Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

а такую удачу Мерлин и не рассчитывал! Улизнув в самый последний момент из избы, под дружные вопли своих спутников, он рванул в сторону горящей деревни. Отсутствие адекватного плана по поиску неизвестного Эвона никак не влияло на желание бежать от «акушерской палаты» как можно скорее. Мысленно извиняясь перед Артуром за такую подлянку, Мерлин постарался не обращать внимания на то, что в этот момент творилось с Алкероном. Магическая связь давала о себе знать самым неудобным образом, заставляя сердце колотиться еще быстрее, а мысли путаться.
Изба находилась не так уж далеко от поселка, как им показалось, и вскоре между деревьев замаячил крайний деревенский сарай, охваченный пламенем. На глазах у Мерлина крыша с треском провалилась, послышались крики. Несколько человек пробежали мимо мага, унося прочь спасенные пожитки и спасая свои жизни. Он попытался схватить за руку одну из женщин, которая, ведя за собой маленького мальчика, спешила уйти поглубже в лес.
- Вы не знаете, где Эвон?!
- Не знаю! Отстаньте от меня и спасайтесь сами! – Женщина яростно вырвала руку из хватки незнакомца и, беспокойно оглядываясь, бросилась прочь.
Решив, что вылавливать убегающих бесполезно, юноша бросился в горящую деревню. На главной улице все еще оставались люди: одни из них пытались с помощью магии сдержать и потушить огонь, другие призывали свои вещи из горящих домов, третьи помогали раненым. Мерлин насчитал человек двадцать – остальные уже покинули горящий поселок.
От огня было светло словно днем, но дым и жар заставляли глаза слезиться. Маг произнес слабое защитное заклинание, что бы оградить себя от ревевшего пламени и пепла.
- ЭВОН! – Совершенно не ориентируясь в чужом поселении и не зная кого толком искать, Мерлин бросился к ближайшей кучке людей. Они дружно пытались затушить пламя на одной из конюшен. – Вы не видели Эвона? Мне нужно его найти!
- Вместо того, что бы мешаться, лучше б помог! – Один из мужчин, прервав заклятье, толкнул мага в плечо.
- Что произошло? Почему начался пожар?
- Какая разница? Не видишь что ли, все полыхает! Если сейчас не остановить, сгорит весь чертов лес! А ну, топай отсюда, коли помочь не хочешь!
Мерлин и сам был бы рад помочь, но ему было некогда. Обогнув компанию, маг кинулся к женщине и мужчине, но они, кашляя и переругиваясь, отмахнулись от Мерлина.
После того, как очередной житель, чертыхаясь, послал назойливого колдуна подальше, он не выдержал. Подлетев к худощавой женщине, одетой в ночнушку, он вцепился в ее плечи и, пару раз хорошенько встряхнув, проорал, как можно громче, перекрывая шум и рев пламени:
- Скажет мне кто-нибудь, где здесь Эвон, муж Леа!!! Его жена рожает в избе в лесу! Ей срочно нужна помощь!
Женщина испуганно шарахнулась от невменяемого чужака, и Мерлин поспешил отпустить ее. Он вовсе не собирался никого пугать. И вообще, что с ним такое происходит? Руки и ноги дрожали, сердце колотилось, как сумасшедшее, словно, он только что взобрался на самую высокую башню Камелота. Пламя, казалось, трещало не только вокруг, но и в голове. Или на макушке, в корнях волос… Совершенно не соображая, что происходит, и смутно подозревая, что всему виной Алкерон, Мерлин побежал дальше, вниз по улице. Пытаясь ухватить хоть кого-нибудь, в конце концов, он сам был схвачен за руку сморщенной старухой:
- Миленький, помоги, пожалуйста! Моя внучка! Она не умеет колдовать! Она осталась в доме! - Маг застыл на месте, не зная, что делать, и глядя на охваченный пламенем домик.
- Но я… Я не знаю…
- Пожалуйста! Я прошу вас!
Она с мольбой уставилась на молодого человека. Из глаз женщины текли слезы, теряясь в глубоких морщинах.
Не ради ли спасения невинных жизней они с Артуром решили остаться в этом мире? Мерлин вырвал руку из пальцев старухи и бросился в сторону дома. Вся фасадная часть здания горела, но до стены, расположенной со стороны леса, пожар еще не дошел.
Кроме щитовых чар на ум так ничего и не пришло. Благодаря им, огонь не мог до него добраться, но погасить пламя этим заклинанием невозможно.
Шарахнувшись в сторону от разлетевшегося вдребезги окна, Мерлин в три прыжка достиг угла дома. Он подскочил к заднему окну, единственному уцелевшему. Из щелей в стене валил едкий черный дым, оставляя все меньше шансов на то, что внутри остался кто-то живой. Маг вытянул руку и произнес заклинание. Но в этот самый момент все тело словно свело судорогой, ладонь дрогнула и взрывные чары вместо того, что бы выбить стекло, буквально разворотили часть стены. В последний момент Мерлин успел отскочить назад, прикрывая голову от летящих на него обломков.
Пламя, почувствовав приток кислорода, обрадовалось, разгораясь еще сильнее. Откуда-то из дома послышался стон, еле уловимый во всем этом треске и реве. Щитовые чары исправно работали, позволяя магу пройти в задымленные сени и даже не почувствовать жара пламени. Однако, от черного дыма это мало помогало.
Кашляя и вытирая текущие из глаз слезы, он сделал еще несколько шагов внутрь. Стены обуглились и готовы были рухнуть, мебель, охваченная огнем, только добавляла вони и дыма, сквозь который было трудно что-то разглядеть. Мерлин окинул беглым взглядом комнату и, наконец, заметил две босые женские ноги, торчащие из-за каменной печи. В считанные секунды преодолев небольшое расстояние, маг подскочил к девушке. Она была без сознания, видимо, надышавшись дымом. Ее худое лицо перепачкалось сажей, а платье обгорело в нескольких местах. Маг поспешил поднять девушку на руки и выскочить из дома. Может быть, работали щитовые чары, а может просто удача, но стоило им покинуть помещение, как стены избы не выдержали, обрушиваясь внутрь.
Впереди замаячила фигура старухи, бегущей Мерлину навстречу. Заламывая руки и причитая, она подбежала к спасителю. Маг поспешил опустить девушку на землю, не зная, чем еще помочь, но, похоже, свежий воздух сам сделал свое дело. Девушка закашлялась и открыла глаза, испуганно озираясь вокруг.
- Спасибо тебе, волшебник! Она все, что у меня осталась! – Продолжая причитать, старушка обняла сначала мага, а потом свою внучку.
Мерлин улыбнулся через силу, ощущая внутри все нарастающую панику. Похоже, у Алкерона и Артура совсем дела плохи. Воспоминания о рожающей Леа заставили мага заторопиться.
- Извините, мне надо идти. Я ищу Эвона.
- Эвон? – Спасенная девушка, успевшая подняться на ноги, опираясь одной рукой на плечо своей бабушки, обернулась к Мерлину.
- Да, вы знаете его? – Маг переводил встревоженный взгляд с одной женщины, на другую.
- Он мой кузен. – Девушка повертела головой, разглядывая бегающих туда-сюда людей и, наконец, нашла взглядом того, кого искала. – Вон он, возле конюшни, держит под уздцы черную лошадь.
- Спасибо, вы не представляете, как помогли мне!
- Это вас спасибо! Вы мой прекрасный принц!
Девушка улыбнулась своему спасителю счастливой улыбкой и, резво подскочив к волшебнику, поцеловала его в щеку. Очевидно, ее и саму поразил свой смелый поступок, потому что, покраснев до корней волос, она поспешила извиниться и вернулась к старушке.
Растерянный Мерлин, улыбаясь счастливой улыбкой, махнул рукой на прощание и понесся к конюшне.
«Вот вам, ваше высочество! Теперь я точно знаю, кто из нас прекрасный принц».
-
Эвон!
Маг добрался до конюшни в два счета, отмечая, что дела в избе вдруг стали лучше на несколько секунд.
- В чем дело?
Молодой мужчина лет двадцати пяти обернулся на зов. Его каштановые волосы прилипли от пота ко лбу, лицо было измазано сажей, а одежда в нескольких местах все еще дымилась. Он растеряно уставился на незнакомца, зовущего его по имени.
- Меня прислала твоя жена, Леа! – Мерлин постарался успокоить дыхание, что ему слабо удавалось.
Услышав имя супруги, Эвон тут же подскочил, словно его ужалили, и сделался белый, как полотно. Так что даже слою сажи не удалось это скрыть
- Что? Началось!?
Маг еле сдержался, что бы не засмеяться. Ситуация и так была критичной, смех был явно неуместен. Похоже, толку от мужа при родах будет столь же мало, сколько и от Мерлина в бою на мечах.
- Да! Нужно спешить. Она в домике в лесу!
Молодой человек весь дернулся, как будто по его телу прошла судорога, и, схватив Эвона за руку, потащил прочь от деревни.
- Постойте, нужно просто переместиться!
Колдун засуетился и, наконец, взяв Мерлина за вторую руку, сосредоточился. Миг, и они оказались прямо перед входом в избу. Волшебник ринулся вперед, горе-папаша тоже не отставал.
Влетев внутрь с радостным известием, Мерлин никак не ожидал увидеть столь удачную картину. Счастливая мамаша уже нянчила своего новорожденного младенца, значит все страшное позади. Артур и Алкерон живы и здоровы… Ну, почти здоровы… Глядя на всклокоченного Алкерона, смотрящего на него сумасшедшим горящим взглядом, Мерлин серьезно испугался, что такого испытания психика колдуна не выдержала. Он и так с прибабахом, а после такого не грех окончательно слететь с катушек. Опасения оказались не напрасными, но все-таки обошлись без мордобоя, и то по счастливой случайности. Стоило Алкерону растянуться на грязном полу в блаженном забытье, как дышать стало в десять раз легче.
И как же все-таки удачно Мерлин вовремя ушел!

Кое-как оттащив бесчувственного Алкерона в более-менее чистый угол и даже уложив на пожертвованное хозяином избы одеяло, Мерлин поспешил к Артуру, удостовериться, что с тем все в порядке. На свой страх и риск…
- Сир, вы себя как чувствуете?
Пендрагон выглядел бледнее обычного и все еще с опаской косился на счастливую семейку, но в целом был вроде в порядке. Переведя, наконец, взгляд на вопрошающего Мерлина, он приосанился и довольно ухмыльнулся:
- Со мной все нормально, Мерлин. Я что, по-твоему, испугался какого-то младенца?
- Конечно, нет, - Попытки сдержать приближающийся приступ смеха вылились в неприкрытый сарказм. - Просто у вас было такое лицо, как будто вы испугались, и мне показалось, что…
- Вот именно, Мерлин. Тебе ПОКАЗАЛОСЬ!
Маг поджал губы, насмешливо качая головой. Он не ожидал ничего другого. Да и слушать подробности ему не очень-то хотелось. Раз Артур уже взялся за свою рыцарскую честь, то он в относительном порядке
- И не было у меня никакого лица, ясно? Я просто пытался убедить Алкерона в том, что бы он… - Принц запнулся, вспомнив о том, как собственноручно просил чернокнижника колдовать. И уже раздраженно закончил. – Что бы он сделал что-нибудь! Если ты так хотел посмотреть, то и оставался бы! – Оставив слугу, пялиться в пустой угол, Пендрагон поспешил к стулу, на котором возле кровати сидел Эвон. – Послушайте…
- Нет, это вы послушайте! – Новоиспеченный папочка вскочил, улыбаясь во все тридцать два зуба, и бросился обнимать растерянного Артура. – Я так благодарен вам, за то, что вы помогли моей жене! – Пендрагон покосился на женщину, которая при словах мужа закатила глаза. – Не знаю, что бы я без вас делал! Когда начался пожар, меня не было в деревне. Мне сказали, что Леа ушла в лес. Я знал, что она будет тут, и думал, что она в безопасности. Если бы не вы…
Артур поразился благодарному восхищению на лице мужчины. Тот вдруг протянул ему ладонь для рукопожатия в подтверждение того, что поступок Пендрагона был для него буквально великим. Вяло пожимая протянутую руку, Артур мысленно соглашался с Эвоном. И как тошно было признавать, что в этом деле Алкерон его обскакал. Нет, не то что бы принц претендовал на роль главной акушерки Камелота, да еще и королевских кровей, но осознавать собственное поражение, даже в таком деле, перед колдуном было неприятно.
Мерлин между тем обошел счастливчика Эвона и Артура с кислой миной и добрался до кровати, на которой Леа укачивала младенца. Маг почувствовал, как губы сами собой расползаются в улыбке. И вот это маленькое чудо заставило их всех так понервничать за последний час!
- Поздравляю! – Он встретился взглядом с молодой мамочкой, искренне радуясь за счастливую семью.
- Спасибо тебе, Мерлин. – Леа тоже улыбнулась.
- Это вы скажите Алкерону с Артуром.
Маг покосился в сторону все еще валяющегося без сознания колдуна. Женщина проследила за его взглядом и усмехнулась.
- Твои друзья мне очень помогли. Особенно Алкерон. За него было удобно держаться. – Женщина покраснела при воспоминании о том, каким образом она держалась за свою несчастную жертву. – Надо бы извиниться, а то я чуть не вырвала ему все волосы…
- Теперь понятно, почему он был такой всклокоченный. А я то думал, что они с Артуром передрались! – Мерлин хохотнул, представляя, как страдающая роженица таскает Алкерона за патлы, и тут же скис, вспомнив, как саднила собственная кожа на затылке.
- Не думаю, что ваш принц был в состоянии драться. – Леа в очередной раз закатила глаза и уставилась на спящего младенца. – Он упал в обморок в самый ответственный момент.
- Артур? Серьезно? – Развеселившийся Мерлин обернулся на беседующих Эвона и Пендрагона. Принц бросил обеспокоенный взгляд на довольного слугу, чувствуя, что его репутация неустрашимого рыцаря в глазах Мерлина претерпевает изменения и вовсе не в лучшую сторону. – То-то я думал, чего он весь в пыли.
Леа тоже хохотнула и расслаблено растянулась на кровати.
- Ваш Алкерон держался молодцом. Если б не он, наверно, до сих пор бы рожала. – Она уже прикрыла глаза, что бы задремать, но тут же встрепенулась. – Эвон!
- Что, солнечная моя? - Оборвав свою речь на полуслове, мужчина поспешил вернуться к супруге.
- Хватит болтать, сними иллюзию и накорми гостей.
Стоило словам слететь с губ женщины, как Эвон сорвался с места под удивленные взгляды гостей, и поспешил исполнить поручение: встав посреди комнаты, он начал медленно произносить длинное заклинание. Артур, только что мило беседовавший с Эвоном, поспешил отойти, как можно дальше. В то время как Мерлин, наоборот, вытянул шею, вслушиваясь в слова колдуна и очарованно наблюдая за изменениями, происходящими в комнате.
Пыль, которая толстым слоем лежала на полу и мебели, растворилась в воздухе, исчезла паутина по углам и грязь с оконных стекло. В мертвой печи вдруг материализовались дрова и полыхнуло пламя. Стеклянный монстр, до этого безжизненно стоящий в углу, словно ожил. В колбах и мензурках стали появляться разноцветные жидкости и вихрящиеся газовые субстанции. Сам стол, на котором располагалось нечто, в мгновение ока обзавелся множеством выдвигающихся ящиков и полочек, забитых всяким барахлом. В пустом книжном шкафу, будто из воздуха, появились пухлые потрепанные томики книг и какие-то свитки. Рядом с кроватью буквально из пыли вырос большой сундук, окованный железом. На стенах, в том месте, где раньше висела паутина, выросли пучки засушенных трав и цветов. Дом словно ожил, открывая спрятавшиеся предметы обихода для гостей. Последним прямо из деревянного пола выросли два стула и небольшой квадратный стол. На нем еще стояла обгоревшая свеча и забытая грязная тарелка. Колдун поспешил убрать посуду в рукомойник, появившийся около самой двери, и повернулся к ошарашенным гостям.
- Добро пожаловать! – Радостно улыбнувшись и разведя руками, колдун, похоже, осознал, что изображать гостеприимного хозяина было поздно и несколько сник. – Я сейчас, по быстрому…

Направив взгляд прямо в пол, Эвон начал шептать очередное заклинание. Мерлин подумал, может, сейчас из воздуха материализуется еда, но вместо этого прямо возле ног Артура распахнулась крышка подпола. И как они сразу ее не заметили! Какое-то время ничего не происходило, но уже через несколько секунд послышался тихое звяканье и шуршание - из недр подпола вылетели котелки и сковородки, бутылка с вином и маслом, вслед за ними спешили овощи и фрукты, яйца и замыкала все это шествие ощипанная курица в обнимку с поваренной книгой. Мерлин с удивлением узнал в ней ту самую, что еще сегодня утром пытался всучить ему продавец на рынке. Сейчас казалось, что все эти приключения были тысячу лет назад.
Какие бы чары не были наложены на сборник рецептов, но действовали они исправно. Работа по приготовлению сытного ужина закипела, и довольный Эвон, в очередной раз окинул взглядом остальных присутствующих. Леа с легкой улыбкой наблюдала за действиями мужа – она видела все эти фокусы не в первый раз. Зато Мерлин, стоящий рядом, на все смотрел, открыв рот, будто видел магию впервые. Его глаза выдавали все испытываемые им эмоции – радость, переходящая в восторг, зависть и немного беспокойства. Эвон удивленно глядел на молодого колдуна – как будто с небес свалился мальчишка…
В то время как Артур и вовсе боялся пошевелиться. Может, он и не относился теперь к магии, как раньше, но наблюдать ее прямо у своих ног в таком устрашающем объеме совсем не хотел. С опаской косясь на ножи, с бешеной скоростью нарезающие капусту и морковь, он поспешил обогнуть танцующую посуду и пробрался к Мерлину.
- Нам некогда тут рассиживаться. Мы должны уходить.
- Постойте, постойте! – Эвон протестующе замахал руками, улыбаясь виноватой улыбкой. – Я вижу, что напугал вас. – При этих словах Пендрагон рассерженно сверкнул глазами. Вовсе он не испугался, но не доказывать же теперь это колдуну! – Простите еще раз. Дело в том, что в этом доме я бываю несколько раз в неделю, что бы проводить свои эксперименты. – Видя, как рука Артура дернулась, рефлекторно протягиваясь к мечу, Эвон поспешил продолжить. – Я работаю над различными зельями, только и всего. Целебными зельями и зельями для хозяйства, для удобрения растений и для ухода за скотиной. Я не могу работать дома, так как это опасно – некоторые растворы довольно нестабильны и могут взорваться. Но и оставлять этот дом без охраны не могу. Поэтому каждый раз накладываю иллюзию, что бы изба выглядела заброшенной. Местные жители знают об этом месте, но путники, вроде вас, могут навредить моему оборудованию или самим себе. Вам нечего опасаться.
Он снова улыбнулся, испытывая смешанные чувства к этим странным людям. Бояться магии в мире, где без нее никуда… Не так-то просто выжить с подобными взглядами на жизнь! И юноша-колдун, который не умеет колдовать! Или почему-то это скрывает…
- Что ж, это ваше дело. Но нам надо уходить. – Артур развернулся с намерением привести Алкерона в чувства и убраться отсюда, как можно быстрее.
- Ммм, ну может, мы могли бы остаться хотя бы на ужин! – Мерлин умоляюще уставился на Пендрагона.
Тот наклонился к самом его лицу и зло прошипел.
- Ты забыл, что произошло в прошлый раз?
- Я…
- Эй, послушайте, ребята! – Эвон снова поднял руки, привлекая к себе внимание. – Я знаю, что вас ищут. – При этих словах Мерлин подумал, что Артур не так уж и не прав. – Ищейки Нимуэй приходили в деревню несколько дней назад, рассказывали о троих беглецах, которые хотят поднять бунт. Я догадался еще когда встретил вашего друга в деревне. – Эвон кивнул в сторону колдуна. – Он спрашивал дорогу и подходил под их описание. Только то, что он пришел один, спасло вам жизни. Если б вы в деревне оказались втроем – вас тут же сдали местные темные. Я не выдам вас, обещаю. Я перед вами в долгу. – Мужчина бросил многозначительный взгляд на жену и снова уставился на спутников.
После всего пережитого ему хотелось удрать отсюда, как можно быстрее. Но им не помешала бы посторонняя помощь и передышка. Наконец, слишком затянувшееся молчание было прервано Артуром.
- Что ж мы останемся до рассвета. Но с восходом уйдем.
- Можете отдохнуть здесь завтра и уйти вечером или следующим утром. Если вы действительно идете от Камелота, то представляю насколько вы устали. – Колдун покачал головой в знак сочувствия.
- Не будем злоупотреблять вашим гостеприимством. – Не смотря на согласие поужинать, Артур решил, что лучше не рисковать. Оставаться тут днем в отсутствии хозяев было опасно. Да и кто знает: вдруг к утру Эвон передумает.
- Ты создаешь зелья, значит, у тебя здесь есть запас лекарств?
Пока Пендрагон усаживался на стул, который стоял дальше всех от мамаши и ребенка, Мерлин оказался по правую руку от Эвона, начавшего ковыряться в своем агрегате. Воспользовавшись тем, что Леа отвлекла Пендрагона какими-то вопросами, он поспешил обеспечить себе сохранение жизни. Когда Алкерон очнется, то навряд ли будет выглядеть бодрым и отдохнувшим
- Да, конечно. Просите все, что угодно. – Мужчина посмотрел на мага и все-таки не сумел сдержать любопытства. – Почему ты так удивился, когда я колдовал? Ты не знаешь, что волшебник?
- Эээ… – Слова замерли на губах мага. Эвон был довольно проницателен. – Я… ммм… – Мерлин мельком обернулся к Артуру и прошептал так же тихо, как Эвон. – Артур не должен знать о моей магии. Ты ведь не скажешь ему? – Он умоляющее уставился на мужчину.
- Конечно, нет. – Казалось, ответ привел ученого в еще большую растерянность. – Но к чему все это? Он ведь принц Камелота? Принц Артур?
- Да, но…
- Тогда он должен радоваться, что его друг колдун!
- Это не совсем тот Артур, который был в вашем мире. – Мерлин скривился.
Он совсем не хотел опять пересказывать всю историю незнакомцу. Пусть Эвон был светлым магом (Мерлин определил это сразу) и вызывал доверие, но, чем меньше людей знает, тем лучше.
Похоже, колдун опять уловил настроение собеседника и просто кивнул.
- Понятно, не буду расспрашивать. Правду ведь говорят: меньше знаешь – крепче спишь! – Мужчина вернулся к своим колбам, но стоило Мерлину открыть рот, тут же задал другой вопрос – А второй ваш друг, который темный колдун, он знает?
- Знает. Так можно мне успокоительного? – Маг покосился в сторону Алкерона и, покачав головой, прибавил. – Много успокоительного. Или лучше снотворного.
Эвон хохотнул и потянулся к одному из ящиков.
- Да, должен признаться, что ваш Алкерон просто герой. Будь я на его месте, впал бы в ступор или лежал сейчас так же в уголке. Не наше это дело. – Эвона аж передернуло от мыслей о том, что было бы если… Он поспешил протянуть аж пять склянок с зельем Мерлину в руки. – Что-нибудь еще?
- И что-нибудь от головной боли.
Получив еще столько же идентичных пузырьков с зельями, он поспешил все выставить на стол, пока не выронить ценные настои. Вспомнив о разбитых колбах, маг решил извиниться перед хозяином.
- О, не волнуйтесь. Я же сказал, что на дом наложена иллюзия. То, что вы разбили сейчас стоит на своем месте целехонькое.
Он ткнул пальцем под потолок, откуда падали колбы. Все и в самом было на своем месте.
- Удачное заклятье.
- Еще бы!
Эвон радостно кивнул и поспешил к закипающему супу и шкварчащему на сковороде мясу. Урчание в животе напомнило Мерлину об их скудно ужине, который добыл Алкерон.
Тяжко вздохнув, маг пришел к выводу, что дальше тянуть нельзя – надо бы привести беднягу в чувство, пока он не впал в нервную кому, если такая, конечно, существует.
- Алкерон. Ужин почти на столе, все проспишь.
Мерлин толкнул колдуна в плечо и откупорил пузырек с успокоительным. Лучше перестраховаться. Колдун и не думал подавать признаков жизни, так что пришлось еще пару раз тряхнуть его, как следует, пока, наконец, он не соизволил открыть глаза и рассеянно осмотреть комнату позади Мерлина.
- Мы что, в доме Нореклы? – С некоторой паникой во взгляде он продолжал следить за двигающейся посудой и летающими по кухне овощами. – Или что… - Он не успел договорить. Маг решил, что момент был самый, что ни на есть, подходящий: Алкерон еще не сообразил, что происходи и не вспомнил, что хотел его убить. А Мерлин вовсе не хотел быть убитым и нянчиться со спятившим колдуном тоже не хотел, поэтому пошел на использование грубой силы. Попросту насильно влил содержимое склянки Алкерону в рот. – Тьфу, тебе жить надоело Мерлин?
Алкерон поспешил сесть, отпихивая оборзевшего спутника.
- Не нервничай. – Маг усмехнулся. – Это просто успокоительное. Что бы ты опять не выкинул какой-нибудь фокус. Вставай, Эвон согласился угостить нас ужином. А тебе лучше вымыть руки
Покосившись на все еще растерянного колдуна, Мерлин поспешил убраться. Кто знает, как быстро подействует зелье, вдруг Алкерон за это время успеет его задушить, а потом ляжет рядышком передохнуть.
Нахмуренно пялясь на свои ладони, молодой человек поплелся к рукомойнику. Где-то слева маячила спина хозяина дома, ковырявшегося за печью. Память совсем не желала сообщать о том, что случилось, и где они находятся. Запах пищи напомнил о мерзкой похлебке Нореклы, которой его кормили с утра. У здешнего хозяина в меню хотя бы было мясо и что-то еще довольно вкусное на вид и запах. Вытерев руки полотенцем, Алкерон, наконец, обернулся. Вот тут-то память решила напомнить о себе. Прямо напротив него на кровати лежала Леа, в обнимку с маленьким свертком. Глядя на новорожденное создание, она что-то тихо курлыкала ему на ухо. После всего что случилось, она тут просто лежит и нянчится с этим … с этим… источником бесконечных проблем, устроившим Алкерону такую адскую пытку!!! И пока Алкерон тут мучился, Мерлин…
Мерлин!!! Колдун медленно повернулся к столу, за которым восседал Мерлин, старательно разглядывающий каменную печь. Желание задушить сбежавшего подлеца было велико, очень велико, но ноги отказывались броситься вперед, а руки ленились взять и задушить чертова королевского прислужника! Что бы ни было в пузырьке, но он вовремя влил это в Алкерону в глотку...
Колдун отбросил полотенце и не спеша уселся за стол, продолжая буравить тяжелым взглядом Мерлина. Мысль о том, что он должен быть благодарен магу за оказанную услугу с зельем, была задушена на корню. Оставалось только молча ждать, пока действие настойки закончиться, а уж потом…
- Ужин готов! – Радостный хозяин дома, в котором колдун узнал Эвона, перенес на стол кучу тарелок и горшок с супом.
Незваные гости приступили к трапезе. Правда, только Мерлин ел, самозабвенно отдавшись этому прекрасному занятию. Артур то и дело отрывался, что бы посмотреть на дверь, окна и хозяина, снова воркующего со своей женой. Встретившись со злобным взглядом Алкерона, Пендрагон поперхнулся и решил больше в его сторону не смотреть. Не хватало еще только помереть за столом, подавившись картошкой. Колдун, не уступая в скорости поглощения пищи своим спутникам, успевал буравить обоих самым убийственным взглядом, на какой был способен, от всей души, желая им хотя бы подавиться. Эвону, который попытался предложить ему что-то или спросить, тоже досталась порция злобного зыркания, и тот поспешил отстать.
Поздний ужин или ранний завтрак прошел в полной тишине. К тому времени, когда все было съедено, Эвон заторопился подать какой-то горячий напиток из трав. Артур, увлеченный мыслями о том, как успокоить Алкерона, преспокойно взял из рук хозяина кружку, от которой шел мягкий приятный запах. Травяной напиток и сладкие лепешки были, пожалуй, самым лучшим угощением за все это путешествие. Ну, если не считать стряпни Элис у Гаюса. Но нет, это совсем не то.
Когда огромная кружка напитка была выпита, Артур почувствовал, как на него наваливается ужасная сонливость. Сидящий напротив Мерлин лениво дожевывал последнюю лепешку. Алкерон, наконец, оставил свое занятие по безмолвному уничтожению противника и, подперев подбородок кулаком, безучастно пялился в стеклянный агрегат. Голоса хозяина дома и Леа раздавались, как будто из тумана. Артур поднял взгляд на Эвона, подошедшего к нему. Он собирался сказать спасибо за ужин и сообщить о том, что им надо идти, но язык отказывался слушаться.
- Ничего не говорите, принц Артур. Вам всем надо отдохнуть.
Принц хотел что-то возразить, но глаза Эвона сверкнули, и он почувствовал, что парит в воздухе или качается на волнах. Под спиной оказалось что-то мягкое, и голова коснулась подушки. Да и зачем им обязательно идти сегодня? Можно ведь и потом… А пока нет сил сражаться со сном…

Мерлин проснулся от того что что-то назойливо щекотало его по носу. Ему снилось, будто бы крохотный Килгарра пытается сесть ему на нос для того, что бы поджарить добытую на охоте малюсенькую курицу. Он утверждал, что если поджарить курицу на носу именно у Мерлина, то из нее получаться вкусные сладкие лепешки. Не дожидаясь согласия отмахивающегося волшебника, дракон начал атаку. Изрыгая маленькие языки пламени, он безуспешно пытался обжечь Мерлиновский нос. Маг усмехнулся – он был умнее и наложил щитовые чары. Только они получились какие-то неправильные. Боли не было, зато становилось щекотно. А Килгарра вдруг начал отчаянно светлеть и, в коне концов, превратился в непонятный стог сена.
Какое-то время Мерлин тупо пялился на эту копну, пучки которой назойливо пытались влезть ему в нос, пока не догадался отодвинуться и посмотреть издалека. Странная копна оказалась всего лишь растрепанной гривой Алкерона, разметавшейся по подушке. Маг расслабленно выдохнул и уже хотел, было, продолжить сон, но тут же вздрогнул. Какого черта он спит!? В памяти тут же вспомнился улыбающийся Эвон, подающий ему кружку с настоем. Неужели опять? Неужели они попались так же глупо, как и в первый раз?
Мерлин резко сел и оглянулся – они были в той самой избе, что и накануне. Кровать под действием заклятья раздвинулась чуть ли не на всю ширину комнаты, позволяя поместить на себе всех трех путников. Слева у стенки, уткнувшись в подушку, спал Артур. Маг бросил взгляд на спинку кровати – там висела сумка принца и меч. Справа на полкровати развалился Алкерон, оттеснив Мерлина с его законного места.
Маг оглядел помещение, они были одни. В окна возле кровати проникал яркий солнечный свет, судя по прямым лучам уже давно наступил день. Похоже, в напитке были не только травы, но и изрядная толика снотворного.
Подумав немного, Мерлин решил, что вставать нет смысла: все спят, а он что, крайний что ли? Надо бы только как-нибудь подвинуть Алкерона, что бы не мешался. Пару раз безуспешно потыкав колдуна в бок, маг решил перейти к более радикальным мерам. Покосившись на спящего Артура, он повернулся к нему спиной и произнес заклинание. Тело Алкерона плавно приподнялось над кроватью. Подавив желание сбросить колдуна на пол и прикинуться спящим, Мерлин опустил его на самый краешек. Сзади послышалось бормотание и ворчание, и маг с облегчением подумал, что вовремя завершил колдовство. Довольно улыбаясь, он развернулся, что бы лечь и выругался. Пока он возился с Алкероном, Артур умудрился стащить его подушку и раскинуть руки на его, Мерлина, спальное место!
Шипя от раздражения, молодой человек отодвинул королевскую руку и улегся на оставшийся закуток без подушки. Сон совсем слетел, но он все же закрыл глаза, наслаждаясь временными тишиной и покоем. Мерлин даже успел увидеть маленький кусочек смутного сна, когда Артуровская рука со всей присущей ей тяжестью опустилась прямо магу на лицо.
О сладком сне пришлось забыть. Кое-как выбравшись и с огорчением проследив за тем, как Артур бессовестно разваливается на его месте, Мерлин уселся за стол. Под остатком свечи обнаружился сложенный вдвое лист бумаги. Развернув записку, маг прочел одну единственную строчку, написанную аккуратным красивым почерком: «Вернусь, когда вы проснетесь. Эвон». Усмехнувшись содержанию, Мерлин в очередной раз оглядел избу, словно, ожидая, что хозяин вот-вот материализуется из воздуха, что было очень даже вероятно. Вчера все произошло так стремительно, что маг не успел оценить всю эффектность и пользу от перемещения в пространстве магическим путем. Ему бы тоже пора этому научиться!
Еще раз убедившись, что спутники спят, он потихоньку выбрался наружу. День выдался теплый, удачный для продолжения пути. После сытного ужина и хорошего сна предстоящая дорога не казалась столь ужасной.
Откуда-то со стороны деревни послышался треск ломаемых веток. Мерлин успел подобраться и сосредоточиться, что бы защищаться от возможных врагов, но на поляну бодрым шагом и с сумкой через плечо вышел Эвон. Мерлин с облегчением опустился на нижнюю ступеньку лесенки, ведущей в избу, и приветственно помахал колдуну рукой.
- Добрый день. Как спалось? – Эвон поспешил устроиться рядом с гостем и сбросил сумку на землю.
- Спасибо твоему напитку! Отлично. Но лучше тебе так не делать. Боюсь, Артур не оценит.
- О, ясно. Вы выглядели такими уставшими. Я не мог допустить, что бы вы покинули мой дом в таком… ммм… нерабочем состоянии. – Маг улыбнулся еще радостней и потянулся к сумке.
- Как Леа?
- В полном порядке. Я отправил их с малышом в соседнюю деревню к моему брату. – Эвон протянул Мерлину флягу с водой и спелое яблоко.
- Я рад за вас. – Откусывая от сочного фрукта, он все-таки решил спросить, хотя и чувствовал, что это несколько бестактно. – Эээ, Леа, она ведь не колдунья. Как получилось, что вы вместе? - Он запнулся. – Ну, то есть я не хочу сказать, что это плохо! Вовсе нет! И я не имел ввиду…
- Да я понял. – Колдун похлопал собеседника по плечу. – Родители Леа были светлыми колдунами. Они всю жизнь прожили в этой деревне. Когда-то тут большинство жителей являлись простыми крестьянами. Потом их постепенно вытеснили колдуны, сначала светлые, а потом и темные. Родители Леа остались здесь, так же, как и мои. Они умерли три года назад от магического проклятья. А Леа… Мы были знакомы с ней с самого детства и к тому времени уже питали друг к другу более глубокие чувства. – Эвон улыбнулся, погрузившись в воспоминания и запустив пятерню в каштановые кудри. - Через полгода мы поженились. И меня совершенно не волнует, что Леа не может колдовать. Я хотел сначала найти причину, предполагал, что магия просто дремлет внутри нее. Но она отказалась. Сказала, что ей и так неплохо. В деревне к ней относятся хорошо – она ведь работает портнихой. Казалось бы, с магией возможно все! Ан нет! – Колдун усмехнулся и хлопнул ладонью себя по коленке. – Многие не хотят использовать бытовые заклинания и предпочитают работать руками, ведя свое хозяйство. Поэтому, не смотря ни на что, у Леа всегда есть клиенты. – Эвон снова сверкнул своей белозубой улыбкой и Мерлин не удержался от ответной. Наконец-то в этом проклятом мире нашелся хоть один адекватный человек, с которым можно спокойно пообщаться! Он уже и не надеялся. – Тебе тут просили передать…
Мужчина не успел договорить: из избы послышался грохот. Мерлин подскочил, как ужаленный, потирая саднящее плечо, и поспешил внутрь
- Вы никогда не подумывали о том, что бы сесть на диету, ваше высочество?
Алкерон, потирая то же самое плечо, сверлил возмущенным взглядом ошарашенного Артура, сидящего уже на краю кровати. Мерлин хмыкнул – его незаслуженно прерванный сон был отомщен.
- С добрым утром, друзья! – Эвон поспешил разрядить обстановку радостным приветствием и не дал начаться обычной перебранке. – Извините, что пришлось задержать вас таким не совсем честным способом. Но боюсь, если бы вы отправились на рассвете, то вас бы постигла большая неудача – в лесу были ищейки. Следовательно, вам не из-за чего расстраиваться. – Довольный собой, колдун взмахнул рукой, снова приводя кухонную утварь в движение, и уставился на помятых спросонок гостей.
- Ты опоил нас? – Артур, наконец, сумел собраться с мыслями и, судя по нахмуренным бровям, был не очень-то доволен положением дел.
- Бросьте, сир, нам нужно было отдохнуть! – Мерлин решил, что будет разумнее и благороднее избавить Эвона от праведного гнева его высочества. – Эвон хочет нам помочь. –
Пендрагон переводил напряженный взгляд с одного на другого и, в конце концов, закатил глаза, мол «Черт с вами. Я прощаю». Стоило ему выбраться из постели, как Алкерон поспешил занять освободившееся место, единолично завладев кроватью.
- Не вздумай спать! Мы уходим через час! – Артур попытался отвесить подзатыльник разнаглевшему колдуну, но ладонь наткнулась на прозрачный щит, и принц передумал.
- Вот именно, всего час. Я, пожалуй, воспользуюсь моментом. – Алкерон поспешил накрыться одеялом с головой.
- Леа передавала вам свои благодарности за помощь и еще попросила прощение за то, что вцепилась вам в волосы! – Даже от стола было видно, как покраснел кончик уха, торчащий из-под одеяла.
- Благодарней было бы никогда не напоминать мне о том, что было вчера.
- Она… - Эвон хотел сказать что-то еще, но был остановлен Мерлином, старавшимся не засмеяться. – Ну, ладно. Все равно спасибо большое!
Не дождавшись никакой реакции, кроме затыкания уха подушкой, мужчина повернулся ко второму магу.
- Не обращай внимания. Он просто…
- Я все слышу, Мерлин!
- …ммм недоспал. Так что ты там хотел мне передать?
- Ах, да! Моя кузина Нейла передавала тебе свои благодарности и еще вот это. – Колдун вытащил откуда-то из кармана узенькую черно-белую феньку, сплетенную из ниток, и протянул ее Мерлину – Сказала «На удачу моему прекрасному принцу!»
Отчаянно краснея, маг взял из рук Эвона подарок и навязал на руку.
- Мерлин, что я слышу!
Молодой человек скривился, понимая, что без ехидства его высочество не обойдется. Со стороны кровати послышалось хмыканье и маг закатил глаза.
- Почему мы еще не слышали о твоих подвигах? Вот чем ты вчера занимался вместо того, что бы искать Эвона!
- Вообще-то, я вытащил ее из горящего дома. Пока вы, ваше высочество, валялись тут на полу без сознания.
На этот раз неопределенное хмыканье превратилось в совершенно отчетливый смешок. Пришла очередь Артура залиться краской.
- Ладно-ладно, друзья, не ссорьтесь! Вы прямо как мои нестабильные растворы! - Мужчина усмехнулся и поспешил перейти к делу, пока завтрак не был готов, а троица не поругалась окончательно. – Я принес вам свою карту.
Он выудил из сумки несколько свитков и самый большой из них развернул перед гостями. Артур тут же оживился, разглядывая изрисованный кусок пергамента. Карта Эвона была гораздо больше и точнее той, что дал им Гаюс. И к счастью для Пендрагона все рисунки на ней были неподвижными и не имели никаких загадочных подписей. Мужчина ткнул пальцем в обозначенный домиками небольшой поселок
- Вы находитесь здесь. Вам ведь нужно попасть в замок Нимуэй? – Дождавшись двойного кивка, Эвон продолжил. – Если бы вы сейчас вышли на Большую Паутину, то добрались бы до замка через два дня, но…
- Что такое большая паутина?
- Это сеть крупных дорог, идущих во все уголки Альбиона и ведущих, в конце концов, в замок Нимуэй. По ним в основном проходят торговые караваны и они регулярно патрулируются темными колдунами, находящимися в услужении Ведьмы. За то время, что она сидит на троне, ей удалось навести относительный порядок в стране. Проклятье все еще сковывает наши земли, темные твари лезут из Камелотских лесов, люди гибнут от болезней, но больше нет того разбоя и кровопролития, что шли много лет. Больше нет борьбы за власть, по большей части потому что бороться некому. Смертные короли и вооруженные армии, что были раньше, давно мертвы. Большинство светлых, что пытались бороться с беспределом и темной магией, тоже погибли. Темные же наоборот стали черпать силу из проклятой земли. – При этих словах Мерлин неприятно поежился, вспоминая вчерашнее утро. – Все вышло довольно печально. Ну, ладно. Это длинная история. В общем, на главные дороги вам нельзя. Единственный путь – этот. – Эвон ткнул указательным пальцем в самую гущу леса где, приглядевшись, Мерлин разглядел тоненькую извилистую тропку, ведущую прямо к скалистым горам.
- Вы предлагаете идти через горы?
- Увы. С одной стороны замка находится голая равнина. Вы будете как на ладони, но суть не в этом. Есть, конечно, разные зелья и магические ухищрения – с ними вы могли бы подойти к самым воротам. Но внутрь никто из вас не попадет. Замок окружает сильная магия – любые маскирующие амулеты и зелья-хамелеоны перестают действовать, когда вы пересекаете их. Иии… – Мужчина замялся, глядя на Пендрагона – В общем, смертные через главные ворота в замок попасть не могут. Хотя странно накладывать защиту от обычных людей, ведь нормальный человек не сунется в город, полный темных магов, но Нимуэй и тут постаралась. Светлым магам там тоже не рады. – Эвон красноречиво посмотрел на Мерлина, который почувствовал, как у него краснеют уши, и понадеялся, что Артур ничего не заметил
- С этим у нас проблем нет. Уверен, что Алкерона примут там за родного. – Пендрагон скосил глаза на колдуна, тот никак не отреагировал.
- Что ж, эээ, это хорошо. Территория постоянно патрулируется ищейками. Темные не прочь тут или там сжульничать с товаром, сделать гадость, попытаться пронести что-нибудь опасное и непредсказуемое, затеять драку на площади и так далее. Дело ищеек ловить таких глупцов и ликвидировать. Если за пределами замка подобные выходки ограничиваются выговорами и незначительными наказаниями, то в замке наказание одно – смертная казнь. Изменники, бунтари, заговорщики, взяточники среди темных - первые идут на костры и виселицы. Не хотелось бы вас огорчать, ребята, но вы самые нежелательные лица в ее владениях. Если вы попадетесь…
- Мы знаем. – Артур поднял ладонь, не желая выслушивать подробности. Здесь их троица приравнивалась к колдунам в Камелоте.
- Может быть, вам не стоит туда соваться?
Эвон должен был попытаться отговорить этих самоубийц. Он как-то слабо представлял себе, что темный колдун, смертный принц с обычным мечом и светлый маг, скрывающий свою магию и офигевающий при виде летающих сковородок, долго протянут во владениях Колдуньи.
- У нас нет выбора. Мы ищем осколок. – Мерлин тут же получил подзатыльник за неуместную болтовню. Но, похоже, на Эвона слова об осколке не произвели никакого впечатления.
- Ну что ж, вам виднее. Не знаю что это за осколок, но раз вы готовы рисковать своими жизнями, что бы достать его, будь посему. – Мужчина замолчал, помявшись некоторое время, он все-таки решился спросить, хотя и чувствовал себя при этом полным дураком. – Вы снимите проклятье с Альбиона?
- Мы сделаем все, что в наших силах.
Артур постарался загнать подальше воспоминания о его первоначальных эгоистичных порывах сбежать скорее и наплевать на всех местных жителей. Эвон и Леа жили на землях находящихся далеко от Камелота, но они тоже нуждались в помощи и так же ее заслуживали.
- Поверьте, Эвон, если его высочеству что-то взбрело в голову, то он уж точно сделает все, что сможет. – Мерлин поспешил обрадовать мужчину и вызвать волну раздражения у Алкерона.
Мужчина улыбнулся и вернулся к карте.
- Путь по этой тропинке пешком займет около трех суток, может больше. Сами понимаете, вам придется сделать довольно большой круг, что бы обойти замок. Вот здесь. – Он ткнул куда-то в центр тоненькой тропинки на маленький холмик – есть пещеры. Там можно передохнуть. Ищейки тут не бывают и не патрулируют мелкие тропки.
- Значит, они совсем безлюдны?
- Не сказал бы. По таким обычно ходят травники и целители, забираясь в чащу леса в поисках нужных растений. И это самые лучшие дороги для простых смертных и тех личностей, что находятся в бегах. Путь идет через чащу, вы всегда сможете спрятаться в лесу или идти вдоль тропинки. К сожалению, ничего лучше я не могу вам предложить.
- А что если перебраться на тот берег реки?
- Артур, ты соскучился по тем милым оборотням, которые нас чуть не сожрали?
- Возможно, что дальше так идти безопаснее.
- Боюсь, что огорчу вас, принц Артур. На той стороне произошла одна из самых крупных битв последнего полувека. Наверно, вы видели выжженную черную прогалину? Та сторона пропитана черной магией сильнее других мест на Альбионе, если не считать самого Камелота. Вам повезло, что вы столкнулись с оборотнями, а не чем-нибудь пострашнее. На ту сторону нельзя.
- Норекла там живет и ничего.
- Она сумасшедшая, Мерлин. Будет нормальная женщина жить в проклятом лесу в полном одиночестве?
- О, так вот как ее зовут! – Эвон встрепенулся, услышав о женщине.
- Ты с ней знаком? – Пендрагон удивленно приподнял бровь. Такого он от Эвона не ожидал.
- Да кто ее не знает. Она поставщик лучших оберегов от всякой нечисти, защитников от магического подчинения, разных обезоруживающих вещиц и прочего. Конечно, она делает и множество опасных творений, которые закупают темные. В общем, ее товар пользуется большим спросом у самых разных личностей. Ну, надо же! Между прочим, никто не знает ее имени. А все допытывались. Я сам много раз спрашивал, но потом бросил – раз молчит, значит, есть причины. Вы меня порадовали, ребята, раскрыли многолетнюю тайну! – Эвон даже хохотнул от радости. Как бы ни велико было желание, но Артур сдержался и решил не сообщать о том, что Норекла из их мира валяется на Эвонской кровати. – О, завтрак готов. Сначала перекусите, а потом продолжим.
Одним взмахом руки колдун убрал все свитки со стола, и перед гостями опустились угощения. Прослышав про завтрак, Алкерон поспешил подняться. Помня о зверском аппетите его высочество, можно было не сомневаться – зазеваешься и останешься голодным. Хозяин дома ушел на улицу, оставив их наслаждаться завтраком. А когда вернулся, за ним по воздуху плыла небольшая баночка. На стол опустились кружки с очередным вкусно пахнущим настоем. Эвон поспешил убедить гостей, что это не снотворное и не яд, и в качестве извинения предложил банку малинового варенья. Сообщением о том, что ягод в лесу в последние годы совсем мало, колдун постарался убедить гостей, что эта банка - маленькая жертва. И все ради искупления вчерашнего снотворного!
Сытый и отоспавшийся Артур решил, что сердиться на Эвона все-таки не стоит. Правда, к варенью не притронулся, опасаясь, что от засахареной сладости его просто скрючит. Зато Мерлин явно был не против такого подарка и, судя по сверкающему взгляду, слопал бы все банку. Одна проблема – Алкерон оказался быстрее, и пока расторопный слуга тянулся к банке, приманил ее заклинанием. Эвон расстроено посочувствовал Мерлину и посетовал на себя, что не взял две банки. Но, в конце концов, Алкерон сумел осилить только половину и с огромным сожалением поделился со спутником. Не тащить же с собой…
- Нам придется перебираться через этот залив? – Пендрагон ткнул пальцем в большое озеро, куда впадала река, вдоль которой они шли.
- Река перед впадением в озеро довольно мелкая, там можно перейти вброд. По крайней мере так было три года назад. Когда обогнете озеро, то упретесь в скалы. Пойдете вдоль. – Эвон провел рукой вдоль горной цепи. - Вам нужно Драконье Ущелье.
- Надеюсь, сейчас там не обитает пара-другая драконов? Только их нам не хватало!
- Ущелье было названо так, потому что там был убит дракон, который посмел напасть на город однажды. Нимуэй не очень любит драконов с тех пор, как они разрушили Камелот. Она многих уничтожила, и те больше не подходят к замку. Хотя ходят слухи, будто бы огромные твари приютились в тех самых горах прямо за спиной Нимуэй и готовят ударить вновь. - Глядя на встревоженные лица путников Эвон поспешил уточнить. – Но это только слухи! Нимуэй живет в замке десять лет и за это время успела обшарить там все. Уверен, что будь там драконы, она бы заметила. – Мужчина снова вернулся к ущелью на карте. - Это самый кратчайший путь и наименее защищенный. Он приводит в нижний город, где живут мелкие колдуны, обслуживающие замок. Большая часть из них – зомбированные марионетки. Другие – трусливые крысы на побегушках. Они не опасны, как противники, а ищейки там не ходят. Но они могут донести на вас, если почувствуют что-то не ладное. Когда я была там, то прикинулся одним из них – сказал, что меня только что взяли на работу в замке. Мне с легкостью поверили – светлые маги, плененные или перешедшие на сторону тьмы добровольно, не такая уж редкость.
- Что ты там делал, Эвон? - Мерлину трудно было представить добродушного колдуна, таскающегося по коридорам темного замка и изображающего из себя раболепного слугу.
- Спасал своего двоюродного брата. Оказался не в то время, не в том месте. Попался. Я увел его буквально из-под носа у стражи. Но мне помогали, и нам очень сильно повезло в тот день. Вам не стоит надеяться на удачу, там наверняка все на ушах ходят сейчас. О том, что вас ждет в самом замке мне трудно сказать
- Ты не знаешь, где там могут держать ценные вещи? – Мерлин наклонился вперед.
- Нет, увы. Там, где я был, находились глухие коридоры, комнаты слуг, я проходил мимо кухни и был в темницах. Но это все.
- Спасибо, ты нам очень помог.
Артур поднялся, закидывая сумку на плечо и давая путникам знак собираться. А Эвон поспешил надавать им в дорогу продуктов и наполнил фляги водой.
- Возьмите карту – это копия моей. И вот еще. – Эвон протянул им три тоненьких серебренных цепочки, на которых висели маленькие черные камушки. – Они заколдованы так, что встречные люди будут видеть вас, как троих не очень сильных темных колдунов. Таких на Альбионе масса и вы не будете выделяться, в случае чего. Конечно, это при условии, что они не начнут вас сканировать и придираться. Но на этих тропках люди обычно проходят мимо и не пристают к незнакомцам, опасаясь за собственные шкуры. Только спрячьте кулоны под одежду, если их увидят, вас тут же раскроют.
Артур с некоторым недовольством принял из рук Эвона цепочку и надел ее на шею. Какое-то время он прислушивался к собственным ощущениям, но ничего не происходило. Зато Мерлин, натянувший свой кулон, смотрел на Пендрагона каким-то странным взглядом. Один Алкерон остался равнодушным к подарку.

К тому времени, когда троица вышла из избы, было около пяти вечера. Попрощавшись с хозяином, они двинулись в сторону узенькой тропинки. Когда Артур обернулся, что бы проверить – исчез ли Эвон или пошел в деревню пешком, то даже растерялся, обнаружив позади лишь глухую чащу. К счастью в памяти всплыли слова о защитных чарах, что позволило не спятить совсем. А то принц уже периодически склонялся к мысли, что все происходящее вокруг ему просто мерещиться.