Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

- …ы - безмозглый деревянный чурбан!!!
- Остыньте, ваше высочество. Я всего лишь огрел вас сковородой по голове. Что тут такого? Вы так беситесь только потому, что раньше вас никто не был сковородой? Считай, девственности лишились! Хотите, я еще одну сковороду найду. Может, если вас ударить второй раз, вы успокоитесь?
- Ну, держись, Алкерон. Я тебе такую сковороду устрою! Как только вернемся запру тебя в темнице с мышами! Что б они тебя загрызли!
- Но-но-но, ваше высочество. Вы мне мышами не угрожайте, я сам вас сейчас замышу… тьфу загрызу! Я вам жизнь спас между прочим, а вы, как всегда, ведете себя словно неблагодарный неблагородный нерыцарь.
- Что ты там бормочешь о благородстве нищеброд чесоточный!? Наколдуй себе меч, и посмотрим кто тут неблагородный нерыцарь.
- Ну, может хватит орать?! Вы мешаете мне спать! – Мерлин повернулся на другой бок, закрыв ухо рукой. - Вот орут и орут, и орут как резаные. Ночь на дворе! Спать идите…
Голоса на секунду замолкли. Кто-то хохотнул чуть поодаль, и послышались приближающиеся шаги.
- Одеяло принести, ваше высочество? Может подушку? Массаж?
- Угу… - Довольно улыбаясь наступившей тишине, Мерлин вдруг понял, что что-то идет совершенно не правильно. Не он ли часом должен задавать эти вопросы Арт… - Артур!
Вышеупомянутый еле успел отскочить от мгновенно проснувшегося слуги. Широко распахнув глаза, тот растерянно пялился на Пендрагона. Принц издевательски протянул свернутый плащ, очевидно, предлагая Мерлину использовать его в качестве подушки. Откуда-то сбоку снова послышался смех. – Эээ, с добрым утром, сир.
- Хорошо спалось, Мерлин? Завтрак в постель не принести?
- Эээ, спасибо не надо. Сам как-нибудь справлюсь.
- А я уж подумал, ты именно это и собирался попросить! – Притворно-услужливое выражение лица Артура тут же сменилось на полностью противоположное. – КАКОГО ЧЕРТА ТЫ УШЕЛ В ЛЕС, КОГДА Я ПРОСИЛ ТЕБЯ ОСТАТЬСЯ НА МЕСТЕ И ДОЖДАТЬСЯ МЕНЯ!?
Пендрагон был готов взорваться от негодования! Мало того, что придурок Алкерон чуть не сбежал с осколком, Мерлин чуть не потерялся в лесу, так они оба еще и умудрились влезть черт знает куда, так что их всех чуть не поймали!
- Эээ, ну я… эээ… решил, что ты заблудился и пошел тебя искать! – Мерлин поспешил встать, что бы в случае чего иметь возможность удрать от праведного гнева его высочества.
- Я не нуждаюсь в няньках и не первый раз хожу по лесу! Я ПРИКАЗАЛ тебе остаться на месте. Ты ослушался меня, и что из этого вышло? Где вы оба были? Пока я дошел до этого странного места, мне попалось несколько магов, а что если бы вас кто-то видел? Что вы там делали?
- Да это все Алкерон! Он не хотел уходить.
- Вранье, чистой воды! – Колдун издевался, сделав серьезное лицо, и даже не покраснел. - Я сразу сказал: Мерлин, надо валить. А он ни в какую! Я и так и сяк его уговаривал… Эй, ты чего кидаешься! – Увернувшись от Мерлиновского сапога, Алкерон поспешил отойти подальше. Все это было забавно, но получить по лбу грязной подошвой совсем не хотелось.
- Я тебя самого сейчас кину.
Кипя от гнева, маг двинулся на насмешливого наглеца. Из-за него они чуть не погибли, а Артур снова все свалит на Мерлина. И все шишки достанутся ему, а не этому выскочке. Уж хоть нос ему разбить точно надо.
Алкерон похоже был иного мнения:
- Да в чем я солгал? Я ведь сразу сказал «Пошли отсюда». А ты «Ой, этот маг назвал меня тем…»
- Заткнись! – Мерлин уже почти добрался до противника, но был перехвачен Артуром и оттащен назад. Алкерон только усмехнулся, глядя на это, и, скрестив руки на груди, прислонился к дереву.
- Хватит! – Насильно усадив Мерлина на пенек, Пендрагон отошел в сторону. – Вы оба меня достали своими детскими выходками! Алкерон - придурок, а ты вечно ведешься на его дурацкие выкрутасы.
- Ни на что я не ведусь! Алкерон влез на рынок, я пошел его искать, он выиграл в карты и поэтому меня хотели сдать на ингредиенты для зелий. Но у Алкерона была взрывчатка, и мы убежали на площадь, а там была куча магов, и продавец посудой дал мне сковороду, что бы я смог уйти. Потом появились ищейки, и мы пошли в курятник, Алкерон случайно ударил тебя по голове, а потом… потом… эээ, а что было потом?
Он растерянно уставился на колдуна, ища помощи. Тот напряженно всматривался в Мерлина, после чего перевел взгляд на Артура. Слуга последовал его примеру.
Лицо Пендрагона выражало крайнюю степень озабоченности и тяжелого мыслительного процесса. Стараясь разобраться в том, что наплел ему слуга, Артур уловил только одно: эти остолопы влезли прямо в логово колдунов и теперь их ищут с утроенной силой.
- Это все?
- А что, мало? – Алкерон удивленно изогнул бровь.
- Достаточно, что бы окончательно увериться в том, что вы идиоты. На кой черт ты поперся туда!? Надеюсь, ты не потерял осколок? – Принц повернулся к колдуну. Лицо Алкерона вдруг посерьезнело, и он быстро зашарил руками по куртке, не обращая внимания на то, как недобро сощурились глаза Артура. – Алкерон?
- Одну минутку… Где-то… – Колдун продолжал шарить по карманам до тех пор, пока взбешенный Артур не подскочил к нему и не схватил за грудки в предвкушении быстрой расправы.
- Ты. Его. Потерял? – Принц приблизил свое лицо к лицу молодого человека, в надежде, что тот оценил всю безысходность своего положения.
- Ммм, кажется…
- Сир, давайте без глупостей. Что бы там ни было…
- Заткнись, Мерлин!
- Я не знаю, что сказать, Артур. – Алкерон состроил страдальческое лицо, поднимая руку вверх и заводя ее за спину принца. Пендрагон не зря был лучшим воином и охотником – движение, замеченное угловым зрением, было тут же перехвачено твердой рукой. Принц опустил взгляд на пальцы колдуна: в его ладони был зажат злосчастный осколок. – Наверно, я случайно положил его в другой карман.
На лице Алкерона засияла хитрая улыбка, и Артур готов был поклясться – гаденыш устроил этот спектакль, что бы потешить свое самолюбие и поиздеваться над спутниками. Позади, тяжко вздохнув, Мерлин, похоже, закатил глаза.
- Артур, не расскажешь, что с тобой приключилось? – В надежде отвести грозу от Алкерона и предотвратить магоубийство, юноша поспешил сменить тему. Как ни странно, это подействовало. Артур мгновенно весь словно сдулся и отпустил колдуна, отходя в сторону.
- Провалился в болото.
- Иии это все?
- Брось, Мерлин, его высочество просто не хочет рассказывать о своем позорном приключении.
- Алкерон! – Предостерегающее шипение Мерлина, похоже, не возымело никакого эффекта
- Да что такого? Может, мы чего серьезное упускаем! Может, он там встретил наших старых знакомых, карликов.
- Я вообще-то еще здесь, ты, мелкопакостное патлатое создание…
- Стоп! – От вопля Мерлина даже последние птахи обитавшие в проклятом лесу в испуге сорвались со своих мест. – Артур, на рынке была Моргауза!
- Что? – Принц тут же позабыл о «мелкопакостном создание». Моргауза в прошлом чуть не убила его же собственными руками короля. От такой добра ждать не придется. Хотя может в этом мире все иначе? – Ты уверен? Как ты узнал ее? Здесь прошло 50 лет, она состарилась.
- Я услышал, как один человек называл ее по имени. Похоже, она хозяйка того рынка. И… - Маг повернулся к нахмурившемуся Алкерону. – Алкерон сказал, что она тоже охотится за осколком. Так ведь? – Две пары глаз тут же уставились на колдуну.
- Она в нашем мире была такой же старой каргой, как и здесь. Я набрел на ее дом в лесу, как раз после того, как нашел осколок…

Воспоминания Алкерона.

Погода для ночной прогулки выдалась отличная, так что не грех было пройтись. Алкерон с тихим хлопком переместился на заросшую лесную тропку и с удовольствием потянулся. Все-таки ночь – прекрасное время для того, что бы навестить отчий дом. Вероятность того, что на пути попадется дотошная соседка или какой-нибудь бедолага, над которым он в детстве ставил эксперименты, сводилась практически к нулю. Жители местной деревни, находившейся недалеко от дома, редко совались в лес в ночное время, тем более к их избушке. Пребывая в полной уверенности, что в ближайшие несколько часов до восхода солнца сюда никто не явиться, колдун бодро зашагал в сторону родной поляны.
Алкерон не любил этот дом и жить здесь не хотел. Но тут, в небольшом тайнике под полом, было удобно хранить ценные вещи!
Молодой человек бесшумно вышел на небольшую опушку. В свете луны казалось, что покосившаяся изба, излучает слабое холодное сияние. Заржавевшая щеколда болталась на одном гвозде, так что дверь оказалась приоткрытой. Ступеньки сгнили и готовы были вот-вот проломиться под ногой, поэтому колдун аккуратно перешагнул их и наступил сразу на порог. Дверь отворилась с тихим скрипом, пропуская хозяина в дом.
Алкерон прошагал на середину комнаты и остановился, с неудовольствием прислушиваясь к мышиному попискиванию. Дом пустует много лет, чего тут забыли эти твари? Колдун замер, и тут же со всей силы топнул ногой. Под полом послышалась возня, топот маленьких лапок и все стихло. Так-то лучше! Улыбнувшись маленькой победе, Алкерон подошел к кровати, стоявшей у правой стены, и присел на корточки. Осторожно подцепив пальцами одну из досок, он заглянул внутрь - в лунном свете, падавшем через разбитое окно, блеснули металлические края колдовской книги. Маг прошептал заклинание, снимающее защиту с драгоценного фолианта, и аккуратно вытащил его наружу. Пряча остальные вещи от возможных любопытных глаз, доска тут же опустилась на место. Алкерон плюхнулся на кровать, подняв в воздух облачко пыли, и открыл книгу. К чему тащить весь сборник, когда ему нужно только одно заклинание!
Он уже пролистал половину страниц, когда какой-то шум и движение за окном привлекли его внимание. Колдун замер, напряженно всматриваясь в кустарник возле леса, где только что что-то сверкнуло и зашуршало. Еще немного и из-за орешника показался сначала магический шарик света, а потом и тот, кто его выпустил. Невысокий толстяк в крестьянской одежде торопливо двигался прямо к избушке. То и дело оглядываясь по сторонам и бросая опасливые взгляды через плечо, он беспрестанно спотыкался, рискуя упасть и расквасить себе нос. Даже отсюда колдун слышал его шумное дыхание и кряхтение. Похоже, мужичок пришел сюда, что бы от кого-то спрятаться. Что ж, его будет ждать сюрприз.
Алкерон тихонько захлопнул книгу и сунул ее в сумку. Глянув еще раз в окно и убедившись, что мужичок идет именно к дому, а не собирается пройти мимо, колдун поспешил к углу избы. Было достаточно протиснуться между печкой и стеной, навести легкую иллюзорную тьму (благо ночью темноты и так было достаточно, но подстраховка не помешает), и незваный гость ни за что не разглядит, что там кто-то притаился. Один маленький урок навсегда отобьет у мелкого колдунишки желание шастать по чужим домам, даже если они заброшены.
На пороге послышался громкий треск – похоже, мужичок наступил на прогнившую ступеньку и провалился, - и Алкерон притих в ожидании удачного момента. С тихой руганью дверь отворилась, и на пороге показался колдун. Его магический шар медленно вплыл в комнату и завис над столом, стоящим по центру. Бледный свет осветил бедную обстановку комнаты, оставив нетронутым только тот угол, в котором притаился хозяин дома.
Мужичок, грузно протопавший внутрь избы, не обратил никакого внимания на магический сумрак, сгустившийся за печью. Сопровождаемый недовольным взглядом хозяина он подошел к той самой половице, под которой Алкерон прятал свой вещи, и точно так же, подцепив пальцами дощечку, открыл тайник. Возмущению колдуна не было предела! Мало того, что этот наглец влез в дом, так еще и руки свои сует, куда не надо! Молодой человек уже хотел выбраться из своего укрытия и навалять ворюге, как следует, но так и не успел осуществить своего желания.
Приподняв доску, мужичок отложил ее в сторону и засунул руку куда-то под куртку. Немного покопавшись в кармане, он извлек оттуда небольшой черный мешочек, перетянутый коричневой лентой. От мешочка исходили слабые магические волны, Алкерон чувствовал это. Чары того, что было внутри, приманивали к себе. Даже не зная, что там находиться, колдун уже чувствовал жгучее желание добыть это.
Тем временем коротышка повертел мешочек в руках. Он взялся пальцами за ленту, что бы развязать узелок, но передумал и быстро опустил мешочек в тайник.
- Так будет лучше. Здесь она до тебя не доберется. – Колдун какое-то время погипнотизировал взглядом мешочек и поторопился закрыть дырку доской.
Поднявшись на ноги, он с облегчением вздохнул, словно снял со своих плеч тяжкий груз. Оглядевшись по сторонам и снова обойдя вниманием темный угол с Алкероном, мужичок заторопился на выход. Магический шар полетел за ним и вскоре оба скрылись за дверью.
Стоило магу выйти за порог, как Алкерон выскочил из укрытия. Сгорая от любопытства, он тут же оказался возле тайника. Краем уха прислушиваясь к удаляющимся шагам и пыхтению коротышки, колдун открыл тайник и сунул руку внутрь. Пальцы тут же наткнулись на мягкий тканевый мешочек. Внутри прощупывалось что-то плоское и твердое. Не теряя больше ни секунды, Алкерон вытащил находку, закрыл тайник и вскочил на ноги. Чуть не пританцовывая от нетерпения, он развязал ленту и извлек на свет то, что было внутри. Лицо колдуна разочарованно вытянулось, и он чуть не зашвырнул находку в угол избы. Осколок зеркала! Ну, это ж надо! Он думал там какой-нибудь темномагический артефакт, опасное зелье, оружие… А это осколок!
Недовольно посопев и поборов желание догнать незваного гостя и все-таки настучать ему по репе, Алкерон уставился на кусок стекла. Обычное зеркало, точнее его кусок, отражало недовольную физиономию колдуна. Молодой человек повертел осколок в руке – ничего не произошло. Поблескивая в слабом лунном свете, стекляшка выглядела унылой и бесполезной. И все-таки что-то в ней было не так. Колдун поднес осколок поближе к лицу и уставился в свое отражение. Просто отражение, но уж больно четкое для такого освещения. Алкерон повернул осколок так, что бы в нем отражалась комната. Контуры предметов словно заострились: трещины на стенах, складки на простыне, следы от сапог на полу – все выглядело каким-то не обычным, более ярким. Он осторожно провел подушечками пальцев по поверхности осколка – гладкая и холодная, без единой трещинки и неровности. На ней не осталось даже намека на отпечаток. Алкерон подошел к печи и вытащил из нее маленький пыльный уголек. В детстве ими было интересно рисовать на стенах, но сейчас обугленная головешка не оставила и следа на зеркальной поверхности. Это уже интересно… Колдун осторожно провел большим пальцем по краю – слишком тупой, что бы порезаться. И слишком ровный, что бы решить, будто осколок откололся случайно. Как будто кто-то аккуратно вырезал его из зеркала… А может быть, он изначально был таким? Алкерон вдруг понял, что осколок так и оставался холодным, даже находясь в его руке. Он зажал его между двумя ладонями и замер – осколок словно пульсировал, как будто просился наружу. Колдун раздвинул пальцы и уставился на поблескивающее стекло через призму магии. Осколок слабо сиял серым светом, излучая приятный холод и приманивая к себе своей таинственной силой.
Алкерон моргнул, возвращаясь к обычному зрению, и улыбнулся. Не зря мужичок прятал эту вещицу, в ней есть какая-то загадка, которую нужно разгадать. Что бы там ни было, он сделает все возможное, что бы узнать ответ. Молодой человек с неохотой опустил осколок в мешочек, а мешочек сунул во внутренний карман. Оглядев комнату и удостоверившись, что тайник закрыт, Алкерон выскочил из избы и поторопился обратно, в сторону тропинки. Перемещаться сразу к постоялому двору, где он ночевал последние несколько дней, не хотелось. Произошедшее стоило хорошенько обдумать на прогулке по лесу. Может, стоит догнать колдуна и расспросить об осколке? Представив вытянувшееся лицо мужичка, Алкерон хохотнул и ускорил шаг.
Он отошел только метров на двадцать от поляны, когда впереди в кустарнике снова что-то блеснуло, и послышалась возня. Лелея надежду на то, что это опять тот самый коротышка, колдун свернул с дороги и, пристроившись за стволом толстого дуба, решил подождать. Стараясь сдерживать неуместный смех, молодой человек уставился туда, где поблескивал магический шар. Вскоре показался и сам коротышка. Лицо бедняги было перекошено от страха и злости. Он старался идти, как можно быстрее и тише, но большой вес и короткие ноги нарушали его планы коренным образом. От кого бы колдун ни хотел спрятаться или сбежать – ему это не удалось, потому что буквально через несколько секунд раздался тихий хлопок, и прямо перед коротышкой появилась женщина в черном плаще.
- Куда-то торопишься, Стейн?
Холодный голос заставил мужичка вздрогнуть и уставиться в лицо своей противнице.
- Ты никогда не найдешь его, ведьма! – Не смотря на испуганный вид, голос колдуна вовсе не дрожал от страха. Похоже, он был твердо уверен в своих словах.
- Конечно, я найду его рано или поздно. Но ты можешь облегчить мне задачу тем, что скажешь, куда его спрятал.
Ведьма двинулась вокруг коротышки. Полы ее длинного плаща волочились по земле с тихим шуршанием.
- Я тебе ничего не скажу. Можешь убить меня, но местонахождение осколка исчезнет вместе со мной.
- Ха-ха-ха, глупый-глупый Стейн! Твоя жалкая жизнь ничего не стоит. Ты думаешь, что должен охранять от меня осколок? Ты просто глупец, возомнивший о себе не весть что! Я читала заклинание, я выпила зелье, я чувствую магию осколка не хуже тебя и знаю, что он где-то рядом. – Ведьма обошла коротышку сзади и наклонилась к его уху. – Ты зарыл его в земле? Спрятал в дупло? В птичье гнездо? Как умно! Мне обшарить каждый уголок?
- Хоть каждый миллиметр леса обыщи – ты ничего не найдешь. – Стейн зло посмотрел на противницу.
Маленький рост не мешал ему говорить с таким превосходством, будто у него на руках были все козыри. Алкерон мысленно подивился такой уверенности в словах - не такая уж и секретная его изба в этом лесу. То ли у коротышки действительно был припрятан туз в рукаве, то ли он просто умел убедительно врать.
- Ты сделал не самый лучший выбор, мой друг. Я предлагала тебе богатства и славу, но ты отказался. –Ведьма обошла колдуна и встала перед ним, скрестив руки.
- Ты сгоришь в аду за свою глупость, безмозглая женщина. – Коротышка ткнул в нее толстым пальцем и скривил губы в злой ухмылке. Лицо ведьмы исказилось от негодования.
- Посмотрим, кто из нас сгорит первым!
Ее глаза сверкнули золотом, и огромный столб огня взвился на том месте, где секунду назад стоял коротышка, успевший исчезнуть в самый последний момент.
Возможно, пламя все-таки лизнуло его руки, потому что до Алкерона дошел запах паленой плоти. Он с отвращением отодвинулся в тень, прикрывая глаза от яркого света. Ведьма, стоящая от него в двадцати шагах, продолжала жечь бесполезный дьявольский огонь, облизывающий языками пламени кусты и деревья. Колдун ощущал исходящие от нее сильные волны темной магии. Кем бы ни была эта женщина, но что бы добиться своей цели, она готова пойти на все. Глаза колдуньи снова сверкнули, и Алкерон вдруг отчетливо почувствовал, как осколок в кармане его куртки слабо дрожит. Он бросил быстрый взгляд вниз, а когда снова поднял его на ведьму, то с неудовольствием осознал, что смотрит прямо в ее широко распахнутые карие глаза. Похоже, ведьма тоже не ожидала увидеть кого-либо еще здесь. И тем более с ее осколком…
- Глупый мальчишка! – Огненный шар, брошенный в притаившегося свидетеля ее деяний, ударил в ствол дерева.
- Извините, миледи, но я бы попросил не судить о моем возрасте и уровне моего интеллекта вот так сразу. Встречают, между прочим, по одежке! – Алкерон, успевший юркнуть за дерево, высунулся с другой стороны.
- Отдай осколок по-хорошему, иначе тебе не поздоровиться!
Видимо, ведьма была на взводе после того, как Стейн поводил ее за нос, и церемониться не хотела. Второй магический шар, ударивший в дерево, оставил в стволе огромную трещину.
- Какой осколок? Я не в курсе. Это из-за него вы чуть не прикончили старину Стейна?
- Ах, вот значит как. Этот дурак решил поморочить мне голову малолетним шутом.
Женщина быстро прошагала к дереву и заглянула за ствол. На том месте, где секунду назад стоял мальчишка, никого не было.
- Снова незаслуженные оскорбления. Это так не красиво!
Она вздрогнула от неожиданности. Не смотря на отсутствие колдуна, его голос продолжал раздаваться там же, где он только что стоял. Обескураженная женщина прощупала пустое пространство рукой.
- Вылезай, сопляк! Со мной не пройдут эти шуточки!
- Я заметил.
Сзади послышался тихий шум, и что-то коснулось ее плеча. Ведьма резко обернулась, одновременно швыряя магический шар, и тут же вскрикнула от боли. Прямо в лицо ударила еловая лапа, в бок тут же воткнулась колючая ветка, за ногу что-то дернуло, и послышался треск разрываемой ткани. Женщина шарахнулась назад, стараясь увернуться от взбесившейся елки, которая продолжала прижимать ее к стволу, упираясь в живот и грудь своими лапами.
- Ну ладно, вы тут развлекайтесь, а я пойду. – Голос, раздавшийся теперь откуда-то сверху, хохотнул.
- Мелкий гаденыш! – Ведьма дернулась еще раз и, направив руку куда-то вверх, прошептала непонятное заклятье.
Голос снова хохотнул, теперь уже откуда-то справа, и раздался тихий хлопок. Переместившись прямо в свой номер на постоялом дворе, Алкерон плюхнулся на кровать и довольно улыбнулся. Старина Стейн буквально у него в долгу за спасенную вещичку. Теперь, главное узнать, зачем она нужна и непременно воспользоваться!

На узкой лесной тропинке Моргауза остановила лошадь и спешилась. Вся эта погоня за осколком ее ужасно утомила. В течение двух с половиной недель она разыскивала старые книги и свитки, в которых должна была быть нужная информация. За эти дни она узнала о зеркалах, наверное, все, начиная от изготовления и заканчивая древними мифами.
Ведьма уже отчаялась отыскать нужные сведения, ковыряясь в самых старинных фолиантах, когда на глаза ей случайно попались записи шестидесятилетней давности некоего Орма. Темный колдун описывал странный осколок, который он случайно обнаружил в пещерах, когда заблудился. На нескольких листах мужчина расписал странные магические особенности осколка и свои ощущения. И только на третьей странице Моргауза обнаружила записи о том, как маг искал ответы на вопросы и к какому источнику обращался.
«Как только я понял, что осколок отличается от обычных магических зеркал, я обратился к мудрейшему из колдунов, которого я знал. Но старик лишь посоветовал уничтожить странный артефакт в Драконовом Пламени. Я не стал слушать его. Я знаю, осколок был найден мною не просто так…»
«Сегодня я прибыл в Камелот. Слухи о богатой библиотеке магических книг подтвердились, как нельзя кстати. Множество полок, забитых старинными фолиантами и колдовскими свитками – вот то, что мне нужно. Я просмотрел сегодня не менее 15 томов, но пока мои поиски тщетны. Сейчас, сидя за столом и делая эти записи под свет догорающей свечи, я чувствую, как осколок холодит мне кожу сквозь ткань рубахи. Он всегда лежит в моем кармане, возле сердца. Я чувствую его магическую силу, она поможет мне в моих поисках…»
«Вот оно! Я нашел нужную запись, я уверен! Здесь сказано о зеркале, созданном тысячи лет назад несколькими могущественными волшебниками. Они использовали силы четырех стихий, что бы создать зеркало, через которое можно было наблюдать за разными мирами, видеть будущее и прошлое, увидеть судьбу одного человека и целого королевства. Хаук – один из магов, самый молодой, больше всего интересовался зеркалом. Однажды он загорелся идее создать из него портал, что бы можно было не просто смотреть, но переходить в другую реальность. Хаук долго работал над заклинанием и, наконец, подобрал формулу. Другие маги не одобряли его деятельность, но колдун не послушался и сделал все по-своему.
Для начала он хотел создать проход лишь в один мир, что бы испробовать свои силы. Однако, когда зеркальной глади коснулось заклинание, оно вдруг пошло рябью и раскололось на тысячи осколков. Хаук решил, что зеркало уничтожено, но вместо того, что бы опасть грудой безжизненного стекла – осколки вдруг заискрились и стали исчезать по одному. Они пропадали до тех пор, пока не остался единственный осколок. На какое-то время он завис над землей и вдруг стал увеличиваться в размерах, растягиваться, разрастаться, до тех пор, пока перед колдуном не предстало то же самое зеркало, что разбилось несколько минут назад.
Хаук был растерян, он заглянул в отражение и испугался увиденного: бесконечный коридор из зеркал, каждое из которых попало в свой мир и стало порталом. Только тогда он понял, что эти открытые двери могут нарушить хрупкое равновесие между мирами. Колдун решил исправить свою ошибку, отправившись в путь, что бы уничтожить все порталы до единого. Но каждый раз, когда он разбивал зеркало-портал, на его месте оставался один единственный осколок, в то время как остальные, превратившись в зеркальную пыль, проливались волшебным водопадом.
И каждый оставшийся осколок переносил его к другому зеркалу. Но уйти с двумя осколками было невозможно. Они как будто притягивались друг к другу, находясь между мирами, но, сойдясь в одном, отталкивались, и Хаук всегда уходил только с одним.
Он путешествовал много лет, но зеркала, словно, появлялись заново. Другие маги вскоре прознали о волшебных порталах и стали пробовать свою удачу. Стоявшее доселе равновесие нарушилось. И, когда в очередной раз Хаук вернулся домой, то нашел свой город в руинах. Темные твари проникли в его мир и уничтожили неподготовленных к войне людей. Тогда Хаук в отчаянии не смог придумать ничего другого, кроме как создать все возможные условия, что бы пройти из мира в мир было трудно. Он наложил множество заклинаний на волшебное зеркало и теперь, что бы воспользоваться хоть одним из осколков, нужен специальный ритуал в особенных условиях, требующий особенных заклинаний.
Сам колдун остался в разрушенном городе, страдая под грузом вины за все произошедшее. Он оставил свои рукописи в заколдованном сундуке, спрятанном в укромном месте и, уничтожив первое зеркало, выпил яд. Как ни старался Хаук, его записи были найдены и знания об осколках пошли по рукам. Мне довелось прикоснуться к частичке этого великого создания, и я намерен воспользоваться ей. Что может изменить один единственный человек, переместившись в другой мир? Да ничего! Будь я хотя бы великим магом… Я нашел описание ритуала в той же книге и выписал на отдельный пергамент. Уже завтра в полдень меня здесь не будет, а свои записи отправлю брату в деревню. Он сохранит, я уверен…»
Следующий пергамент выглядел более новым, но был исписан корявым почерком и забрызган чернилами.
«Будь проклят тот день, когда я нашел этот проклятый осколок! Я потратил на него тридцать лет своей жизни. Мой дом – уже не мой. Я не знаю, где мой настоящий дом. Где настоящий я? Я ли пишу все это? Я так запутался, так устал! У меня ничего нет, моя жизнь руины! Я так много видел, я так много знаю! Нет… Нет… Я видел столько своих жизней, что не понимаю: где правда, а где ложь? Осколок проклят. Он свел меня с ума своими фокусами. Где я только не был, чего я только не видел… Судьба сыграла со мной злую шутку, поиздевалась, как могла. Мой брат живет здесь, он счастлив, у него жена и дети! Я один, у меня ничего нет, кроме историй, в которые никто не верит. Все считают меня сумасшедшим! Я устал. Я больше не могу так… Будь ты проклят, Хаук, со своим проклятьем!!! Я ухожу…»

Орм не солгал – свиток с ритуалом тоже был здесь. Но этого было недостаточно. Моргана услужливо согласилась помочь сестре и, проникнув в закрытую часть библиотеки, достала тот самый фолиант. Запертый под десятком замков и слоем пыли, он тем не менее был так же полезен, как и шестьдесят лет назад. Кроме заклинания для активации осколка в книге было еще одно. Что бы не терять время на поиски осколка, существовало заклинание, позволяющее привязать волшебный артефакт к себе. В случае потери, связь срабатывала, и осколок можно было быстро найти.
Не смотря на протесты сестры, Моргауза так и поступила. Как бы ни действовало заклинание, но, пустившись в путь на следующее же утро, колдунья к вечеру прискакала в одну небольшую деревушку. Как вскоре выяснилось – это была родная деревня того самого Орма, почившего с миром уже как тридцать лет назад. А тем не временем, его брат, будучи дряхлым стариком, еще влачил жалкое существование в полуразрушенной лачуге. На просьбы Моргаузы отдать важную ценность старик твердо ответил, что знать не знает о таком, а потом добавил, что лучше женщине не лезть в эту чертовщину.
После недолгих поисков колдунья узнала, что один из младших сыновей старика живет здесь же – странный коротышка Стейн, вечно рассказывающий всякие небылицы и распускающий слухи, что он хранитель ворот в преисподнею. Услышав такое от старого пьянчужки в таверне, Моргауза поспешила на поиски. Как оказалось – поздновато. Стейн прознал о ведьме раньше и поспешил сбежать.
Несколько дней Моргауза выслеживала колдуна и, в конце концов, поймала. К тому времени действие заклинания усилилось, и она стала ощущать осколок отчетливо. Он был почти в ее руках, когда какой-то наглый сопляк украл его у нее из-под носа!

- Сестра? Ты в порядке? – Голос Морганы заставил женщину вздрогнуть от неожиданности. Но, обернувшись и встретившись с обеспокоенным взглядом сестры, Моргауза улыбнулась.
- Да, конечно. – Она поспешила обнять колдунью. – Почему ты опоздала?
- Это все Мерлин. Никак не мог запрячь мою лошадь! Вечно путается под ногами! - Моргана зло сверкнула глазами, сжимая кулаки.
- Ну-ну, успокойся сестра моя, уже скоро ни Мерлина, ни Артура здесь не будет.
- Ты нашла осколок? – Колдунья, казалось, встрепенулась и в ее глазах появилась надежда.
- Почти. Осталось только поймать одного патлатого прохвоста. Ты достала то, что я просила? – Моргауза покосилась на сумку, пристегнутую к седлу лошади.
- Да, я все привезла, но… - На лице Морганы перемешались сомнение и страх, удивившие сестру. Неужели что-то случилось? Моргауза не преминула спросить об этом, но девушка, встретившись с ней взглядом, вдруг беспокойно схватила ее за руки. – Послушай, я много думала над всем этим, изучала те свитки, что ты дала мне. И… - Девушка замялась, но, быстро обернувшись на какой-то шум, заторопилась снова. – Все это может быть слишком опасно для нас обеих. Ведь, когда ты воспользуешься осколком, то перенесешься на какое-то время сама в этот параллельный мир. Да, ты сказала, что тут же вернешься, но что, если что-то пойдет не так? Например, заклинание сработает не правильно или осколок тебя подведет! Что если ты попадешь в другое время?
- Моргана, послушай, ты не должна волноваться за меня. Я сильная ведьма, и со мной ничего не случиться. Я изучила все записи, что нашла об этом осколке и уверена, что справлюсь. Беспокоиться не о чем.
- Я не могу не беспокоиться! Если с тобой что-нибудь случиться, я не переживу. У меня никого не останется на этом свете. Я не смогу вести эту войну в одиночку, без твоей помощи и…
- Моргана, все будет хорошо… - начала было Моргауза, но сестра остановила ее возражения жестом.
- Пожалуйста, Моргауза, если я дорога тебе, выслушай мое предложение. – Моргана осмотрелась кругом, словно ища поддержки у деревьев и двух коней, привязанных неподалеку. – Я сказала, что долго размышляла над этим. У Утера найдется множество врагов, которые будут готовы за вознаграждение или даже просто так оказать нам услугу. Нужно найти такого человека, готового пойти на это дело, ради победы магии в Камелоте. Найти и убедить его провести ритуал с осколком. Все остальное - только четкий план, в котором этот колдун будет лишь пешкой. Он отправиться в тот мир вместе с Артуром и Мерлином и больше не вернется. А ты останешься здесь. Тебе даже не придется рисковать!
- Никому нельзя верить, Моргана! – Моргауза отошла от сестры и принялась ходить кругами. – Любой из темных колдунов может оказаться подлецом и за мешок золота предать нас или сбежать! Готовых умереть за такую победу было много лет десять назад. Но сейчас почти никого не осталось. Те, что выжили, разбежались, как крысы, и попрятались в свои норы в испуге. На них нельзя надеяться. Только на себя! – Женщина остановилась глядя на колдунью.
Та, судя по побледневшему лицу, была в отчаянии: не смотря на все доводы, Моргауза не хотела принимать ее предложение! Но рисковать жизнью сестры – было гораздо страшнее, чем чье-то предательство.
- Но… Но тебе ведь не обязательно говорить этому человеку о наших планах. Что если просто обмануть его? Или заплатить, но ничего не рассказывать?
Моргауза внимательно разглядывала лицо сестры. Ей и самой не хотелось оставлять Моргану одну. Мысли о том, что за время ее отсутствия с сестрой может что-то случиться, заставляли сердце сжиматься от тревоги. Внутренне она была согласна со всеми доводами: неправильно прочитанное заклинание, недостаток информации, ошибка - все это может дорого стоить им обеим. А жизнь какой-нибудь мелкой сошки не слишком большая потеря. Но кому можно доверять, а кому нет? Даже ближайшие люди могут оказаться предателями. Даже самый мелкий колдунишка может выкинуть какой-нибудь фокус и оставить их с носом. Моргана права, если следовать такому плану, остается только лгать. Обвести пешку вокруг пальца, и все останутся довольны.
- Я подумаю над твоими словами и сообщу о своем решении через пару дней. На поиск такого колдуна потребуется время. А сейчас тебе лучше уйти, пока в замке не хватились. Оставь мне сумку.
Моргана улыбнулась: все-таки ее старания не прошли зря. Если сестре удастся найти колдуна, то все сложиться, как нельзя лучше.
Она оставила сумку с необходимыми вещами и поспешила распрощаться с Моргаузой. Девушка ускакала прочь, полная надежды на скорое разрешение проблемы в лице сводного братца и его верного слуги.

Следующий час Моргауза провела в раздумьях, гоня молодого жеребца прочь от стен Камелота. Обычно после встречи с сестрой она старалась сразу переместиться обратно в королевство Ценреда – рыцари не дремали, а ведьма не хотела рисковать зря. Но сегодня ей нужно было подумать.
Манипуляция и обман были не из слабых ее сторон. Король Ценред далеко не дурак, но, тем не менее, купился на ее слащавые речи о захвате Камелота, новых землях, огромной власти. Почему не попробовать тот же маневр с каким-нибудь простофилей? Пообещать богатства и славу в новом мире, где правит магия, а потом избавиться, или же вознаградить за преданность и старания. Кто мог бы стать кандидатом на роль такой пешки? Обиженные светлые, среди которых нынче остались только знахари в глухих деревнях и молодняк, оставшийся без родителей и крова после великой чистки? Или может быть темные, среди которых в живых осталось еще меньше? А те, что выжили, спаслись только благодаря подлости и хитрости, успев вовремя сбежать, предать ближнего своего или спрятаться…
Возможно, стоит оставить скрывающихся жалких колдунов Камелота и обратить свой взор на другие королевства, где магия не запрещена? Но кому из живущих там, может быть выгодна такая сделка? Навряд ли, Моргауза сможет заинтересовать свободного мага богатствами или властью за мелкую пакость.
В замке Ценреда при дворе она была единственной ведьмой, кроме нескольких знахарей, поэтому рассчитывать на его помощь не придется.
Впереди замелькали деревянные строения, и послышался гул голосов – пожалуй, здесь можно будет оставить очередного скакуна и вернуться домой. Ей предстояло еще найти того пронырливого мальчишку, что умудрился так ловко сбежать с ее артефактом.
Моргауза спешилась, сняла со спины лошади свои вещи, и животное бодро поскакало в сторону деревни. Ведьма поспешила сойти с дороги, пока никто из местных ее не заметил. Уже вечерело, так что народу на окраине поселенья не наблюдалось. Зато из трактира, стоявшего неподалеку, раздавались крики и шум. Женщина скептически поджала губы – судя по всему, внутри была драка или как минимум крупный скандал. Вот этого она уж точно не любила, становиться свидетелем деревенских разборок ей нужно было в последнюю очередь. Однако, что-то ее не отпускало.
Пока Моргауза прислушивалась к своим ощущениям, стараясь понять, с чего это ее чутье твердит, что надо подождать, дверь таверны распахнулась, и крики раздались еще громче. Послышался звон разбитого стекла, ругань и изнутри выскочил растрепанный мужчина лет сорока в бесформенной грязной рубахе и таких же штанах. Проворно увернувшись от летящей сковороды и пустой железной кружки, он вдруг резко развернулся. С грозными рыком, сдобренным большой долей ликования, местный драчун бросился обратно в таверну. Видимо, штурм оказался удачным – послышался звук ломаемой мебели, чей-то визг и разочарованные вопли. В тот же момент из дверей трактира выскочил не менее растрепанный юноша. Поправив перепачканную куртку и весело хохотнув, он покрутил перед лицом какое-то ожерелье, явно сорванное с чьей-то шеи, и быстро сунул его в сумку.
При очередном страшном грохоте, раздавшемся из таверны, молодой человек лишь хмыкнул и повертел головой, поглядывая по сторонам. Завидев коня, которого отпустила Моргауза, и который еще не успел далеко уйти, он поспешил догнать беспризорного жеребца. Конь не возражал против нового наездника, тем более что тот угостил его парой кусочков сахара, добытых из кармана. Быстро развернув скакуна в сторону дороги, по которой только что приехала ведьма, молодой человек неторопливо повел лошадь прочь от деревни.
Из трактира выскочила дама средних лет, судя по одежде, жена трактирщика. Оглядевшись по сторонам и завидев молодого человека, уезжающего на краденом коне, она разразилась бранью.
- Ах, ты паскуда!!! Что бы духу твоего тут больше не было, Алкерон! Только попадись мне на глаза, ворюга патлатый, я из тебя всю душу вытрясу!!! Познакомишься поближе с моей сковородой! – юноша попридержал коня и обернулся к трактирщице с невинным выражением лица.
- Прошу прощения, дорогая Кэт! Но это все твоя похлебка, честное слово! Из чего ты ее варишь? Погляди, как всех проняло.
Глядя на исказившееся от злобы лицо Кэт, он снова хохотнул и, развернув коня, помчался прочь. Занятый трактирщицей, Алкерон не услышал шепота Моргаузы, прятавшейся в тени деревьев и не ощутил легкого прикосновения магии.
Похоже, то заклинание, что она произнесла для поиска осколка, стало действовать на подсознательном уровне, раз она, сама не осознавая, прискакала именно сюда. Теперь, узнав колдуна и сконцентрировавшись на своих ощущениях, она отчетливо почувствовала пульсацию осколка. Он без сомнения все еще был у этого Алкерона в кармане. И, похоже, там был не один только осколок.
Моргауза думала, что это проделки Стейна, а на деле все оказалось намного проще – обычный воришка сунул нос не в свое дело и утащил артефакт, которым и пользоваться скорее всего не умеет. Что ж, следящее заклятье не будет вредным. Нужно только заманить сопляка в ловушку, а там уже…
Ведьма замерла и вдруг злорадно улыбнулась. Не нужно никого искать и ломать голову, где бы добыть непродажного колдуна, который соблазниться богатствами и властью. Любопытный и хитрый, но молодой и неопытный – нет мишени лучше! Главное все продумать, иначе придется серьезно взяться за поиски подопытной крысы. Моргауза бросила довольный взгляд туда, где во тьме растворилась худая фигура колдуна, и бесшумно растворилась в воздухе.

Бесплатный ужин в таверне, утащенный кошелек у пьянчуги-конюха и сорванное с шеи трактирщицы ожерелье, а так же интересный спектакль а-ля «деревенская драка» и Алкерон с уверенностью мог сказать, что день прошел на славу! Ах, да, еще чей-то беспризорный рысак попался так кстати. Рядом с такими деревеньками колдовать и растворяться в воздухе было не слишком безопасно, зато прокатиться верхом и проветриться полезно, после того, как тебе малость намяли бока.
Колдун пришпорил коня, направляя его в ту сторону, где, как ему казалось, находилась небольшая речушка. Там вполне можно было переночевать, а утром отправиться в путь и продолжить поиски.

Сегодня он наведался в домик к старине Стейну, что так отчаянно прятал осколок. Как и оказалось, мужчина был из близлежащей деревни, где мнение о нем было не из лучших. Один милый человек согласился показать Алкерону дом «этого психа» и, насмешливо пожелав удачи на прощание, сбежал.
Колдун ничуть не удивился, обнаружив, что дом пуст. Остатки обеда или ужина, еще оставались на столе на съедение мухам, а в спальне творился хаос: перевернутая мебель, выпотрошенный сундук, вспоротый матрас – все говорило о том, что ведьма ну очень хотела найти осколок. Еще бы, такая вещица …
Алкерон невольно потянулся к карману и вынул кусок стекла на свет. Но и сейчас, днем, его странная притягательная мистическая сила не изменилась. Наоборот, отражая своей зеркальной гладью солнечный свет, осколок выглядел еще более заманчиво. Молодой человек улыбнулся своему отражению и сунул вещичку обратно в карман. Может быть, тут все же осталось что-то ценное.
Разбитые склянки с лекарственными настойками, какие-то свитки и книги по целебным травам и истории, сборник легенд, хозяйственные принадлежности и продуктовые запасы – все было разбросано по полу. Под перевернутым стулом отыскался мешочек с монетами, которые тут же перекочевали Алкерону в карман. Колдун уже почти разочаровался в жилище Стейна, когда ему на глаза попалась еще одна книга. Ее уголок торчал из-под валявшегося на полу одеяла, так что молодой человек не сразу его заметил.
Аккуратно вынув книгу из-под скомканной ткани, он улыбнулся. Книга была явно колдовской, о чем красноречиво говорило написанное на староанглийском заклинание на обложке. Алкерон открыл фолиант на той странице, где была заложена закладка, и улыбнулся еще шире. Рассказ про осколок, с помощью которого можно путешествовать меж мирами. Достаточно лишь прочитать заклинание, что бы активировать артефакт, и переместиться в другую реальность.
Кто бы ни был автор небольшой статьи, но краткость была его родной сестрой. Небольшая заметка, из-за которой возникало больше вопросов, чем ответов. Где само заклинание? Где описание свойств осколка? Неужто, это все что он умеет?
Предупреждение внизу страницы гласило, что действовать надо осторожно и, не смотря на все старания, результат может быть непредсказуем. Пролистав еще пару страниц и не найдя нужного заклятья, Алкерон закинул фолиант под кровать. По крайней мере, теперь ясно чего ждать от этой вещицы, осталось лишь найти нужные строчки! У него было несколько предположений, где можно отыскать необходимые книги. Но, не смотря на то, что в Камелоте было очень весело, колдун решил отложить эту поездку на потом. Может, стоило положиться на удачу?

Каким бы ни был удачным этот день, к ночи ситуация изменилась. Мало того, что дурацкая речушка на горизонте так и не появилась, так еще и где-то вдалеке загромыхал гром. Плутая по непролазной чаще в непроглядных сумерках, Алкерон уже трижды проклял себя за то, что решил проехаться верхом. Нужно было отойти чуть дальше и переместиться. А теперь жаль бросать такого бесплатного и послушного скакуна. С ним-то переместиться не выйдет.
Колдун с сомнением посмотрел на кривую корягу и был готов биться об заклад – тут он проезжает как минимум раз в третий, либо эти рогатулины повсюду валяются. Когда после очередного поворота впереди вместо коряги показалось прямое поваленное дерево, Алкерон даже обрадовался. Но раскат грома прямо над головой и начавшие падать с неба крупные редкие капли все испортили. Конь, испуганно дергающий ушами, все же продолжал послушно следовать по намеченному наездником пути.
К тому времени, когда он вышел на небольшую поляну, посреди которой стояла покосившаяся изба, дождь уже лил как из ведра. По хорошему, стоило бы сначала разобраться кому служила домом эта дыра, но, вымокнув до нитки и продрогнув, Алкерон решил разобраться со всем по ходу дела.
У дома обнаружился, как нельзя кстати, небольшой сарай. Хотя крыша в нескольких местах протекала, коня удалось пристроить.
Оставив жеребца, колдун поспешил к дому и, не утруждая себя стуком в дверь, влетел внутрь. Небольшая, пыльная, захламленная комната, в которую он попал, освещалась камином и несколькими догорающими свечами. В кресле, возле камина сидела седовласая старушенция с толстой книгой в руках. Видимо, она решила почитать перед сном, ибо на ней была длинная ночная рубаха до пят и накинутая на плечи вязаная кофта. Пожилая женщина повернула морщинистое лицо в сторону двери, где на секунду застыл незваный гость. С него на пол уже натекла порядочная лужа, но юношу это похоже нисколько не смущало.
- Здрасти, можно войти?
Не дожидаясь ответа, молодой колдун прошел в комнату и, пододвинув скрипучий старый стул поближе, уселся на него.
- Ну, раз уж ты зашел... – Старущенция смерила его недовольным взглядом карих глаз и уставилась в огонь.
Какое-то время оба сидели в тишине, будто бы события и не могли развиваться иначе. Алкерон, гревший руки у камина, не выдержал первым:
- Может, угостите гостя, или так и будем с голоду пухнуть?
Женщина скрипнула зубами, заставив колдуна подивиться тому, что они у нее еще остались, и поднялась с кресла. Прошаркав в небольшую кухоньку, она вернулась с куском хлеба и кружкой воды. Поставив «щедрый» ужин перед гостем, женщина опустилась обратно.
Алкерон смерил подозрительным взглядом угощение и ткнул пальцем в засохший кусок хлеба, не преминувший упасть с глухим стуком на пол.
- Весьма великодушно с вашей стороны.
Поймав на себе злобный взгляд, колдун поспешил вернуть деревянное угощение на стол, ведь негоже обижать столь добрую хозяюшку. И надо же было злосчастному осколку в этот момент вывалиться из кармана и со звоном упасть на пол! Алкерон уже протянул руку к артефакту, но старушечьи пальцы его опередили.
- Надо же, какая интересная вещица. Не думала, что на старости лет оно попадется мне в руки.
- Правильно не думали, потому что осколок мой. – Молодой человек улыбнулся и протянул ладонь, требуя артефакт назад.
Лицо старухи вдруг исказила яростная гримаса, ставшая последним, что помнил Алкерон, после того, как через полчаса обнаружил себя связанным на полу возле камина.
Старуха, похоже, свихнулась от счастья или это с ней было давно, потому что с безумным взглядом она носилась вокруг стола. На его поверхности, на стульях, на кровати, на полу везде были раскиданы свитки и книги с заклинаниями. Осколок покоился на краю стола, а колдунья вдруг склонилась над книгой и что-то забубнила под нос. Завидев, что пленник очнулся и явно был готов испепелить ее взглядом, она резко повернулась в его сторону и, сбиваясь, заговорила:
- Ах, даже не знаю как благодарить тебя, мой дорогой гость! Ты принес прекрасную вещицу! Я столько лет искала волшебный осколок, что бы попутешествовать из мира в мир. И, наконец, мое время пришло! Благодаря вот этому заклинанию, – с этими словами женщина схватила один из свитков со стола и чуть не ткнула им в лицо Алкерона, – я смогу переместиться! А главное, как вовремя ты пришел!
Ее чуть не трясло от радости, так что колдун даже испугался, как бы старушку не хватил удар. Не то что бы он был против, но вдруг она сможет сказать еще что-нибудь полезное. Молча слушая разглагольствования сумасшедшей путешественницы, он потихоньку разматывал узел, стягивающий веревки на его запястьях. Колдунья точно свихнулась, раз связала его простыми веревками, даже без магии. Стараясь не отвлекаться от развязывания, он все же внял словам старухи о том «как вовремя он пришел»
- Еще немного, и пришлось ждать бы целый год! А это так долго в моем возрасте. День солнцестояния уже близок. В полдень я приду на тот самый ручей, что течет возле Камелота. – Женщина совсем ушла в грезы, пока Алкерон пытался вспомнить, где в Камелоте течет «тот самый ручей»
- Там, где недалеко от оврага его рассекает огромный валун, похожий на волчью голову. У меня есть такой прекрасный шанс!
В голове возникло смутное воспоминание о чем-то подобном. Всего один день, одно место, один шанс…
- О, достопочтенная, боюсь этого шанса у вас как раз и нет!
Веревка, наконец, поддалась. В мгновение ока Алкерон оказался на ногах, так что колдунья не успела опомниться. Одно заклятье и ее отшвырнуло в другую сторону комнаты. Книги и мебель полетели следом, заваливая проход. Все, кроме свитка и осколка, которые молодой человек успел схватить.
Некоторые из фолиантов полетели прямо в камин, пламя вспыхнуло, перекидываясь на мебель в комнате, и Алкерон поспешил прочь из избы. Сзади слышались разъяренные вопли старухи, в косяк двери ударила парочка огненных шаров, но юноша был уже на улице. К счастью, гроза кончилась.
Оскальзываясь на мокрой траве, колдун влетел в сарай, где его ждал бесплатный жеребец. Конь, словно, обо всем догадался и, не дожидаясь пинков, стремглав кинулся в лес.
Со стороны избы послышался вой и разъяренные вопли старухи. Еще два огненных шара просвистели над головой. Давясь со смеху, колдун обернулся и крикнул оставшейся ни с чем старушенции
- Я пришлю вам сувенир из другого мира!
Еще немного, и горящая изба с ее обитательницей скрылась из виду. Не смотря на чувство дежавю, Алкерон был на седьмом небе от счастья – такая удача той женщине, что напала на беднягу Стейна, и не снилась! Зато теперь было совершенно ясно куда идти и что делать. Если ему возле Камелота попадутся Артур и Мерлин будет в два раза интересней.
С этими мыслями колдун мчался через лес, направляясь к замку. Если бы он обернулся еще раз, то увидел, как горящая изба медленно тает в воздухе, а патлатая морщинистая старуха превращается в ухмыляющуюся Моргаузу.

Алкерон переводил довольный взгляд с Артура на Мерлина. Если принц выглядел сосредоточенным, пытающимся явно что-то решить или сопоставить в уме, то выражение лица Мерлина слишком быстро сменялось, что бы колдун успел угнаться за ним. В конце концов, маг не выдержал:
- Артур, это была Моргауза! Черт, как же мы сразу не догадались. И Мор… - Юноша запнулся на имени принцессы. Нет, сейчас было не время, он не мог сказать… - Моргауза все подстроила.
- Ты думаешь, что та женщина, которая искала осколок, была Моргаузой?
Принц нахмурился еще больше. Такой поворот событий его совершенно не радовал. Раз все их приключение не случайность, произошедшая по глупости Алкерона и велению местного пророчества, то Камелот сейчас в огромной опасности. А может, уже поздно...
- Я уверен! Та старуха на рынке - это была Моргауза! А в нашем мире она молодая ведьма, которой ничего не стоило выпить зелье и состариться внешне! Она все подстроила!
Мерлин в возбуждении принялся ходить туда-сюда.
Все сходиться, такой подход как раз в стиле Моргаузы – найти какой-нибудь старый артефакт и кого-нибудь подставить. В этом случае Моргана не могла сыграть роль ее помощницы, а сама Моргауза, видимо, побоялась перемещаться. Ведь могла и застрять тут, как они. А может, изначально знала, что вернуться не так просто или невозможно? Но как же пророчество здешней Морганы? Выходит, все было предрешено много лет назад и ничего нельзя было изменить? Как бы они не действовали – все шло именно к этому события. Возможно, не будь Моргаузы, Алкерон нашел бы осколок сам.
- Стойте-стойте, вы хотите сказать, что Моргауза и эта старух – одно лицо? – Алкерон выглядел более чем недовольно.
Мерлин вынырнул из раздумий, но не успел открыть рта – принц высказался за него.
- Нашего гения воровства и мошенничества обвели вокруг пальца. И кто бы мог подумать – женщина-колдунья! Твоя прошлогодняя игра с нами в кошки-мышки аукнулась тебе. – Артур довольно улыбнулся, глядя на то, как лицо Алкерона краснеет от злости.
Мерлин почувствовал, что у него вянут уши от ругани колдуна. С одной стороны он не мог упустить шанса позлорадствовать вместе с Артуром, но с другой, ощущая злость колдуна не только снаружи, но и внутри, больше желал найти Моргаузу и оторвать ей голову. В прочем, в этом желании все трое были солидарны.
После пяти минут злобствований и сетований, в результате которых пострадали три молоденькие ели, одно трухлявое бревно и несчастный мухомор, так не кстати подвернувшийся под горячую руку (точнее ногу) разозленному колдуну, они двинулись дальше.
Никто из них не представлял, где они находятся, но оставаться на месте было нельзя. За всю дорогу Алкерон ни разу не устроил какой-нибудь пакости. Мерлин пришел к выводу, что тот разрабатывает план мести, но ситуацию никак комментировать не стал.
Артур, шедший впереди, тоже молчал. Раздвигая ветки и прорубая бурелом новым мечом, что дала Гвен, принц был погружен не в самые веселые думы. Радость от того, что кто-то, пусть и не он, смог уделать Алкерона, заглушило волнение о Камелоте. Моргауза была умным, сильным и хитрым противником. Скорее всего, сразу после того, как они исчезли, она напала на замок. Оставалось только надеяться, что отец, Моргана, Гвен – все живы. Они ждут помощи от него, а он в проклятых землях идет спасать местный Камелот! Артур снова погрузился в сомнения. Да, он принял решение, но после таких новостей стоит ли терять время?
Его уже тошнило от всех этих сомнений, от тяжелого выбора, от кошмарного путешествия, от магии… А внутренний голосок шептал, что однажды он станет королем и, так или иначе, ему придется постоянно принимать трудные решения, идти на жертвы, делать вещи, которые нужно, просто нужно, хотя разум твердит другое…