасшедшими торговцами и покупателями, эти чертовы ищейки преследующие их день и ночь, это темная магия кружившая вокруг – все выводило из себя! Маг выскочил из-за укрытия, и в него с разных сторон тут же полетели заклятья, где-то над ухом просвистел кинжал, вонзившийся в подпорку одной из палаток, кто-то попытался схватить его за руку, но Мерлин выкрутился. Люди кругом озверели, магия взбесилась, превращая все вокруг в хаос, прах, множа количество раненных и мертвых на дороге. Похоже, это не Алкерон, это мир вокруг сошел с ума, вовлекая все и вся в бешеный водоворот заклинаний, взрывов, криков. Мерлин понял, что больше не может сделать ни шагу в сторону курятника. Внутри все кипело от злости. Тьма, пронзившая рынок с начала этого сумасшествия, наконец, добралась и до него, заставляя остановиться и развернуться. Все кругом превратилось в какое-то смазанное темное пятно, краски словно потускнели. Единственное, что осталось ярким пятном в этом хаосе – это злость, поднимавшаяся магической волной внутри.
Совсем неподалеку показалась Анна, отбивавшаяся от какой-то женщины, и с ней еще трое колдунов. Завидев Мерлина, они резко прибавили шагу в его сторону, надеясь на легкую добычу. Анна, наконец, оглушившая противницу, двинулась следом за ищейками, но, подняв взгляд, на Мерлина замерла. Шум, царящий на рынке, перекрыл ее крик. Маг растянул губы в зловещей ухмылке…

Алкерон попытался ухватить убегающего Мерлина, но в руке осталась только злосчастная сковорода. Вот уж правду Артур говорит – магу надо было родиться истеричной девицей. Нет бы разобраться с темными магами раз и навсегда!
Колдун поспешил за своим спутником, все еще лелея надежду на интересный бой, попутно сгребая с прилавков в свою сумку всякие полезные вещицы. Он остановился у одного из ларьков с лекарственными зельями и с удовлетворением покидал в рюкзак с десяток полезных склянок. Сумка уже была заполнена до краев, но кругом оставалось еще так много интересных вещиц… Грех не воспользоваться таким шансом! Алкерон глянул в сторону курятника, куда пошел Мерлин и с некоторой растерянностью обнаружил, что мага там нет. Стащив еще очередной амулет с прилавка, колдун высунул голову из-за укрытия и замер.
Мерлин стоял совсем недалеко, посередине рыночной площади. На небольшом участке возле него никого не было – маги, увлеченные битвой, словно сторонились пришельца, прижимаясь к палаткам и уходя в сторону. Алкерон вдруг явно ощутил волны темной магии, исходящие от того места, где стоял его спутник. Это было совершенно точно не похоже на неженку-Мерлина, но чувства говорили об обратном. Колдун попытался прощупать его силу, но наткнулся лишь на прочный черный кокон. Все происходящее было не к добру…
Мысль еще не успела оформиться во что-то дельное, когда этот странный Мерлин вдруг поднял обе руки и его глаза сверкнули золотом. Алкерон так и не смог решить потом чего же он испытывал больше: восхищения, зависти или страха. Пожалуй, всего и помногу…

Давление силы, бурлившей внутри, стало невыносимым, магия требовала выхода и Мерлин не мог этому воспротивиться. Он вскинул руки и направил всю свою энергию во вне, ни на чем не концентрируясь, испытывая лишь одно желание – избавиться от этой ярости, уничтожив все вокруг, что может ему помешать. Волна магии с бешеной скоростью разнеслась по рынку, руша оставшиеся палатки, отбрасывая попавшихся на пути магов, превращая в пыль магические изделия, разрывая защитный купол, не позволяющий перемещаться с рынка. Мерлин прикрыл глаза – это было опьяняющее чувство свободы. Здесь не было Артура и Утера, довлеющих над ним со своими законами и правилами, не было дракона наставляющего его на путь истинный, не было Гаюса, напоминавшего, что надо быть осторожным. Не надо было сдерживаться, бояться, думать о своем предназначении. Еще никогда он не был так свободен и так силен. Алкерон прав – ни к чему убегать…
Мерлин чувствовал, как бешеный ветер, вызванный его заклинанием, поднимает какой-то мусор, обломки палаток и пыль, закручивая их в небольшие смерчи; слышал как кричат и в ужасе разбегаются те, кто еще на ногах - их жалкие ауры метались кругом, похожие на мелких букашек. Несколькими из них были Анна и ее ищейки, пытающиеся бороться с поднявшимся ураганом. Вот только Алкерона он никак не мог нащупать. Странно…
Мерлин нахмурился и открыл глаза, оглядывая разрушенную площадь. Его взгляд, наконец, достиг останков лекарской палатки. Там, оставив свою сумку, набитую ворованными товарами, на земле сидел Алкерон во все глаза пялившийся на Мерлина. Пожалуй, такого выражения лица у своего спутника магу еще не приходилось видеть. Он ухмыльнулся и вдруг понял, что во всем облике Алкерона было что-то кардинально неправильное. Маг нахмурился, всматриваясь в молодого человека, так же не отрывающего от него взгляд. Все то же самое, что и обычно, вот только…
Мерлин почувствовал, что мир вокруг перевернулся, расколовшись одновременно на тысячу кусочков. Аура Алкерона светилась белым, словно он от рождения не применил ни одного темного проклятья. И не смотря на это, Мерлин ощущал его чужаком! Да какого черта тут происходит? Судя по ошалевшему взгляду самого Алкерона, тот был в не меньшем удивлении.
Раздавшийся треск в дальнем конце рынка никак не содействовал разрешению ситуации. Каждый, кто находился на площади и был еще в состоянии шевелиться, повернул голову в сторону шума. Алкерон, наконец, пришедший в себя, закинул на плечо рюкзак, в другую руку взял сковороду и выглянул из-за хлипенького укрытия поглядеть, что происходит. Возле таверны показалась фигура в черном плаще до пола, с черным капюшоном, который тут же был сброшен. Седовласая старуха окинула разваленный рынок злым взглядом черных глаз и, наконец, ее взгляд остановился на Мерлине, все еще стоящем по середине площади. Магу вдруг показалось, что он уже где-то видел эти глаза, ее лицо. Откуда-то сбоку раздался ехидный голос:
- Сейчас вы получите на орехи, болваны. Моргауза всех на место поставит!
- Моргауза?! – Мерлин не успел увидеть, кто назвал имя старухи, зато вовремя отскочил от брошенного кем-то из ищеек огненного шара.
Моргауза продолжала неподвижно стоять на месте. Ее губы зашевелились. Отсюда не было слышно, что она говорит. Но и быть шибко умным было не надо, что бы догадаться: «Взять их!»
Мысль еще не оформилась в Мерлиновской голове, но он уже схватил Алкерона под локоть и потащил в сторону курятника. Тишина, установившаяся на площади после бешеного урагана тут же была разрушена. Ищейки и те из магов, которые могли передвигаться, очевидно, приняли приказ старухи близко к сердцу.
Выставив щит, что бы прикрыть спину, Мерлин швырялся какими-то темными заклятьями направо и налево. Они просто сами слетали с его языка, не давая времени задуматься. Между тем Алкерон, безуспешно пытавшийся послать хоть жалкий магический шарик, бросил свои попытки и решил прибегнуть к грубой физической силе. Отбиваясь от нападавших сковородой, он быстро расчистил дорогу к курятнику – желавших встретиться с чугунным товаром было не много. Влетев внутрь на всех парусах, Мерлин никак не был готов к тому, что там может кто-то быть. Столкновение со светлым магом было столь же неожиданным сколь сильным. Но то ли страх, то ли вдруг приобретенная сила удержали Мерлина на ногах, в то время как мужчина, будучи менее удачливым, полетел на пол.
- Простите… - Бросив через плечо извинение, Мерлин уже был у выхода, когда его достиг вопль колдуна:
- Совсем обалдел, Темный! Все вы, чернокнижники, – ненормальные!!!
Слова застали Мерлина врасплох. Его, конечно, по всякому называли, но чернокнижником… От растерянности он чуть не перелетел через порог, вовремя схватившись за Алкерона.
- Мерлин, я знаю эту каргу! Она тоже хотела получить осколок! – Алкерон уставился на выход из курятника, в ожидание, когда оттуда появятся ищейки.
То ли из-за их защитных чар, то ли из-за старухи, его магия совсем перестала работать. А тут еще Мерлин идет, как вареный.
- Он назвал меня темным! Нет, ты это слышал!? – Маг растерянно смотрел в сторону курятника, откуда почему-то не доносилось шума погони.
- Ну, ты и устроил на рынке!
- Что он устроил?
Голос, раздавшийся за спиной, показался Алкерону смутно знакомым. Но раздумывать над тем, кому он принадлежит времени не было. Резкий разворот, удар…
- Артур!!! Что ты наделал, идиот! – Мерлин подскочил к растянувшемуся на земле Пендрагону.
Какой бы ни была крепкой голова Артура, но Алкероновская сковорода оказалась намного крепче.
- Ой, простите, ваше высочество, вас не учили, что нельзя подкрадываться незаметно к вооруженному человеку! – Алкерон ткнул сковородой бессознательного принца в плечо.
- Как мы его потащим? – Вопросу Мерлина суждено было остаться без ответа, потому что из курятника послышались топот и гам преследователей.
- Если ты сейчас не оторвешься от своего прекрасного принца и не сделаешь что-нибудь, нас всех потащат вперед ногами!
- Это ты, мистер фокусник, хотел задержаться на рынке и повеселиться!
- Я бы рад, но твоя выходка на площади испортила мою магию!
- Ах, так это я виноват! Может, я виноват и в том, что ты огрел Артура по голове?
- Знаешь что, я тут вообще с вами возиться не…
- Вон они!!! – Вопль, раздавшийся из двери курятника, возвещал о том, что погоня, наконец, достигла цели.
По какой бы причине ищейки не задержались на площади, теперь они были здесь и через пару секунд думать о бессознательном Артуре уже будет некому.
Стоящий в дверях колдун поднял руку, в его ладони начал образовываться небольшой огненный шар, нацеленный прямо на Алкерона. Нет, Алкерон, конечно, бесил Мерлина, но здравый смысл подсказывал, что его смерть не решит их проблем. А от магического заклятья отбиться сковородой будет невозможно. Мерлин видел, как Алкерон шепчет защитное заклятье. Но вместо щита с пальцев сорвалась небольшая фиолетовая молния. За несколько секунд развив бешеную скорость, она влетела в курятник, обогнув в дверях мага, словно нарочно, и скрылась где-то в глубине. Рефлекторно отклонившись в сторону от ненормального заклинания, ищейка выпустил свой шар вовсе не туда, куда хотел.
- Черт, Мерлин, так и будешь стоять столбом, пока нас не прикончат!?
- А, да… - Дважды повторять не пришлось.
Мерлин постарался сконцентрироваться на временно ослепляющем заклятье. Его действия, как раз хватило бы настолько, что бы они успели сбежать. В глубине курятника уже появились другие колдуны, переругиваясь друг с другом.
Глаза мага сверкнули, и невидимая волна влетела в сарай, сбивая с ног ищейку, стоящего в дверном проеме, и всех тех, кто уже успел войти внутрь. Пара секунд, и раздался оглушительный гул. Мерлин на всякий случай заткнул уши, лихорадочно пытаясь понять, что сделал не так. Что бы это ни было, на ослепляющее заклятье было похоже меньше всего. Гул прекратился так же внезапно, как и начался. Тишина, установившаяся в лесу, показалась оглушающей.
- Что это было? – Алкерон пытался разглядеть что-нибудь в курятнике, кроме перепуганных несушек.
- Н-не знаю. Я хотел их ослепить, а не… Что там такое?
- Блин, из тебя колдун, как из Артура танцовщица!
- На себя посмотрел бы! Выпустил какую-то фигулину! Да если б не я, тебя бы по дереву размазало первым огненным шаром!
- Зато у меня есть сковорода!
Алкерон в пару прыжков преодолел расстояние до курятника и с опаской заглянул внутрь. Что бы не случилось с магами – их в помещении больше не было. Куры, квохча и кукарекая, носились туда-сюда, не зная, куда деваться от сумасшедших хозяев, коих по-прежнему в поле зрения не наблюдалось.
- Не лезь туда, надо забрать Артура и уходить.
- Они все исчезли. Странно. – Колдун осторожно зашел внутрь, медленно ступая по скрипучим доскам и не обращая внимания на недовольные крики Мерлина.
Впереди, на рынке, происходило что-то непонятное. Грех не поглядеть, что же случилось! Колдун поспешил ко входу и замер. Рынок, только что наполненный темными и светлыми магами, кишел курами! Несушки и петухи разных расцветок и размеров носились по площади с оглушительным кудахтаньем. Одна из рыжих куриц, похоже, самая крупная здесь, восседая на разрушенной палатке орала громче всех, размахивая крыльями. Рядом суетились два черных петуха, бесполезно разводя в стороны огромные крылья и тряся головами. Завидев Алкерона, торчащего у входа, один из петухов вдруг развил неимоверную скорость и налетел на колдуна, пытаясь клюнуть беднягу побольнее. Отбиваясь от ненормальной птицы сковородой и давясь от хохота, Алкерон бросился обратно.
- Ну, ты даешь, Мерлин! Устроил тут птицеферму! Мерлин? – Вместо одного бесчувственного тела, под деревом теперь лежало два. – Какого…
- Ага, попались! – Из-за дерева, возле которого лежали принц и слуга, выскочил продавец взрывных шариков. – Я так и думал, что вы те самые мерзавцы, что хотят натворить пакостей на Альбионе. За вас предлагают кучу золота, и я намерен привести вас лично к Нимуэй. Этих ищеек просить бесполезно. – Продолжая свою пафосную речь, мужичок быстро приблизился к Алкерону. – У меня на шее амулет, который не позволяет магии достигнуть меня. Так что все твои колдовские штучки тебе не помогут, Темный.
- А как на счет…
- МОЛЧАТЬ!!! Молчи, когда я говорю!!! – Худое лицо продавца аж побагровело от злости. – Я еще не закончил! Когда я отведу вас к Нимуэй, она заплатит мне. И тогда я смогу закончить свое творение. И все узнают, что… Не зевай, когда я говорю!!!
- Ну, можно мне хоть вопрос задать, ваша гениальность? – Алкерон приподнял бровь, глядя на усилия мужичка сдержаться оттого, что бы не начать вопить снова. Но, похоже, «вежливое» обращение было принято им за чистую монету, и продавец решил проявить милость.
- Хорошо, задавай. Так уж и быть, я разрешаю. – Колдун смерил величественным взглядом хмыкнувшего Алкерона.
- Я хотел узнать… А как же сковорода?
- Сковорода? – Вопрос застал продавца врасплох. Он растерянно уставился на посудину в руке колдуна. – При чем тут сковорода?
Алкерон пожал плечами, опустив взгляд на свои руки. Резкий выпад, и чугунный предмет встретился с очередной несчастной головой. Отлетев от удара на полметра и приземлившись рядышком с Мерлином, горе-взрывотехник лишился чувств.
- Да собственно говоря, ни при чем. Я так просто спросил.
Перешагнув через тело темного мага, Алкерон наклонился к Мерлину. Слуга бессовестно дрых, подложив ладонь под щеку и тихонько похрапывая. Похоже, мужчина наложил всего лишь сонное заклятье исподтишка, не решив вступать в схватку со столь сильным светлым магом. Алкерон вдруг ощутил, что от Мерлина теперь опять исходят светлый волны, как и раньше. Словно то, что было на рынке, и вовсе никогда не происходило. А его собственная магия… Он шепнул заклинание, и полупрозрачный шарик света взлетел в воздух. Да, все в норме! Колдун потряс молодого человека за плечо, слабо надеясь на результат. Пендрагон тоже признаков сознания не подавал.
Он скептически оглядел всклокоченные волосы принца, болотную тину, нависшую на его куртке и мокрые сапоги.
- Хм, ваше высочество, вы, похоже, ходили купаться на болото? А я то думал…
Сзади послышался шум, в курятнике что-то упало и куры заквохтали еще громче. Может, Мерлин и устроил им временную передышку, но ясно, что дальше оставаться тут нет смысла. Снова послышался шум и голоса. Похоже, кто-то снял заклятье, или прибыло подкрепление.
Подхватив набитый ворованным добром рюкзак, Алкерон направил взгляд на своих бессознательных путников и что-то шепнул. Как по команде оба сначала сели, потом встали и не открывая глаз пошли прочь от курятника. Колдун поторопился следом. Бежать в таком состоянии было практически невозможно, но он торопил их, как мог, изредка тыкая кого-нибудь в бок в надежде привести в чувство.
Сомнамбула Мерлин то и дело норовил приложиться к какому-нибудь деревцу или сесть на пенек, отказываясь идти. Сомнамбула Артур то ли ввиду своей природной упертости, то ли виду глупости или по причине тяги к приключениям на свой зад, постоянно забредал в колючий кустарник или бурелом. С ослиным упорством продолжая переть прямо через кусты, не обращая внимания на все попытки Алкерона вернуть его на дорогу. Колдун уже пожалел, что бросил такую полезную сковороду возле рынка. Нужно было взять с собой и периодически бить его высочество для послушания. Преодолев таким образом путь в пару километров, колдун окончательно выдохся. Где-то позади продолжали слышаться шаги и голоса, трещали ветки и ощущалось присутствие чужой магии. По пути он успел надеть на себя и Мерлина амулеты, скрывающие магию, которые успел стащить на рынке, - так можно было хотя бы не опасаться, что их найдут по магическим следам.
После того, как Артур в очередной раз влез в какой-то бурелом, колдун, покрывая его высочество всеми ругательствами какие были в его арсенале, остановился. Из-за приключений на водопаде и в доме Нореклы с магией и так было туго, а это заклятье требовало постоянно контроля. Голова трещала не хуже кустарника под ногами Артура, и пришлось перейти на более удобное заклинание левитации. Тащить за собой два парящих в воздухе тела оказалось намного легче. Проклиная себя за то, что сразу так не поступил, Алкерон поспешил вперед.
Счастье длилось недолго. Придя в горизонтальное положение, Мерлин, очевидно, пришел к выводу, что спит дома в своей постели, потому что, повернувшись на бок в воздухе, он бесстыдно захрапел. Риск того, что ищейки, с шумом и криками идущие через лес, услышат Мерлиновский храп, был минимален, но рисковать совсем не хотелось. Так что он на всякий случай наложил на храпящего мага заглушающее заклятье. Артур, тем временем спокойно парящий в воздухе, почему-то опять же постоянно сбивался с курса. Вместо того, что бы парить себе прямо по намеченному пути, он то и дело отплывал в сторону, ударяясь головой или плечами о деревья и цепляясь за ветки.
Чертыхаясь, Алкерон, в конце концов, встал и опустил руки. Оба тела с неприятным звуком рухнули на землю, а сам колдун опустился на пенек. Нет, он, конечно, мог переместить их по очереди куда-нибудь. Но что бы переместиться, нужно знать куда. Из местных достопримечательностей вспомнился только дом Нореклы, но снова возвращаться в это место Алкерону категорически не хотелось.
Он скинул рюкзак с плеча и засунул руку внутрь. Склянки, свитки и да, вот то, что нужно. Кучи всяких амулетов и колец. Среди них должен быть какой-нибудь портативный предмет. Выкидывая из рюкзака все ненужные подвески от порчи и сглаза, избавившись от половины склянок с надписями: настойка от прыщей, средство по уходу за драконьими клыками (судя по ценнику редкое было зелье), порошок для чистки ушей, раствор от бородавок и прочее - он, наконец, добрался до того, что искал. Серебряный браслет с тремя красными драгоценными камнями. На ценнике значилось «Портативный ключ». К несчастью, понять куда вела эта дребедень возможно было только испробовав. В любом случае другого выхода не было.
Где-то совсем неподалеку раздался треск ломаемых веток и Алкерон поспешил надеть браслет на руку. Нацепив обратно на плечо рюкзак и в последний момент схватив за руки обоих спутников, он насмешливо улыбнулся одному из ищеек, вышедшему на поляну.
Три огненных шара ударили в землю, где только что были беглецы, растворившиеся в воздухе без следа.

- Чертовы поганцы!!! – Анна швырнула огненный шар в остатки палаток светлых, глядя на то, как оставшийся товар разлетается на куски. – Вы еще попляшете у меня…
- Они воспользовались переносным порталом. Видимо, утащили с рынка. – Один из мужчин протянул ведьме браслет, такой же, что был у Алкерона.
- Вы нашли продавца? Куда ведут эти браслеты? – Анна повертела в руках изделие со слабой светлой аурой.
- Продавец мертв. – Только что подошедший запыхавшийся мужчина ткнул пальцем в сторону разрушенной палатки. Рядом с обломками лежало распростертое тело светлого колдуна. Его лицо и голова были залиты кровью, не оставляя сомнений, что бедняга распрощался с жизнью. – Все его амулеты ведут в разные места, и использовать их можно только несколько раз.
- Какая разница. – Ведьма отмахнулась, не понимая, зачем ей эта бессмысленная информация.
- Кто заплатит мне за этот разгром? – К Анне подошла Моргауза. Зло стуча своим деревянным посохом, она буравила молодую ищейку яростным взглядом. – Мой рынок нейтральная территория и так было всегда! Эти беспорядки на вашей совести. – Она ткнула крючковатым пальцем девушке в грудь. – Передайте Нимуэй, пусть возмещает мне нанесенный ущерб.
Не дожидаясь ответ, старуха развернулась и потопала в сторону постоялого двора. Анна посмотрела ей в след и плюнула на землю.
- Да пусть прокляты будут ваши нейтральные территории.
Ее гнев немного поугас, и она осмотрела оставшихся в живых ищеек.
- Никто из местных не разговаривал с ними?
- Есть тут один тип… - Колдун замялся. – Тоже требует компенсации за предоставленную информацию.
- Так чего вы стоите? – Анна сверкнула глазами. – Ведите его сюда!
Мужчины на секунду исчезли и почти сразу же появились снова, но уже держа под руки рыжебородого колдуна. Тот с негодованием вырвал локти из захвата ищеек и повернулся к Анне.
- Это вы охотитесь за двумя колдунами?
- Что у тебя за информация? Говори, если жить хочешь. А соврешь – я тебя тут же на месте испепелю!
Рыжебородый внимательно поглядел в лицо Анны и, видимо, пришел к выводу, что она не шутит. Однако, спеси не убавил.
- Я светлого успел схватить за загривок, когда он пытался сбежать. Так что предлагаю сделку. Его волосы в обмен на награду. – Рыжебородый скрестил руки на груди, показывая, что ни на что другое он не согласен. Ведьма прищурилась.
- Покажи.
Рыжебородый поджал губы и с неохотой положил клок черных волос на протянутую ладонь. Девушка сверкнула глазами и удовлетворенно улыбнулась.
- Дайте ему двадцать золотых. – Она махнула рукой одному из мужчин и призвала второго. – Доставь это Нимуэй и скажи, что нам нужен зельевар.
- Зачем?
Анна закатила глаза, печалясь, что ее нынешний набор ищеек не отличается особыми познаниями в их главном деле.
- Добавим волосы в следящее зелье и выйдем прямо к нашим любимчикам. Они и пикнуть не успеют, как окажутся с мешками на голове…