05:46 

Зазеркалье. Глава 19. Король должен уметь делать все!

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

* В главе присутствует описание родов. Пособие для будущих мам, как вести себя в экстренных ситуациях :eyebrow:. Да, автор злой тролль. :shuffle:

вечеру все трое устали и проголодались. Алкерон наотрез отказался делиться с Мерлином краденными яблоками и съел все один под голодные взгляды мага и пожелания принца подавиться. Было решено устроить привал и передохнуть. Сил идти дальше ни у кого не оставалось, хотя это было явно не лучшее место для ночлега. Мерлин беспокойно озирался по сторонам – ему казалось, что здесь темная магия более плотная, более концентрированная. Возможно, неподалеку находиться поселение.
Похоже, Алкерона посетили те же мысли. Освободившись от своей сумки, набитой всевозможным краденым добром, он бодро двинулся в ту стороны, где магия казалась особенно сильной.
- Стоять! Куда это ты собрался? – Артур, успевший, опуститься на землю, вскочил, как ошпаренный.
- Поищу что-нибудь пожевать, а вам приятно умереть с голоду под этой сосной, ваше высочество.
- Тебя зажарим, если нужно. Утреннего похода в туалет было мало? – Принц поспешил преградить колдуну путь.
- Я не вкусный, уверяю. Вы пока замаринуйте Мерлина, а я раздобуду к нему закуску. – Одарив Его Высочество довольной улыбкой, Алкерон растворился в воздухе.
Артур вздрогнул от неожиданности и досадливо ударил кулаком по дереву – он уже был готов всыпать сбежавшему наглецу.
- Никуда он не денется, сир. Он же знает, что без нас не сможет вернуться. – Мерлин попытался успокоить Артура, но, встретившись с его рассерженным взглядом, поспешил заняться делом, кинув напоследок: - Не смотрите на меня так, я тоже не съедобный!
Пока Алкерон отсутствовал, Мерлин успел собрать дрова и развести костер, отчистить одежду Артура от болотной тины (тот так и не раскололся, продолжая умалчивать о своих приключениях) и даже кое-как залатать дыру на своей левой штанине. В лесной тишине было слышно, как где-то вдалеке стучит кузнечный молот, что окончательно подтвердило опасения Мерлина. Артур, прометавшийся туда-сюда в ожидании сбежавшего колдуна, наконец, позволил осмотреть шишку на своей голове, оставшуюся после встречи со сковородой. Его удивляло, что слуга так спокойной ко всему относится. Может, он просто привык за эти дни к выходкам психанутого мага? Вопрос был задан вслух.
- Знаете, сир, мне не привыкать. Сейчас найду для вас мазь.
Пока Артур не сообразил о чем идет речь, Мерлин поспешил за лекарством.
Алкерон вернулся только спустя час. Судя по довольной физиономии и набитому чем-то мешку, которым он небрежно помахивал, поход был удачным. К тому времени Артур уже успел наточить свой меч и был готов отрубить гаденышу голову. Молча швырнув мешок сидящему у костра принцу, наглец уселся на пенек и положил ногу на ногу.
- Ну, чего сидите, ваше высочество? Открывайте. – Он самодовольно улыбнулся и махнул рукой в сторону мешка.
Решив по началу удовлетворить свою любопытство, а уж потом жажду мести, Артур заглянул внутрь, осмотрел содержимое и уставился на колдуна.
- Это что – отравлено?
- Я так и знал, что благодарностей от вас не дождаться! – Молодой человек соскочил с пенька, состроив обиженную мину, - могу и сам все съесть, если не хотите. – Он уже протянул руку к мешку с добытой провизией, но Мерлин его опередил.
- Вот еще! Если его высочество не хочет, то есть буду я.
- Руки! – Отцепив слугу от мешка, в который тот вцепился мертвой хваткой, Артур быстро разделил добычу пополам. Хлеб, мясо, яблоки и картофельные лепешки. На дне нашлась и фляга с водой. – Где ты все это достал?
- Украл в местной деревушке.
- Будь мы дома, я бы вздернул тебя за воровство…
- За воровство, за колдовство, за наглость и бла-бла-бла. – Алкерон стащил одну из лепешек у зазевавшегося Мерлина и откусил половину. - Все это проходили сто раз. Наверно, хорошо, что мы не дома. Верно, Мерлин?
Мерлин, полностью поглощенный ужином, что-то пробубнил с набитым ртом, не отрываясь от своего занятия и стараясь не встретиться взглядом с Артуром. Тот снова подозрительно смотрел на них обоих. Маг мысленно поклялся, что вопреки опасности наколдует мышь и засунет ее Алкерону в штаны. Что бы неповадно было делать всякие магические намеки.
К тому времени, когда с ужином было покончено, оказалось, что солнце готово вот-вот скрыться за горизонтом. Отправляться в путь не было особого смысла. Но и оставаться вблизи деревни казалось небезопасным. Где-то совсем неподалеку послышались голоса, и путники поспешили убраться.
У местных жителей Алкерон выяснил, что портал отбросил их не так уж и далеко. Деревенька лежала на пути к замку Нимуэй. Правда, это делало ее и более опасной – практически все жители были магами, и колдун уверен, что большая часть из них темные. Все же нашлись личности, не желающие оторвать голову любому, кто задает лишние вопросы. Молодой мужчина, сосредоточенно что-то выковыривающий из земли, любезно согласился ответить на вопросы путника. С его слов выходило, что до замка три дня пути отсюда, если идти пешком. Но лучше в замок нынче не соваться. Выслушав историю о трех разбойниках, за чьи головы дают большие деньги, Алкерон поспешил уйти. Оставалось надеяться, что маг ничего не заподозрил, хоть и проводил его странным взглядом.
Как бы там ни было, удача нынче им сопутствовала. К тому времени, когда солнце почти село, впереди, за еловыми ветками, показалась небольшая сторожка. Сколько бы Мерлин не говорил, что все это плохая идея, Артур все равно сделал по-своему, и уже через пару минут они были внутри. Изба не казалась заброшенной. В единственной комнате слева от двери стояла широкая кровать. Артур даже заподозрил, что может быть ее стащили из королевского замка – слишком большая для обычных деревенских жителей. Однако, воспоминания о магии вернули все на свои места… Возле другой стены расположился большой книжный шкаф. Но на его полках оказалась только пыль и ветхий Сборник целителя. Дальняя часть комнаты была отгорожена серой тканью, висевшей на протянутой веревке. Проскользнув мимо Артура, Алкерон поспешил засунуть нос за занавеску, не обращая внимания на предупреждения и чертыханья позади.
- Ха-ха, вот это да!
Высунувшись назад, колдун одним резким движением отдернул ткань, открывая путникам то, что пряталось у стены. Непонятое сооружение с кучей колбочек и стеклянных трубочек, покрытое таким же слоем пыли, что и шкаф.
- Что это?
Артур скептически рассматривал странную штуковину. Раньше ему не приходилось видеть ничего такого. В доме Гаюса всегда находились колбы и мензурки, но все они обычно стояли на столе и полках, а не возводились до потолка в сумасшедшем ансамбле. Он скосил глаза на Мерлина, но тот тоже пребывал в недоумении.
- Понятия не имею, но, думаю, из этого можно было бы сделать что-то ценное. Только вот что…
Пока Алкерон в задумчивости разглядывал устройство, Артур сбросил свою сумку на кровать. Это была единственная вещь в избе, на которой не лежал слой пыли. На что Мерлин не преминул намекнуть.
- Что если хозяин приходит сюда ночевать?
- Мы успеем уйти. Спать будем по очереди и уйдем на рассвете.
- Ммм, Артур и все-таки я не думаю, что хозяин будет рад, если каким-нибудь образом узнает, что здесь были чужаки. И…
Сзади послышался звон разбитого стекла.
- И оторвет голову тому, кто побил его посуду! – Принц подскочил к занавеске и резко задернул ее, скрывая стеклянного монстра от любопытного колдуна. – Мерлин, ты дежуришь первый.
- Почему это я? – Юноша недовольно уставился на принца, который так и не соизволил обратить внимание на всю глупость затеи с проживанием в чужом доме.
- Потому что я принц, а ты…
- Понял, понял. Вы не даете забыть об этом ни на секунду. – Он закатил глаза и уселся возле книжного шкафа. Зажигать камин слишком опасно, но кровать была одна.
- Не повезло тебе, Мерлин, с таким хозяином. Как хорошо, что я Вашему Высочеству не подчиняюсь! – С этими словами колдун обогнул Артура, ковырявшегося в своей сумке, и растянулся на постели.
- Эй, а ну пошел отсюда!
- Как вам не стыдно, сир. Прогонять с кровати человека с пробитой головой и прокушенным боком! Мне, между прочим, прописан постельный режим. Постельный, а не напольный! - Алкерон растянул губы в хитрой улыбке и повернулся на бок, глядя на то, как принц вытаскивает свой новоприобретенный меч из ножен.
- Еще одно слово и твоей голове грозит преждевременное расставание с телом.
Колдун почувствовал, как шеи касается прохладный металл, и закатил глаза, выказывая презрительное отношение к подобным угрозам.
- Я готов делиться! Место с краю в вашем распоряжении. – Не собираясь дальше продолжать пререкания, Алкерон резко отвернулся к стене и вокруг него тут же возник магический купол.
Артур, видя, что враг остался в недосягаемости, нехорошо прищурился.
- Мерлин, пока будешь дежурить отыщи мышь. – Маг, до этого издающий странные звуки, очень сильно напоминающие сдавленный смех, тут же возмутился.
- Да где я ее найду?
- Там же, где нашел наглость хихикать. Иди, ищи! – Для придачи скорости слуге Артур поспешил отвесить нерадивому слуге подзатыльник. Но тот ловко увернулся и выскочил за дверь.
- Ты следующий дежуришь! – Ткнув кулаком в магический барьер, Артур с недовольством улегся на постель. Как некстати, снова вспомнился отец и перед мысленным взором принца предстал его лик, зеленеющий от увиденной картины: его сын на одной кровати с темным колдуном.
- Черт бы тебя побрал, проклятый колдунишка! - Пендрагон изо всех сил пнул магический купол сапогом.
- Надо было помочь тем карликам сварить тебя в котле. Хороший колдун – мертвый колдун. – Не дождавшись никакого отклика, Артур продолжил свой монолог, – вот знал бы раньше, что ты боишься мышей, напустил бы их на тебя в доме Гаюса! Их там полно было. В каждой комнате по десятку. Между прочим, и в твоей коморке они бегали.
Сзади послышалось фырканье.
- Спроси у Мерлина, он подтвердит.
Артур снова замолчал, прислушиваясь к шагам слуги во дворе. Похоже, Мерлин серьезно взялся за дело, осматривая двор. Правда, перемещаясь с таким топотом и треском, давно распугал всю живность в округе.
- Почему ты боишься мышей? – Все-таки любопытство пересилило.
- А почему вы спрашиваете, Ваше Высочество? Неужто вам что-то интересно знать о жизни «проклятого колдунишки»? – В словах Алкерона послышалось ехидство. Артур сжал кулаки.
- Еще бы! Надо же разузнать какая пытка тебе подойдет больше. Я хотел применить раскаленные щипцы, но раз уж такое дело… Думаю, Гаюс одолжит мне с десяток подопытных грызунов. Или тебе больше нравятся дохлые? Кстати, Мерлин спец по приготовлению крыс! Думаю, мышатинка тоже будет ему по зубам. Он готов поделиться рецептом!
- А что бы вы сделали, если бы сейчас узнали, что кто-то из ваших поданных колдун?
Вопрос застал Артура врасплох. В сладкие мечты о том, как он скормит колдуну суп из крыс и мышей, вторглись совсем неприятные слова. К чему это? Артур уже открыл рот, что бы высказать все, что думает о таких предположениях и колдунах, их высказывающих, но тут же захлопнул рот обратно. А так ли все теперь, как было раньше? После того, что случилось сегодня утром, он был уже не уверен ни в чем. Молчание слишком затянулось, и надо было срочно что-то придумать. Да и вообще, не обязан он отчитываться перед этим гаденышем!
- Тебя бы точно повесил, даже не надейся на королевскую милость.
Алкерон хмыкнул, но ничего не сказал, прислушиваясь к нервному выдоху Мерлина за стеной.

… Древние рукописи с заклинаниями у него в руках! Теперь все получиться! Осталось только дождаться подходящего момента! Немного изменить текст, и все готово!…
… Он читает древнее заклинание над маленькими песочными часами. Магия струиться по рукам, концентрируется на кончиках пальцев и тянется к амулету времени. Песчинки сверкают золотом и гаснут. Часы холодят ладонь, а значит, заклинание сработало!
… Он идет по лесу. Проклятый лес тянет к нему свои щупальца, цепляет ветвями за одежду, подставляет под ноги корни. Он спотыкается, встает и идет дальше. Кругом тьма, но не обычная. Чужая, холодная, опасная, смертельная, готовая затянуть под землю. Выхода нет…
… Песочные часы висят на стене над кроватью и слабо сияют в темноте. Песчинки лениво двигаются туда-сюда в бесконечном круговороте. Он не в состоянии разорвать их круг…
… Вода заливается в рот, давит на уши, утягивает вниз. Что-то шумит. Кто-то кричит…
… Собачий лай разрывает тишину, заставляя голову трещать от боли. Чьи-то шаги…
… Мерлин стоит посреди разрушенного тронного зала. На его лице злобная усмешка. Вот теперь он чувствует это… Мерлин темный колдун! Как же он сразу этого не заметил! Он – тот, кто напустил проклятье на Камелот! Он – тот, кто испортил его, Алкерона, магию. И сейчас он убьет его. Алкерон попытался сосредоточиться – надо собрать всю магию в кулак и не доставить противнику такого удовольствия. Но Мерлин отчего-то не нападает. Он засовывает руку во внутренний карман и достает оттуда маленькую мертвую мышку. Его губы не шевелятся, но вкрадчивый голосок в его голове шепчет: «Хочешь? Не отказывайся! Я хорошо готовлю крыс, но для тебя могу сделать исключение! Ну, так что? Алкерон? Эй, Алкерон?…»
-
Алкерон!
- Фу, сам ешь… Я не буду.
- Еще как будешь! Твое время дежурить!
- Отстань. У меня… болит голова.
- Не волнуйся, Артур и тебе купит бабью юбку. Ничего у тебя не болит!
Теперь кроме громкого шепота над ухом, прибавилось толкание в плечо.
- Пусть его высочество дежурит, раз ему так охота. А я буду спать. – Молодой человек повернулся к стене и натянул одеяло на голову.
- Если сейчас же не встанешь, я использую нечто более пробуждающее. Не вынуждай меня быть злым.
- Ты и так злой. Темный ко…
- Лучше бы тебе закрыть свой рот!
- Тогда оставь меня в покое. И я буду спать молча.
- Хорошо. Думаю, Артур не будет против компании.
- Угу… - Алкерон уже был готов провалиться обратно в сон, когда прямо над ухом снова послышался этот проклятый звук. Мышиный писк! Всю сонливость, как рукой сняло. – Убери! – Он искренне надеялся, что его голос звучал злобно, а не истерично.
- Уберу, как только встанешь и уйдешь на свое место.
Из-под одеяла показалась рассерженная физиономия. С опаской покосившись на существо, сидящее у Мерлина в ладонях, Алкерон с легкостью перелез через Артура и уже в следующее мгновение сидел на месте предыдущего дежурного.
- Не забывай, Мерлин. Моя месть может быть очень неприятной для тебя.
Колдун злорадно улыбнулся, но покосившись на ладони мага, несколько сник. И где только он добыл эту тварь?
- Ты не оставил мне выбора. Часа через три можешь разбудить Артура. А я пока… Вот черт!
Пока Мерлин разглагольствовал и собирался залезть на кровать, его высочество повернулось на спину и развалилось на всю постель, раскинув руки и ноги. Даже во сне Пендрагон пытался усложнить ему жизнь! Теперь лечь стало некуда.
- О, удачно поспать на полу, Мерлин.
Засмеявшийся было Алкерон, шарахнулся в сторону от брошенной в него мыши. Характерного шлепка тела об пол и мышиного визга так и не последовало. Собственно говоря и мышь была несколько… невидима.
- Это что, мышь-невидимка!?
Такая перспектива радовала еще меньше! Знать, что эта тварь где-то рядом и не видеть ее…
Мерлина душил хохот. Стараясь смеяться, как можно тише он вернулся к шкафу и опустился на свой мешок.
- Можешь расслабиться, – глядя на Алкерона, все еще осматривающего пол вокруг, Мерлин решил все-таки сжалиться. – Нету мыши.
- А пищал кто? Артур что ли? - Колдун все еще выглядел недовольно настороженным.
- Я пищал. Я тебя уверяю, мыши нет. Я все тут облазил – ни одной не нашел. Но, если будешь еще так доставать, то из-под земли достану этих грызунов!
Алкерон зло уставился на Мерлина, а потом вдруг довольно улыбнулся. Он осторожно опустился рядом и наложил на спящего принца заглушающее заклинание, не позволявшее слышать их разговор.
- Твоя темная сторона меня радует уже второй раз за день. Из тебя вышел бы хороший темный маг, а ты возишься с его высочеством, как нянька.
- Как нянька, я в последнее время вожусь только с тобой. – Мерлину совсем не нравилось то, как повернулся разговор. К его удивлению Алкерон не стал ничего отвечать и ехидничать. Да, он все-таки прав. Им есть что обсудить. И не только Алкерону есть что сказать. – Там на рынке… - Мерлин покосился на Артура, проверяя, что тот спит. Заклинанье заклинаньем, но мало ли… - Я не знаю, что произошло. Я был так зол. И моя сила, она словно вывернулась наизнанку. Я буквально почувствовал, как меня изнутри заполняет тьма. Мне хотелось все вокруг уничтожить, убить всех тех, кто был на площади. Никогда не чувствовал себя настолько свободным, настолько сильным, настолько… темным. Мне в тот момент показалось, что все проклятье Альбиона, вся его темная сила готова подчиниться мне.
- Такая сила просто уничтожила бы мага вроде тебя, позволь ты ей взять над собой власть. – Алкерон лениво вытянул ноги и лицо у него стало такое, будто он решился объяснить простую вещь трехлетнему ребенку. - Тот колдун, что проклял Альбион, был очень сильным и очень темным. Навряд ли ты оказался бы в состоянии справиться с его разросшимся проклятьем. И это пророчество, в которое так верит его высочество – полный бред! – Брови колдуна сошлись на переносице, выдавая его недовольство. - При чем тут я, например? Да даже ты! Ты ведь никак не связан с этим проклятьем и…
- Это был мой отец. – Мерлин притянул колени к груди и обхватил их руками. Он должен кому-нибудь сказать. Пусть это будет даже Алкерон.
- Откуда ты знаешь? - Колдун тут же впился взглядом в лицо собеседника.
Такого поворота событий не ожидал, наверно, и сам Мерлин, судя по несчастному выражению его лица.
- Когда мы только попали сюда, то отправились в Эалдор. В Камелоте все равно нельзя было оставаться, а я должен был проверить все ли в порядке с моей мамой. Но в Эалдоре мы встретили Моргану, и она рассказала нам о том, что здесь случилось. Это она сказала о пророчестве. Она поделилась со мной своими воспоминаниями. О той ночи в замке, когда… когда мой отец пришел в Камелот.
- И зачем он это сделал?
Мерлин посмотрел на колдуна – по его лицу было трудно сказать: злиться он или просто хочет удовлетворить любопытство. Не придя ни к какому выводу, молодой маг снова отвернулся.
- Нимуэй принесла мою жизнь в жертву, что бы Артур мог родится. Мне был один год, когда я умер. И моя мать… Она не пережила. Отец узнал о том, что Нимуэй виновата в моей смерти, и решил отомстить. Жестоко отомстить. Что ж, у него получилось.
- Не велика была потеря, что бы уничтожать весь Альбион! Твой папаша эгоист. – Алкерон недовольно отвернулся от собеседника. Вот из-за кого он тут застрял! Начиная от Утера и заканчивая отцом Мерлина.
- Я надеюсь, что мой настоящий отец никогда бы так не поступил…
- Так он уже поступил. Этот твой отец такой же настоящий, как и тот. Ну, у вас и семейка. Папочка проклял весь материк. Сынуля чуть не закончил его дело.
- Я уже жалею, что вообще что-то тебе рассказал!
Мерлин закатил глаза. И в самом деле, зачем он взялся откровенничать с Алкероном. Можно подумать от него стоило ожидать что-нибудь еще кроме насмешки и грубостей.
- Я тебя за язык не тянул. Как ты с такой болтливостью еще не сгорел на Камелотском костре? Вас обоих надо было изолировать от общества, как социально опасных типов. Еще светлые маги…
- Все. Хватит! Заткнись!
Маг почувствовал, как в нем снова поднимается волна злости. Казалось, если колдун сейчас не замолчит, все снова повториться. Но здесь был Артур… Здесь нельзя было колдовать.
И где-то на краешке сознания Мерлин вдруг почувствовал чужую тревогу. Не смотря на всю свою наглость и смелость, Алкерон опасался его. Нет, не его! А той бешеной силы, которая могла вырваться из-под контроля, уничтожая все вокруг. Это отрезвляло. Он опустился обратно на пол.
- Извини.
- Не стоит. - Алкерон демонстративно задрал нос. - Я привык к тому, что вы с Его Высочеством припадочные.
- О да, кто бы говорил. «Мыши! Мыши! Уберите их от меня!» - Маг сделал испуганной лицо и писклявый голос.
- Не было такого! У тебя после утренних покупок поехала крыша!
- Ха. – Мерлин усмехнулся и вдруг улыбнулся во весь рот. – Между прочим, изменения в магии произошли не только со мной. Я могу тебе поклясться, что целых десять минут твоя аура сияла белизной невинного младенца!
- Мерлин, обещаю, что поищу в своей сумке лекарство для тебя. Хотя говорят, что сумасшествие не лечиться. Я все же попытаюсь облегчить нашу с Артуром участь, избавлю нас от твоих бредней.
- Не притворяйся. Я знаю, что ты помнишь. Я чувствовал это. Я как будто забрал всю темную магию из вас, а вам отдал свою.
- Я не светлый. Заруби себе это на носу Мерлин. – Алкерон повернулся всем корпусом к собеседнику и ткнул в него пальцем, чуть не задев по носу. - Я темный от кончиков пальцев ног до кончиков волос! Я никогда не был светлым.
- Я бы с радостью в это поверил. Но именно из-за твоей светлости я и остановился…
- Артур давал тебе слишком много подзатыльников. Надо бы его предупредить, что он исчерпал свой лимит… - Колдун опустился обратно на место, скрещивая руки на груди.
- …Из-за того, что я был так удивлен, когда увидел, что ты светлый. Поэтому магия тебя и не слушалась потом. И… Кстати, а что там случилось?
- …Или его самого надо почаще бить сково… О чем ты?
- После того, как ты выпустил ту магическую фигулину и пошел проверять в сарай.
- Ах, ты про это. Просто рынок стал птицефермой.
Мерлин издал какой-то хрюкающий звук и затих. Может, Алкерон и не признавался, что помнит о случившемся, но маг был точно уверен – он просто вредничает.
- Что тебе снилось только что?
- Только что мне снилось, что я сижу в заброшенной избе в проклятом лесу и веду диалог с психанутым светлым магом. Думаешь, это можно считать ночным кошмаром?
- Да брось, я серьезно. Ты говорил какое-то заклинание на латыни. Ты опять видел во сне самого себя? Ну, в смысле Нореклу?
- С чего ты взял?
- Предположил. Ну, так что?
- Ничего. Я просто видел, как она колдует над этими часами.
Алкерон вытащил из-под рубашки цепочку с маленькими песочными часиками.
- Зачем ты их стащил? Они все равно не работают.
Мерлин осторожно постучал пальцем по нижней половине часов, где собралась большая часть песчинок. Как и в прошлый раз, магия вещицы слабо пульсировала. Этого однозначно не достаточно, что бы совершать перемещения во времени.
- Пока не работают.
- Ты вздумал их починить? – Маг скептически приподнял бровь, глядя на то, как Алкерон убирает добычу обратно за пазуху.
- Посмотрим. И да, вот еще. – Колдун развернулся и, ни с того ни с сего, больно ущипнул Мерлина за плечо.
- Ай! За что?
Нет, Мерлин всякой гадости ожидал от него, но за что щипаться-то! Детский сад какой-то!
- За то, что мне из-за тебя пришлось давиться от хохота в лодке!
- Я тебя не заставлял! – Маг насупился. Его теперь будут обвинять абсолютно во всех бедах, что творятся вокруг?
- Ты забыл про проклятую связь?
- Между прочим, если б не она – ты бы давно стал хладным трупом.
- У тебя мания величия, мой дорогой маг. Ты придаешь себе слишком большое значение.
- Ах, ну да, не надо было тебя спасать. Ты и сам прекрасно справлялся, валяясь без сознания на постели. Что может быть лучшей защитой от бешеных амулетов, чем притвориться мертвым? Ты такой мерзкий тип, что тебя хотят убить даже магические вещицы…
- Вам с Артуром становиться легче, когда вы валите вину за всю на меня?
- О, без всякого сомнения!
Мерлин недовольно отвернулся, стараясь глядеть куда угодно лишь бы не на эту усмехающуюся морду. Алкерон молча оглядел комнату, на полу возле занавески еще валялись осколки разбитой колбы. Каждый из них отливал странным оранжевым светом.
- Я подумал, что это может быть связано с тем, что она – это я.
- Переведи свои бредни на английский язык, пожалуйста.
Маг, скучающе опустил голову на согнутые колени и уставился в запыленное окно. Этот разговор его утомил. Может правда, лечь спать на полу и избавить себя хоть на время от общества вредного колдуна…
- Когда маг создает какую-нибудь волшебную вещичку, он вкладывает в нее частичку своей силы и подпитывает своей магией. Все эти амулеты были созданы Каргой, а она – это, к моему сожалению, я. Так что они решили попитаться и моей силой.
- М-да, похоже, они были очень голодные. – Мерлин усмехнулся. Алкерон тем временем вытянул шею, вглядываясь куда-то в сторону стеклянного аппарата. – Что там?
Маг проследил за его взглядом. Осколки странно поблескивали в темноте. Хотя не так уж и темно было, что для такого времени суток совсем странно. Оба молодых человека одновременно поднялись на ноги и подошли к окну.
- Кажется, у нас неприятности. – Алкерон печально констатировал факт. Сбоку раздался расстроенный вздох Мерлина.
- А я так надеялся поспать…
Слуга толкнул принца в плечо и снова уставился в окно. Языки пламени облизывали макушки деревьев в той самой стороне, где находилась деревня.


-
Только толкни меня еще раз и пожалеешь, что… Алкерон? – Артур, уже приготовившийся прикончить пихающегося соседа, уставился на пустое место. Оба спутника стояли у окна и пялились на что-то с напряженными лицами. – В чем дело?
- Сир, вставайте, надо уходить. Деревня горит. Не думаю, что это случайность…
Слуга кинул принцу сумку и меч, пока тот в спешке вскакивал с кровати и поправлял одежду. Пендрагон присоединился к колдуну и окинул взволнованным взором языки пламени.
Пожар был такой сильный, что огонь добрался до макушек ближайших к деревне деревьев. А может, и начался в лесу? Что бы там ни было, сквозь треск пламени Артуру послышались людские крики. Внутри все перевернулось – горит поселок, людям нужна помощь, возможно, есть раненые, а они тут стоят, как дураки и ничего не делают. Алкерон сказал, что в деревне полно колдунов, но есть, очевидно, и обычные люди. Мысль, что такое сожительство возможно, все еще приводила Артура в смятение. Королевская ответственность говорила, что нельзя стоять в стороне, но здравый смысл твердил обратное и Мерлин с Алкероном были на его стороне.
- Ваше высочество хочет остаться здесь и превратиться в шашлык? – Над ухом послышался сочившийся ядом голос колдуна, и доводы здравого смысла победили.
Артур развернулся, что бы поторопить спутников, когда прямо за дверью послышался топот и женский крик. Все трое замерли на месте. В голове принца успела пролететь вереница мыслей, среди которых две из них прочно засели в мозгу: «На улице только что кого-то зарезали» и «Окно слишком узкое, что бы удрать».
Несколько секунд метаний по пустой комнате и Мерлин затащил за занавеску сопротивляющегося Алкерона, норовившего удрать через окно, и Артура, успевшего вынуть меч. Места возле стеклянного монстра катастрофически не хватало, а уж спасения тут ждать точно было не от чего. Но это единственное укрытие в избе, которое могло дать им немного времени на раздумья. В то время, как Алкерон попытался совершить очередную попытку пробраться к окну, дверь с грохотом отворилась, и кто-то вошел в избу. Колдуну пришлось признать свое поражение и в последний момент юркнуть за занавеску, где он тут же получил тычок от Артура за то, что наступил ему на ногу.
Кто бы ни ввалился в избу, он явно не спешил лезть за занавес. Вошедший, тяжело дыша, добрался до кровати и рухнул на нее. Мерлин вопросительно покосился на Артура, который был удивлен не меньше.
Какое-то время в дома продолжала стоять тишина, нарушаемая только дыханием неизвестного гостя, так что женский крик донесшийся со стороны кровати был довольно неожиданным, что бы заставить всех троих вздрогнуть от неожиданности. В последний момент Артур подумал, что, может, это такой хитрый ход – войти в дом, где прячутся беглецы, и заорать погромче, что бы выкурить их из укрытия? Однако, мысль не успела сформироваться.
Прямо перед его носом пролетела стеклянная колба, упавшая с самого верху, и с громким звоном разбилась об пол. В избе воцарилась мертвая тишина. Она длилась довольно долго, так что Артур решил будто и крики и шаги ему только показались. Или, может, он все еще спит, а Алкерон вопит ему на ухо? Мерлин, мерзавец, решил осуществить мышиную месть без Артура!
Пока все это проносилось в его голове, со стороны кровати, наконец, послышалось какое-то шевеление.
- К-к-кто здесь?
Вопрос заданный испуганным женским голосом заставил Мерлина, стоящего рядом, выдохнуть с явным облегчением. Принцу показалось, что, еще немного, и слуга выскочит из-за занавески с улыбкой до ушей и приветствием: это я, Мерлин! Однако, он никак не ожидал услышать с другой стороны насмешливый голос Алкерона:
- Домовой!
Кто бы не была эта девушка, но от такого ответа она, похоже, пришла в ужас, издав очередной душераздирающий вопль. Ну, нет, это было выше сил Артура!
- Алкерон, ты идиот!!!
Смачная оплеуха, достигшая затылка злосчастной головы колдуна, повлекла за собой не самые приятные последствия. Веревка державшаяся на парочке ржавых гвоздей, к которой была прикреплена занавеска, не выдержала и с тихим треском оборвалась. Естественно упасть на пол, не задев собой огромное стеклянное оборудование, было просто невозможно. Артур, успевший прикрыть голову от падающих сверху пробирок, колб и стеклянных трубочек, отпихнул Алкерона к окну. В результате занавес полностью скрыл под собой только Мерлина, чья реакция оказалась гораздо медленней.
В конце концов, отмахнувшись от очередной летевшей колбы, Пендрагон выхватил меч. Наставив лезвие на Алкерона, что бы опять прочесть идиоту нотации, принц вдруг вспомнил, что в комнате мог быть более существенный враг, и резко развернулся в сторону кровати.
Оранжевые блики пожара, проникшие через окно, выхватили из темноты девичье лицо. Большие голубые глаза испуганно смотрели то на Алкерона, то на Артура. Рот девушки беззвучно открывался и закрывался – она была в полной растерянности, не зная что сказать. Все-таки незваная гостья, видимо, справилась с собой и, продолжая тяжело дышать, будто за ней только что гналось стадо бешеных быков, испуганно спросила:
- Вас что, двое?
На это Алкерон то ли насмешливо, то ли растерянно хмыкнул, разглядывая девицу. Судя по одежде - обычная крестьянка. Светлые волосы, заплетены в две толстых косы, кругло лицо с веснушками и огромные глаза… Может быть, он даже видел ее в деревне. Женщина не была ведьмой, в этом Алкерон был уверен точно. А значит, бояться было нечего.
- Нет… трое…
Высвободившийся из занавески Мерлин присоединился к своим путникам, так же уставившись на девушку. Он никак не ожидал, что его появление спровоцирует еще один истеричный вопль. На всякий случай, оглядев себя и убедившись, что третьей руки или ноги у него не выросло, маг растерянно уставился на девушку. Та, с искаженном мукой лицом, издала жалобный стон:
- Ну, за что мне все это?!
Артур уже стал подозревать, что девица просто ненормальная, и надо уходить отсюда, пока она не начала метать в них ножи или огненные шары. Уж, он-то знал! Милое личико часто бывает обманчивым! Рядом стоящий Алкерон, похоже, был иного мнения, потому что его глаза сверкнули золотом и под потолком избы зажегся светящийся шарик. Все трое уставились на пришелицу, нервно кусающую губы и поспешившую отползти подальше на кровать.
Попав в этот мир и увидев разрушенный Камелот Артур подумал, что хуже и быть не может. Весть о Моргане-ведьме доказала, что это был самообман. Когда его так унизительно пленили подземные коротышки, Артур хотел провалиться под землю со стыда, но он и так был под землей, а значит все катастрофически плохо. Голос Алкерона раздавшийся из темного угла возвестил принца о том, что он не просто под землей, а попал конкретно в свой личный ад. Мерлина, заставившего тащить раненого колдуна на королевском хребте, видимо, попутал бес. А это длительное путешествие с этим же колдуном по проклятым землям привело Пендрагона к мысли, что он сильно провинился перед создателем, если таковой имеется. То, что он увидел сейчас, свело на нет все предыдущие мучения, которые оказались цветочками. Или, может, бутончиками…
Огромный живот беременной мамаши гипнотизировал похлеще волшебной песни ведьмы. Так что, только очередной вопль заставил Артура выйти из транса и не только его.
Сбоку раздался нервный полувздох и сдавленное:
- Я пошел.
Мимо Артура прошмыгнула патлатая голова, реализуя то самое намерение, которой так хотел осуществить сам принцы.
Очередной вопль заставил Алкерона ускорить шаг, но, похоже, его планам не суждено было сбыться. То ли женщина вдруг взяла себя в руки, то ли очередная схватка придала ей отчаянной смелости, но она цепко схватила улепетывающего колдуна за локоть:
- Не бросайте меня здесь одну!
- О, ни за что! С вами останутся вон те!
Молодой человек кивнул в сторону продолжавших стоять столбом Мерлина и Артура. Но вид окаменевших спутников Алкерона не придал женщине уверенность, потому что попытка вырваться из захвата роженицы не увенчалась успехом.
- Нет! Вы должны мне помочь!
Она с мольбой в глазах уставилась на колдуна, у которого от этого взгляда желание остаться упало не просто до нуля, а ушло в минус. Он не успел ответить, когда его второй локоть, словно тиски, сжали Артуровы пальцы.
- Никуда ты не пойдешь! - Принца в дрожь бросало от своего решения, но он должен был. Он ведь ответственный человек! – Ты останешься тут! И поможешь ей.
- Вы обалдели ваше высочество, я вам не акушерка!? Если хотите помогать, то делайте это са… Ай!
Последние слова Алкерона заглушил очередной вопль. Женские пальцы, на вид казавшиеся тонкими и хрупкими вцепились в его локоть с такой силой, что колдун вскрикнул от неожиданности, и всерьез стал опасаться за целостность своих костей.
- А-А-Алкерон, ты все равно не можешь без нас уйти! А мы не можем ее бросить тут одну умира… рожать! И вообще, ты колдун вот и наколдуй что-нибудь! – Побледневший и малость заикающийся Артур с опаской покосился на роженицу и вцепился еще крепче в Алкерона.
- Что наколдовать?! – Очередной вопль и усилившиеся тиски заставили колдуна возобновить попытки высвободиться.– Я, вообще-то, тут не один кол…
- А КАК ВАС ЗОВУТ?! – Мерлин, до сих пор стоявший в стороне и лихорадочно придумывающий выход из сложившейся ситуации, чуть не пропустил момент. От воплей несчастной женщины у Алкерона совсем снесло крышу, так что он чуть не выдал Мерлина с головой.
- Хороший вопрос, Мерлин! – Артур все еще державший в одной руке меч, ткнул им в сторону женщины, чуть не задев ее по лицу. – Как вас рожут… тьфу, зовут?
- ААА!
- Отпусти мою руку, я еще дорожу своими костями!
Молодой человек, наконец, выдернул локоть из захвата, однако, тут же был схвачен ошалевшим Артуром, бросившим на пол меч и вцепившимся теперь уже обеими руками в беглеца.
- Заткнись, Алкерон, ты никуда отсюда не уйдешь! Иди, рожай! Тьфу! Сделай что-нибудь!!!
Принц и сам понимал каким-то краешком сознания, что его просьба тупа до невозможности, но ничего не мог с собой поделать. Его - храброго рыцаря, повидавшего множество ран и побывавшего в жутких сражениях, - чуть ли не трясло от ужаса при мысли о том, что сейчас тут при них собирается рожать неизвестная девица.
- Я похож на человека, принимающего роды? Я к ней и близко не подойду!!! – Алкерон попытался вывернуться из очередной мертвой хватки, совершенно позабыв о своем самом главном оружие против психов – магии.
- Ты будешь делать, что я тебе сказал. Останешься тут с Мерлином, а я… - Артур запнулся, не зная, что ему собственно говоря делать, когда на него буквально снизошло озарение: - Я пойду приведу кого-нибудь на помощь!
- С какой это стати? Вас с вашей медлительностью, сир, только за смертью посылать! – Уцепившись за спасительную мысль о «приведение помощи», колдун уже просчитывал план побега «за помощью».
- Мерлин! – Роженица повернулась всем корпусом к единственному человеку, который хотя бы удосужился обратиться к ней с вопросом. Тратить время на этих двух ненормальных было невыгодно. – Меня зовут Леа. Пожалуйста, найди моего мужа Эвона! Он остался в деревне. Только, пожалуйста, возвращайся быстрее, пока они не убили друг друга! – Женщина кивнула в сторону пихающихся Артура и Алкерона, которые в своем споре даже не сразу сообразили, что происходит.
- Оставайтесь тут, я пошел за помощью!
Счастливый крик Мерлина из дверного проема заставил обоих одновременно броситься к выходу.
- Мерлин, тебе нельзя одному, за тобой же глаз да глаз нужен!
- Мерлин, вернись немедленно! Это… приказ!
Каким бы тощим не был Алкерон и как бы Артур не исхудал за этот поход, пройти вдвоем в узкий проход было невозможно.
- Это все ты виноват, проклятый черт, змея подколодная, мерзкий маленький…
- ААААА! ЗАТКНИТЕСЬ! Я тут рожаю, между прочим!!!
Истеричный вопль, раздавшийся позади, заставил обоих прекратить свои отчаянные попытки вырываться на волю.
Артур опомнился первый и, схватив Алкерона за шиворот, втолкнул его обратно в избу и захлопнул дверь. Он, принц Камелота, ни разу не дрогнувший при сражении с самыми опасными сильными и страшными врагами сейчас чувствовал, как дрожат руки и подгибаются ноги при виде рожающей крестьянки. Что может быть ужасней???
Алкерон был с ним солидарен и, решив, что раз уж бежать не удастся, то он сведет контакты с будущей мамочкой к минимуму. Отойдя от кровати на максимальное расстояние, он замер где-то в противоположном углу с нескрываемым ужасом глядя на огромный живот женщины. Лучше бы Мерлин и вправду бросил в него мышь...
Женщина переводила с одного на другого испуганный взгляд, не зная, что еще ожидать от сумасшедших мужчин. Плечистый блондин, который чуть не перерезал ей горло своим мечом и к которому почему-то обращались «Его Высочество», продолжал растерянно пялиться на нее, не зная что делать. Патлатый тощий колдун, забившийся в угол, похоже, пребывал в ужасе, и помощи от него вообще ждать не придется. Ну, хотя бы никто не собирается ее убивать. Стоило попытать удачу.
- Может… эээ… кто-нибудь поможет мне поудобнее сесть?
Вопрос не произвел никакого эффекта, заставив обоих незнакомцев с еще большим рвением изобразить из себя статуи.
Очередная схватка заставила Леа закричать от боли. Артур, стоящий ближе к постели, дернулся, как подстреленный и подскочил к роженицы. Кое-как сложив горкой пыльные тощие подушки, он помог женщине облокотиться. Стараясь не смотреть на ее живот и сделав все поскорее, принц поспешил отойти от кровати. А потом и вовсе добрался до Алкероновского угла.
- Иди отсюда, это мой угол! – Шипение, раздавшееся над ухом, и тычок в спину энтузиазма не вызвали.
Артур резко развернулся и схватил колдуна за грудки.
- Так и будешь тут стоять, трус позорный? Иди и помоги ей!
- На себя посмотри! Моя помощь ей ни к чему – у тебя отлично получается.
Со стороны постели послышались стоны. Артур решил подать голос:
- Эээ, вы в порядке?
- Конечно, она в порядке! Просто немного рожает и все! – Колдун вырвал свою рубаху из пальцев принца и отодвинулся на пару шагов, еще больше задвигаясь в угол.
- У вас есть вода? Дайте попить. – Уставший голос заставил ум Артура лихорадочно работать.
- Алкерон, у тебя в сумке фляга с водой. Сделай милость…
Принц приглашающею махнул в сторону Леа рукой и состроил злобную рожу, всем своим видом показывая, что, если колдун не сделает этого…
Не сводя подозрительного взгляда с роженицы, Алкерон сунул руку в сумку и, проковырявшись с полминуты, вынул полупустую флягу. Сунув остальную поклажу в руки Артуру, колдун осторожно, словно передвигаясь по краю ущелья, двинулся к женщине. К тому моменту, когда он подошел к кровати и на вытянутой руке подал будущей мамаше флягу, та смотрела на него с некоторой жалостью, окончательно уверившись, что с головой у бедняги не все в порядке. Сделав несколько глотков в полной тишине и протянув флягу обратно, она все-таки рискнула произнести короткое:
- Спасибо.
Похоже, это слово стало последней каплей в накалившейся обстановке.
- Тебе что обязательно делать ЭТО прямо сейчас?! Потерпеть не можешь, что ли!?
- Не могу. Я… кажется, уже совсем не могу!
- Что? Что значит, СОВСЕМ не можешь!? – Глядя на то, как позеленело лицо Алкерона, Артур поспешил на помощь.
- Ребенок уже идет. Я чувствую! – Леа снова вскрикнула, хватаясь за живот.
Вытирая со лба испарину, Артур поспешил отобрать у Алкерона флягу и допить, что осталось. Мечтая о том, что бы вода волшебным образом оказалась крепчайшим вином и вырубила его, принц в надежде посмотрел на дверь. Мерлина и след простыл.
- Колдуй! – За неимением другого выхода Пендрагон, вытаращив глаза, уставился на колдуна.
- Зачем? Что я должен делать?! Наколдовать повивальную бабку???
- Да хоть повивального деда! Сделай хоть что-нибудь!
Очередной вопль заставил Артура подскочить на месте и снова вцепиться в Алкерона.
Эту ночь он точно никогда не забудь, если не помрет раньше, конечно.
- Будущий король должен уметь делать все, ваше высочество! И без помощи магии! – Выворачиваясь из рук Артура и толкая его в сторону кровати, Алкерон попытался удрать в свой угол.
- Я принц, а не акушерка!!!
- Сделайте что-нибудь! Мне больно! – Попытка несчастной роженицы схватить Артура, вместо Алкерона, потерпела поражение.
- Думаешь, если я ударю ее по голове, ей станет лучше?
- Что?! Ты спятил?
Сумасшедшая улыбка и безумный взгляд говорили, как раз об этом, так что Артур поспешил дать колдуну затрещину, что бы тот малость пришел в себя. Кажется, удар в купе с очередным душераздирающим воплем несколько привели молодого человека в норму, если такое слово применительно к Алкерону вообще.
- Хватит устраивать разборки! - Роженица снова подала голос, привлекая к себе внимание.
А может, Артур и поспешил с выводами, потому что вместо того, что бы броситься обратно в угол, Алкерон вдруг подскочил к женщине и начал бормотать заклинание, которое всего полчаса назад накладывал на самого Артура. Пендрагон, не будучи в курсе замыслов спятившего колдуна, поспешил на помощь роженице, но не успел. Очередная схватка, и женская пятерня вцепилась в Алкероновскую шевелюру, обрывая заклинание на полуслове.
- АУУУ, пусти, женщина!!!
- Не могу! Как же больно!
Продолжая теребить пойманного за волосы Алкерона, она уставилась на Артура, который, видя такую участь спутника, решил не подходить близко. Вторая рука роженицы все еще оставалась свободна, хоть и лежала на согнутой коленке. Пендрагон мысленно порадовался, что за длинными юбками ничего не видно, и тайна рождения детей, так и останется для него неоткрытой.
- Убери от меня эту сумасшедшую! – Алкерон с покрасневшим лицом, уперся одной рукой в плечо, другой в коленку женщины, стараясь как можно дальше отодвинуться от нее.
Как бы Артур ни ненавидел колдуна, но все-таки это было слишком. Он, было, двинулся к кровати, но очередной крик заставил его сделать дугу и встать в ногах роженицы.
- Не убирай его! Он мне нужен. - Женщина в отчаянии уставилась на Пендрагона, который и не подумал больше приближаться к жертве родильных мук, но все же решил хотя бы издалека поддержать невезучего колдуна.
- Стой и рожай… И молчи! У тебя отлично получается!
- Я тебе… отомщу… Артур! Попомни… мои слова!…
Рыча от досады и боли, колдун постарался не дергаться во избежание больших травм. Голова от этих воплей и дерганей уже раскалывалась. Он постарался не думать о том, что будет, когда ЭТО случиться. Ничего более унизительного с ним еще точно не случалось. После очередной попытки роженицы выдернуть ему волосы, Алкерон сосредоточился на планах мести принцу, который остался не при делах, стоя у спинки кровати и наблюдая за его мучениями.
Однако, когда Леа подала голос в следующий раз, колдун не смог сдержаться, что бы не выдать истеричный смешок.
- Артур, - Тяжело дыша и уставившись решительным взглядом в лицо Пендрагона, женщина произнесла, пожалуй, самые страшные слова в жизни принца. - Посмотри, что там.
Алкерон извернулся, как мог, что бы успеть мельком увидеть позеленевшее лицо принца, с ужасом глядевшего на колдуна
- На этот раз ничего не выйдет, ваше высочество. Я сильно занят ужасно полезным делом. – Злорадно гоготнув, он продолжал следить за ошарашенным такой просьбой Артуром
- Я… я не думаю, что это хорошая идея.
- Я вижу, что вы не… ААА!!! – Очередной вопль заставил облиться Пендрагона новой порцией пота. Голос будущей мамаши вдруг изменил тон, и вместо перепуганных просьб, на этот раз прозвучал злой рык. – …что вы не думаете! Делай, что говорю, иначе я ему все патлы повырываю!
Для надежности будущая мамочка дернула несчастную жертву посильнее. Принц пришел к выводу, что роды могут сделать даже такую, на первый взгляд тихую, милую и скромную крестьянку, злой и жестокой ведьмой. Подойдя поближе, Артур тяжело глотнул и медленно протянул руки к подолу юбки роженицы. Стараясь не думать о том, что он, принц Камелота, заглядывает под юбку чужой жены, что бы проверить…
На этом мысль как-то сошла на нет.
Стремительно краснея, Артур медленно приподнял подол, словно боясь, что сейчас оттуда на него выскочит нечто жуткое. Под пристальным взглядом колдуна и роженицы Пендрагон медленно опустил взгляд вниз.
Алкерон потом пытался припомнить, видел ли он когда-нибудь ранее, что бы цвет лица от пунцового до бледно-серого менялся ТАК быстро. Что бы там ни было, но, похоже, это что-то намертво приковало к себе взгляд несчастного принца.
- Артур? Все так ужасно? – В душу Алкерона закралось нехорошее предчувствие. Очень нехорошее…
- Эээ, все в порядке? – Тяжело дыша и стараясь не орать от боли, Леа продолжала пристально смотреть на Артура. Тот не отвечал, то ли потому что не слышал, то ли потому что все было так плохо. – Артур?
Губы принца зашевелились и Алкерон уловил еле слышное:
- Кажется… мне нехорошо…
- НЕТ!!! - Картинное падение в обморок не могло оставить колдуна равнодушным.
Неожиданный ответ и вопль Алкерона заставили Леа разжать пальцы. Этого было достаточно, что бы молодой человек со всей свойственной ему прытью отскочил, как раз в тот самый момент, когда Артур с грохотом приземлился на деревянный пол.
– Нет! Не оставляй меня одного с ней! Проклятье! – Он подскочил к бесчувственному телу, тряся Артура за руки, за плечи и отвешивая смачные пощечины. Принц, то ли впал в кому, то ли притворился мертвым, но приходить в себя не хотел.
- ААА! Оставь его! Помоги мне!
- Ты только что прикончила будущее Камелота! - Алкерон вскочил на ноги, бессмысленно перебегая туда-сюда вокруг принца. Мысли в голове совершенно спутались, не давая соображать. – Лучше бы ты была мышью! По крайней мере, я бы мог убить тебя!
- Ты сумасшедший! О чем ты говоришь!? – Тело подсказывало Леа, что все вот-вот закончиться, осталось еще немного, а от этих ненормальных никакой пользы. – Иди сюда, сейчас же! Ты нужен мне! – Эта тактика сработала с беднягой-принцем, возможно, этого тоже удастся уговорить.
- Эээ, нет, не на того напала! – Продолжая бестолково метаться и старательно обходя кровать за полметра, Алкерон непонятно взмахнул руками. – Я к тебе не подойду!
- Ты должен принять моего ребенка! Слышишь меня!? – Леа смерила колдуна злым взглядом, но тот даже не взглянул на нее, продолжая то и дело перешагивать через его высочество и бормоча что-то себе под нос.
Внезапно он подскочил к окну, оказавшись в опасной близости к кровати, и, выбив стекло огненным шаром, высунулся наружу.
- Мерлин!!! Мерлин, черт тебя возьми!!! Сейчас же вернись!!!
- АААА! Алкероооон! – Совсем забыв про бдительность, колдун слишком поздно почувствовал, как его тянут обратно. – Еще немного!
- Нетнетнетнет!!! Не хочу на это смотреть! – Он на всякий случай зажмурился, что бы случайно не увидеть чего-нибудь лишнего.
- Ты просто жалкий трус и истеричкаАААА! ААА! ААА!!!
- НУ, ХОРОШО!!! Только не ори!!!
Проклиная себя, и будущую мамашу, и весь этот проклятый мир, и Камелот, и Артура, который посмел упасть в обморок, и Мерлина, который ушел и бросил их тут, и вообще все, Алкерон осторожно приподнял подол и мельком заглянул роженице под юбку.
- Ну, что там? – Стараясь дышать поспокойнее, Леа наблюдала за цветом лица колдуна, в надежде что этот окажется повыносливее.
- Что-что!!! Давай быстрее, пока меня не вывернуло наизнанку! – Скривившись и отвернувшись от мамаши, что бы глядеть куда угодно, лишь бы не туда, он продолжал пинать ногой бесчувственного Артур. – Ну, и свинью вы мне подложили, ваше высочество! Куда же подевалось ваше хваленое рыцарство!
- Я больше не могуууу! – Женщина в изнеможении откинулась на подушки.
- Что? Да ты издеваешься надо мной?! – Алкерон даже подскочил от услышанного. - Давай быстрее рожай, пока я не превратил тебя во что-нибудь неживое!!!
- Ты мерзкий противный колдун! АААРР!
- Доярка деревенская! Тужься сильнее!
- Как только рожу, я тебе все патлы повырывААААю!
- Если будешь продолжать в том же духе свои жалкие попытки – будешь вечность рожать! Кто тебя учил так тужиться???
- А ты сам лучше умеешь, что ли?!
- Да я… - Алкерон запнулся. - Не морочь мне голову своими фокусами!
- Алкерон? Что происходит? – С пола послышалось невнятное бормотание его высочества, которого колдун успел запинать, наверное, до огромных синяков.
- Я думал, ты решил все самое ужасное пропустить! Твоя очередь! – Пользуясь моментом, колдун попытался сбежать, освобождая место для только что очнувшегося принца
- НЕТ! НЕ УХОДИ!
Спасение было так близко, но, извернувшись, эти проклятые руки все-таки его поймали. Алкерон чуть не взвыл от досады.
- Проклятье! За что мне все это!?
- Я смотрю, ты поднаторел в акушерском деле.
Комментарий бледного Артура, который уже успел подняться на ноги и отойти подальше, был встречен злобной гримасой раскрасневшегося колдуна.
Пендрагон мысленно отметил, что состояние роженицы и то было лучше, чем Алкерона.
- Где этот Мерлин, черт возьми! МЕРЛИН!!! Давай быстрее уже! Еще чуть-чуть!
Услышав последние слова колдуна, Артур вдруг почувствовал, что ему срочно нужен свежий воздух.
- Я, мне надо бы… отойти…
Он медленно попятился к входной двери, глядя на эту жутчайшую в его жизни картину, но так и замер на полпути. Вместо того, что бы продолжать тужиться и вопить, женщина расслаблено откинулась на подушки. Алкерон с перекошенным лицом осторожно протянул руки куда-то под юбки и вытащил оттуда маленького мокрого младенца. Глаза колдуна сверкнули, разрезая заклинанием пуповину. Улыбаясь самой что ни на есть идиотской улыбкой и держа на вытянутых руках орущего младенца, Алкерон деревянной походкой обошел кровать и протянул объект своих мучений новоиспеченной мамаше. Леа, радостно улыбаясь, уложила ребенка на грудь, прижимая к себе и счастливо целуя в мокрый лоб.
Глядя на всю эту умилительную картину, Артур пришел к выводу, что роды это все-таки не так страшно! Главное вовремя отключиться…
Сзади послышался топот, и дверь с грохотом распахнулась, пропуская перепачканного в саже молодого мужчину и Мерлина, влетевшего следом!
- Артур, я привел… помощь…
Артур, стоящий ближе к двери, выглядел все еще бледным, но расслабленным. Правда, почему-то весь в пыли, словно его валяли по полу. На постели лежала Леа, радостно баюкая только-только родившегося младенца. Опасения Мерлина, о которых всю дорогу ему твердила магическая связь, похоже, оправдались. Бледный, взмыленный и растрепанный Алкерон с окровавленными руками так и продолжал стоять столбом возле кровати, не отрывая взбешенного взгляда от Мерлина. Эвон, бегло глянувший на двух мужчин в комнате, подскочил к своей жене, тут же принимаясь что-то то ли рассказывать, то ли расспрашивать, в то время как маг попятился обратно к двери.
- Мерлин… - Шипение, оказавшееся его именем, заставило Мерлина нервно сглотнуть. – Я убью тебя…
- За что?! Да ты приобрел бесценный опыт для рождения своих будущих детей! – Маг постарался что бы это звучало убедительно, а не напоминало жалобное блеяние.
Но его слова только усугубили ситуацию, потому что в другую секунду Алкерон уже оказался рядом хватая его за шею. Он не успел произнести того, что хотел, так как сзади снова послышался стон:
- О господи, кажется, я опять рожаю!
Колдун в мгновение ока посерел, словно, в его легкие тут же перестал поступать кислород.
- Неет…
Мерлин облегченно вздохнул, опуская бесчувственное тело Алкерона на пол. Теперь у него есть еще несколько минут, что бы насладиться жизнью.
- Артур, как все прошло? – Улыбаясь во весь рот, маг повернулся к Пендрагону.
Улыбка тут же увяла - с выводами о жизни он явно поторопился…

   

Сезон "П"

главная