Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

яжело дыша взмыленный лжеМерлин привалился к стволу столетнего дуба и съехал по нему на землю. Рядом, прямо на осеннюю пожухлую листву, рухнул такой же мокрый и раскрасневшийся Алкерон.
- Что б вам… пусто было… ваше… блин… высочество…
Еле переводя дух после десятикилометровой пробежки, Алкерон был готов осуществить свой план по самоубийству прямо сейчас. Трижды проклятый венценосный осел заставил их бежать без передыху чуть ли не целый час, аргументируя свое решение тем, что ему надо согреться. Как будто они с Мерлином были виноваты в том, что принцу приспичило искупаться! Думать о том, что именно они с Мерлином, с лжеМерлином, были в этом виноваты, совсем не хотелось. Так что оставалось лишь со спокойной душой проклинать лучшего рыцаря Камелота.
Когда несколько километров пути остались позади, Артур решил, что со спотыкающихся, взмокших идиотов на сегодня хватит. Он с довольным видом объявил перекур и проследил за тем, как спутники обессилено сползли на землю. Ни Мерлин, ни Алкерон особой физической выносливостью не отличались и прогонять их таким образом было лучшим наказанием, какое Артур смог выдумать в данных условиях. Зато он сам отлично размял мышцы и согрелся.
Не то что бы со дня их магического перемещения в этот Камелот он лениво валялся на кровати, но ходьба и бег - вещи разные. А он так давно не тренировался! Эх, сейчас бы рыцарей сюда и устроить тренировку.
Принц отхлебнул немного воды из фляги и уселся на поваленное дерево. Он вынул меч из ножен и любовно погладил его лезвие пальцами. Такая отличная вещь, а ему еще ни разу не выпало шанса попользоваться ей. Отец Гвен был хорошим кузнецом, и этот меч мог по праву называться его лучшей работой. Идеально сбалансированный, с такой удобной рукоятью, будто бы она была сделана специально для Артура. Пожалуй, это самый удобный меч, который принцу приходилось держать в руках. Глядя на ищеек, которые пользуются лишь магией, было сложно представить себе ситуацию, в которой меч мог бы пригодиться. Но это единственное оружие, которым Артур мог противостоять магии. Не начинать же изучать темные искусства!
Придя к выводу, что эту прекрасную вещь все-таки надо опробовать, Артур бодро поднялся на ноги и, подойдя к Мерлину, бросил ему на грудь подобранный толстый сучок
- Что это? – ЛжеМерлин вопросительно уставился на принца, который бодро махнул лезвием у самого носа слуги.
- Мне нужно потренироваться, Мерлин. И ты, как мой слуга, обязан мне в этом помочь.
Со стороны Алкерона послышалось хриплое хихиканье, которое было прервано удачным пинком в колено.
- Эй, лежачих не бьют вообще-то! А тем более вы и тем более меня! – Колдун недовольно уставился на принца, который решил отрабатывать на нем свои подлые удары ногами.
- Поэтому поднимайся. У тебя пять секунд. Время пошло. Один. – Тут же забыв про Мерлина, Артур приблизил острие меча к горлу колдуна, наслаждаясь растерянностью мелькнувшей в его глазах. – Два.
- А если не поднимусь? Заколете меня и останетесь тут навечно?
Колдун удивленно приподнял бровь, глядя на усмехающегося Артура и раздумывая, уж не вселился ли и в него какой-нибудь бес.
- Три.
- Вы этого не сделаете, ваше высочество. Потому что я единственный человек, который вытащит вас и вашего слугу-недоумка из этой дыры. – Алкерон усмехнулся, приходя к выводу, что это блеф в отместку за чесотку.
- Четыре. – Артур занес лезвие меча, готовясь нанести сокрушительный удар.
- Ваша рыцарская честь не позволит вам бить лежа…
- Пять.
Резкий взмах меча, блеск лезвия и жуткий хруст.
Алкерон почувствовал, как колотиться сердце, готовое вот-вот вырваться из груди, отбивая бешеный ритм за двоих. Он скосил глаза на меч, чей кончик почти коснулся его щеки, и на толстый сучок, который Мерлин успел вклинить между оружием и шеей Алкерона. И в который с таким хрустом вошло лезвие, чуть не перерубив его пополам…
Колдун перевел ошарашенный взгляд на Мерлина. Тот смотрел на него перепуганными глазами, его губы слабо шевелились, не издавая не звука, но Алкерон и так знал, что тот хотел сказать. Секунда, и все исчезло – лицо Мерлина исказила чужая ухмылка.
- Идиот, какого черта ты не стал защищаться!
Раздосадованный и напуганный Артур зло смотрел на прижатого двумя оружиями колдуна. Он резко дернул меч на себя, освобождая его от деревянного захвата, и перевел взгляд на Мерлина. Слуга невинно похлопал ресницами, делая вид, что он тут не причем. Он-то как раз воспользовался своим импровизированным оружием.
Все еще лежащий на земле Алкерон, наконец, пришел в себя и, как ужаленный, подскочил с земли
- Рехнулся ты, что ли?! Да я… - Колдун захлебнулся возмущением, но закончить не успел, услышав тихое мерлиновское:
- Ага, похоже на то.
- Ты!!! - Все мыли об удачных издевательских или болезненных заклинаниях отошли на задний план, уступив место обычной физической расправе.
Кулак врезался прямо в челюсть лжеМерлину, не ожидавшему такого. Юноша пошатнулся назад, продолжая держаться на ногах, но оступился и полетел на землю. Алкерон уже собирался последовать за ним, что бы как следует надрать этому демону уши, но был перехвачен Артуром.
- Да ты сам рехнулся, Алкерон! Он тебе жизнь спас! Какого черта ты творишь? – Пендрагону оставалось только думать, что, побывав на волосок от смерти, Алкерон лишился возможности мыслить логические и теперь опасен для общества.
- Это все… он… - Пытаясь вырваться из крепких тисков принца, колдун, в конце концов, сделал только хуже. Руки Артура ловко переместились к нему на шею и сжались в удушающем захвате. - Я из него… дух… вышибу…
- Остынь, пока я сам из тебя дух не вышиб! – Артур продолжал крепко держать вырывающегося колдуна, когда Мерлин, поднявшийся с земли подал голос.
- Ты хочешь задушить его, так же как и меня в тот раз?
Принц растерянно уставился на слугу, смотрящего на него с укором и тыкающего пальцем в Алкерона. Он перевел взгляд на покрасневшее лицо колдуна и разжал руки, выпуская его из смертельного захвата. Тот, кашляя и рвано дыша, резко развернулся. Пендрагон почувствовал, как по коже побежали мурашки от той холодной ярости, что сверкнула в глазах колдуна, перерастая в золотое сияние. Мощная волна магии ударила с такой силой, что Артур был уверен – врежься он сейчас в дерево и растение сломится по полам.
Сколько бы деревьев не было в лесу, все их принц удачно миновал приземлившись прямо на мшистую поляну, но при этом ударившись о землю так, что из легких выбило весь воздух. Перед глазами тут же заплясали черные точки, в ушах зашумело и у Артура, наверно помутилось в голове, потому что ему показалось будто бы Мерлин смеялся. Он попытался подняться, но либо все еще сказывались последствия удара, либо колдун наложил на него еще какое-то заклятье, однако, руки и ноги отказались слушаться.
Послышался раздосадованный вопль Алкерона, кажется Мерлин что-то говорил или шептал, только слов было нельзя разобрать, как будто на другом языке. Снова голос Алкерона, мелькнула бледная вспышка и все затихло. Или у Артура что-то случилось со слухом.
Прошло еще несколько минут, прежде чем рядом раздались шаги и над ним нависла фигура Мерлина.
- Как самочувствие, сир?
Слуга протянул ему руку и, цепко схватив за запястье, одним рывком поднял на ноги. Артур постарался не удивляться тому, откуда у Мерлина взялось столько сил. Тем более после той пробежки, что Артур им устроил. Алкерон стоял, прислонившись к стволу дерева и периодически бросая полные недовольства взгляды на Мерлина.
Пендрагон передернул плечами, стараясь выровнять дыхание и унять колотящееся сердце. Не смотря на все их длительные приключения, ему еще ни разу не приходилось видеть на лице колдуна столь неприкрытой сильной злобы. Да еще и по отношению к Мерлину. Обычно все ограничивалось спокойным ехидством, издевками или уж на крайний случай словесным недовольством. Позавчерашнее приключение в избе с роженицей, Артур предпочел не учитывать, поскольку считал временное сумасшествие Алкерона вполне уместным.
Принц не хотел признаваться, но колдун и слуга довольно хорошо ладили все это время, и что случилось теперь, ему было совершенно непонятно. Но он чувствовал, что всему виной именно Мерлин. Слишком странно он ведет себя в последнее время.

Парой минут ранее. Сцена с Мерлином и Алкероном.
Отправив Артура в полет, Алкерон развернулся ко второму противнику. Магия внутри бурлила, требуя выхода. Взмах рукой, и огненный шар, размером с приличный валун, полетел в сторону лжеМерлина, но рассыпался на ледяные осколки не достигнув цели.
Молодой человек хохотнул и произнес во весь голос магические слова – секунда, и Алкерон оказался приклеен к дереву. Колдун сверкнул глазами, посылая в демона другое заклятье, но оно рассыпалось так же, как и предыдущее.
- Глупый мальчишка! Бороться со мной бесполезно, ты еще не понял этого? - ЛжеМерлин подошел вплотную к обездвиженному противнику и убрал за ухо невидимую прядь волос.
- Ты покойник.
- Ах, это не новость. – Демон сунул руку в карман мерлиновской куртки и что-то вынул оттуда. – Тебе понравился мой маленький спектакль с нашим драгоценным другом-принцем? Жаль не удалось насладиться его реакцией на мои слова об удушении. – Маг поднес сжатый кулак к лицу Алкерона и раскрыл ладонь. Колдун попытался отшатнуться, но будучи приклеенным потерпел неудачу. Досадливый рык не произвел на мерзкую черную мышь никакого впечатления. Зато демон, вселившийся в Мерлина, похоже, был бесконечно рад. - Тебе страшно?
- Отправляйся в ту щель, из которой ты выполз, вместе со своей отвратительной тварью.
- Ха-ха-ха, какой ты забавный! - ЛжеМерлин поднял сотворенную им мышку за хвост и аккуратно посадил ее на плечо колдуну. – Так лучше, без сомнения.
- Я убью тебя. – Алкерон постарался не глядеть на гадкого грызуна, копошащегося у него на плече, и сосредоточился на демоне.
- Так чего же ты ждешь? - Мерлин радостно отскочил на пару шагов и развел руки в стороны, довольно улыбаясь. – Убей! Убей Мерлина, и я умру вместе с ним! Не хочешь?
- Ты безмозглая бестелесная тварь, он нужен мне живым, что бы выбраться из проклятого мира! – Колдун завертел головой, стараясь сбросить мышь, которая попыталась вскарабкаться по волосам на макушку.
- Ах да, то самое зеркало, что ведет в другой мир. Слышал-слышал о таком. Только вот не понимаю зачем тебе все тело? – Задумчиво почесывая подбородок, лжеМерлин подошел к плененному противнику и аккуратно забрал мышь обратно. – Достаточно нескольких капель крови.
- Так я и поверил какому-то демону-паразиту. – Колдун покосился на оглушенного Артура, все еще лежащего на земле.
- Ну, раз ты так привязан к своим драгоценным друзьям, то пусть будет по-твоему. – ЛжеМерлин с меланхоличным видом взмахнул рукой, освобождая Алкерона от заклятья. – И да. Ты испортил мою предыдущую шутку с чесоткой, поэтому я устроил это маленькое шоу. В последний раз советую не соваться, иначе тебе же будет хуже, мой драгоценный друг. Я пойду, приведу в чувство нашего принца, а ты пока не шуми.
Маг бросил мышь к ногам Алкерона и, не оборачиваясь, двинулся к Артуру.

Кусок бутерброда, который Артур так тщательно жевал уже целую минуту, казался совершенно безвкусным и даже несколько деревянным. После всего, что произошло, было решено пройти еще немного и устроить привал.
Мерлин был единственным, кого ситуация совершенно не беспокоила. Он быстро развел костер, что-то бормоча над сырыми ветками, и теперь с превеликим удовольствием поглощал все, что находил в своей сумке. Алкерон, сидящий напротив Артура вяло жевал кусок мясо, то и дело бросая косые взгляды на Мерлина.
Пендрагон отложил бутерброд и задумчиво уставился в костер. Грудная клетка все еще болела после удара о землю, но, по крайней мере, дыхание выровнялось и сердце больше не колотилось, как бешеное. Он хотел заставить Алкерона извиниться за это, но передумал. В конце концов, он сам был виноват в случившемся. Может, Алкерон и Мерлин действительно решили над ним подшутить с чесоточным зельем, однако, оно вызывало лишь зуд и раздражение и никак не могло убить. В отличие от острого лезвия… Артур покосился на рукоять своего меча, висящего на поясе. Он чуть не убил Алкерона и все из-за какого-то дурацкого зелья? Нет, дело было даже не в зелье. Активная пробежка хорошо снимала стресс и к тому времени, когда они остановились, Артур уже не злился. Тогда что, черт возьми, случилось, что он с хладнокровием убийцы просто взял меч и чуть не отрубил голову безоружному человеку?! Алкерон даже не пытался защищаться и, если бы не Мерлин, в их небольшой компании стало бы на одного человека меньше.
Артур покосился на Мерлина, увлеченного обедом, и снова перевел взгляд на колдуна. Их взгляды встретились на секунду, но Алкерон ничего не сказал и вернулся к своему мясу, вяло отщипывая мелкие куски. Пендрагон скосил глаза на его шею, проверяя не осталось ли синяков после его удушающего захвата. Таких синяков, которые были у Мерлина после того, как он попытался его задушить. Может, самого Артура впору изолировать от общества? Алкерон и Мерлин по крайней мере еще ни разу не пытались его убить.
Пендрагон резко поднялся, не в силах больше выдерживать груз тяжких мыслей и двинулся в реке, не замечая, как Мерлин провожает его внимательным взглядом и злорадной улыбкой.

Следующей остановкой по расчетам принца должен был стать густой ельник у болота. Там можно было укрыться среди деревьев от тропинки. К тому же, навряд ли, кто-то полезет в топь ради того, что бы проверить не спрятались ли там беглецы.
Пока Мерлин сетовал на больной живот, а Артур вяло отмахивался, обвиняя слугу в обжорстве, Алкерон раздумывал над тем, что ему все-таки делать. Слова о каплях крови прочно засели в голову колдуна, но воспоминания о старухе Моргаузе заставляли десять раз подумать, чем поверить черт знает кому. В прошлый раз он поторопился и сглупил. Но в этот раз такого не будет. В конце концов, лучше придерживаться первоначального, более надежного, плана и вернуться всем вместе, чем полагаться на зыбкую удачу. Правда, теперь осуществление и первоначального плана резко затруднялось благодаря проклятому демону.
Колдун периодически бросал косые взгляды на, идущего впереди лжеМерлина, и вспоминал его слова. Он устроил это шоу… Он развлекается. Может быть, это какой-то глупый шуточный демон или демон хаоса? А может быть, чей-то несчастный дух, сошедший с ума и вредящий всем и вся? Какой-нибудь бес, творящий мелкие гадости? Правда «шутку» с отрубанием алкероновской головы мелкой гадостью назвать было трудно. Выходит цель демона - их убийство? Но почему не сделать этого прямо?
Колдун помотал головой. Мыслей было много, они толкались и наезжали одна на другую, но не давали ответа на главные вопросы. Демон явно умен и хитер. Однако, он не обладает своей магией, а использует магию Мерлина. Возможно, если выгнать его из тела, то уничтожить будет раз плюнуть. Только как…Алкерон уже подумывал о том, что бы все-таки использовать на лжеМерлине заклинание по изгнанию демона хаоса, когда в его голове всплыла та самая фраза. Он даже остановился, пораженный внезапной догадкой, но тут же передумал. И все-таки… Да, все сходилось. Демон знал слишком много мерлиновских воспоминаний, что бы быть просто баловнем. Зачем он наколдовал мышь? Зачем сказал тогда в пещере про Утера? Зачем сейчас напомнил Артуру про то, что тот чуть не убил Мерлина? Он пугал их. «Тебе страшно?»
Он был демоном страха! Он питался их отчаянием, злостью, досадой, сомнением – всеми негативными эмоциями. В голове всплыла фраза о том, что когда он наберется сил, то покинет это тело. Значит, если не давать ему напугать их, то он не сможет уйти самостоятельно? Нужно всего лишь предупредить Артура, что бы…
Неприятная догадка пришла сама собой. Все то, что демон творил сейчас, было просто разминкой перед решающим ударом. Алкерон знал и демон тоже знал: самым большим страхом в их маленькой компании была тайна Мерлина…

К счастью, остаток пути до ельника прошел без происшествий. Когда солнце скрылось за горизонтом, и они добрались до места ночевки, у Алкерона уже чесались руки, что бы поскорее провести ритуал и избавиться от нежеланного спутника. Правда, для этого нужно было кое-что достать.
- Алкерон, ты остаешься на дежурство.
Пендрагон улегся под широкими лапами старой ели и уставился на колдуна, по лицу которого блуждала таинственная улыбка. Сомнения в адекватности собственного решения уже начинали прокрадываться в его голову, когда голос подал Мерлин, дожевывающий остатки яблока.
- Я предлагаю подежурить. Все равно что-то спать не очень хочется.
- Еще чего. Мне не хочется спать больше, чем тебе, Мерлин. Так что дежурить буду я. – Алкерон пнул ногой горящую головешку, отправив ее прямо на сапоги Мерлина.
- С чего бы это такое рвение? – ЛжеМерлин вдруг ехидно улыбнулся. – Боишься, что ночью на тебя нападет стая бешеных грызунов?
- Именно так. – Алкерон откинулся на еловый ствол и закинул ногу на ногу. – Опасаюсь быть съеденным каким-нибудь ПАРАЗИТОМ.
- Ну, будь по-твоему.
Молодой человек легко поднялся на ноги и поспешил к своему спальному месту, подальше от костра.
Артур посмотрел на надменно кривящегося Алкерона, потом перевел взгляд на довольного Мерлина и отвернулся . Может быть, следующий день будет не таким сумасшедшим? Если бы он знал, как сильно ошибается, то, наверное, предпочел не просыпаться.

Заклинание иллюзии – самое удачное для такой задумки. Алкерон ухмыльнулся, глядя на свою копию, ковыряющую палкой в костре и меланхолично посматривающую по сторонам. Конечно, если его высочество проснется и решит устроить Алкерону допрос, то в первую очередь будет огорошен тупым молчанием. А решив отвесить колдуну подзатыльник, свалиться в костер, не удержав равновесие – рука-то пройдет прямо сквозь голову молчуна. Такой исход был совершенно нежелателен, поэтому Алкерон поспешил покинуть поляну и, скрывшись за еловыми лапами, бесшумно растворился в воздухе.
Пещеры, которые они покинули этим утром, сегодня были пусты и никакие одинокие путники не пользовались их укрытием. Колдун заклинанием вызвал световой шарик и прощупал магически окружающий лес. Как обычно тот излучал темные волны, но никакой серьезной опасности поблизости не было. По крайней мере в чаще. Оглянувшись напоследок в сторону поляны с волшебными цветами, Алкерон поспешил скрыться в глубине пещеры.
Широкий свод быстро перешел в узкий темный тоннель, резко вильнувший влево. Пропуская вперед маленький источник света, колдун двинулся за ним, внимательно осматривая стены и пол. Это было единственным местом, где Мерлин мог повстречать демона страха. Они с Артуром не стали обследовать подозрительный тоннель, так какого черта этот недоумок поперся туда?
Алкерон чертыхнулся, споткнувшись о какой-то камень и, проклиная безмозглого мага, двинулся дальше. Вскоре проход стал совсем узким, пришлось повернуться боком, однако, прежде, чем тоннель сузился окончательно, впереди показался тупик. Колдун уперся рукой в земляную стену и досадливо ударил по ней кулаком. Неужели дух просто витал здесь, ни к чему не привязанный?! Он еще раз внимательно осмотрел стены.
Кто бы ни был создателем демонов Страха, он видимо имел черное чувство юмора. Потому что каждого такого счастливчика наградил собственным смертельным страхом, который был его слабым местом. К счастью самого демона и к несчастью всех остальных, его смерть была всего лишь новым этапом существования – на этот раз отдельно от тела. Что никак не мешало творить темные дела будучи бесплотным духом или забирая чужое тело. Этот, похоже, совсем ослабел, раз ему пришлось вселиться в Мерлина.
Алкерон в третий раз осмотрел стены и пол – здесь должен был быть какой-то знак, надпись или то, что могло держать демона здесь или убить его. Он протянул руку к стене, образующей тупик и провел по ней рукой. Влажная земля комками посыпалась на пол, открывая взгляду колдуна кусок доски.
Кое-как развернувшись и высвободив вторую руку, он быстро начал счищать землю. За одной доской показалась вторая, а потом третья. Быстрее, быстрее. Вот еще два толстых пласта земли отвалилось, обнажая железную скобу. Глаза Алкерона сверкнули золотом, и оставшаяся земля осыпалась на пол, открывая его взору деревянный гроб. На уровне лица была высечена надпись «Твой последний дом без окон и дверей, Арлие». Колдун перечитал надпись раза три и досадливо пнул крышку гроба. Вместо того, что бы написать что-то полезное, оставили надгробную надпись в стиле «Покойся с миром наш драгоценный демон!»
Постояв еще с минуту и решив, что иного выхода нет, колдун тяжко вздохнул и прошептал другое заклинание. Раздался противный звук, доски гроба в мгновение ока покрылись паутинкой трещинок и крышка рассыпалась на мелкие щепки, открывая взгляду колдуна мертвое тело. Алкерон попятился, морщась от отвращения, и уставился на мертвого мужчину. Когда бы ни умер этот человек, его тело сохранилось идеально. На коже не было никаких следов разложения, только бледность. Колдун даже подумал – уж не вампир ли этот демон, но пришел к выводу, что тогда ему бы вбили осиновый кол в сердце, а не устроили уютный домик в пещере. Судя по одежде, Арлие был не так уж и беден, по крайней мере до тех пор пока не умер. Алкерон отметил, что темные волосы демона спадали ниже плеч, вспоминая лжеМерлиновский жест, как будто он убирал пряди за ухо. На лице демона застыла маска злого отчаяния. Колдун опустил взгляд на руки, скрещенные на – кожа на подушечках пальцев была содрана до мяса, из-под сломанных ногтей торчали мелкие щепки. Его похоронили заживо…
Алкерон попятился прочь от гроба и его обитателя, чувствуя, как скудный ужин начинает проситься наружу. Стоило тоннелю чуть расшириться, и колдун бросился бежать. Выскочив из пещеры и с разгону плюхнувшись на траву, он попытался отдышаться. Демон боялся быть похороненным заживо? Но любой бы этого боялся! Тут что-то другое…
Колдун поднялся с холодной земли и задумчиво оглядел чащу в поисках подсказки. Справа вдалеке что-то слабо светилось голубым светом. Цветочная поляна. Не имея больше никакого желания торчать рядом с жутким склепом, он двинулся на свет, в надежде отыскать там что-нибудь полезное.
Волшебные цветы, и правда, впечатляли. Алкерон протянул руку к одному из них, ощущая пульсацию природной магии, исходящей от растения, и сорвал светящийся колокольчик.
- Руки тебе оторвать за это, паскуда. – Скрипучий голос, раздавшийся откуда-то справа, заставил Алкерона вздрогнуть от неожиданности и резко обернуться. Возле колючего кустарника стоял седой старик в старых лохмотьях. Хмуря косматые брови, он недовольно глядел на сорванный цветок в руке колдуна. – Зачем сорвал волшебный цветок, дурак?
- Полол сорняки, случайно вырвал. А вам-то что? – Колдун просмотрел ауру старика: светлый маг, не слишком сильный, что бы его стоило опасаться.
- Ни что мне. Ходят тут, только вредят. Не ты сажал, не тебе рвать. – Старик прошаркал поближе к колдуну, внимательно его разглядывая. – Ты кто такой будешь и что забыл на моей поляне?
- Я мимо проходил. И где написано, что это ваша поляна? – Алкерон скрестил руки на груди, пряча волшебный цветок за пазуху.
- Нигде не написано. Я посадил тут эти цветы, значит это моя поляна. – Старик продолжал пристально всматриваться в глаза Алкерона, так что тот, наконец, не выдержал.
- Никогда не видели темных колдунов, папаша? – Он сделал шаг назад, отходя от назойливого старика, но тот вцепился своими костлявыми пальцами ему в локоть, не давая уйти.
- Темных видел. А таких, как ты, не видел.
- Каких таких? – Алкерон недовольно уставился на деда. Загадки ему порядком осточертели.
- Разноцветных. – Старик загадочно улыбнулся и отпустил локоть колдуна.
- Советую носить вам очки. – Молодой человек развернулся, что бы уйти, но тут же остановился. – А вы часом не в курсе по поводу человека, похороненного заживо в местной пещере?
- Часом в курсе. А тебе зачем? – Вредный маг скрестил руки на груди, показывая, что так просто ничего не скажет.
- Он вроде как вернулся с того света.
- Ааа, вот оно как. Да, Арлие клялся и божился, что еще вернется. Видимо, время пришло.
Незнакомец пожевал губу, глядя куда-то за спину Алкерона и думая, явно, о чем-то очень философском. Что бы там ни было, колдуну ждать не хотелось.
- Может, скажете чего он больше всего боялся, что его похоронили заживо под землей, в маленьком гробу, в узком тоннеле, в пеще… Впрочем, я передумал. Разрешаю не отвечать.
Алкерон улыбнулся во все свои тридцать два зуба и растворился в воздухе, оставив чудного старика наедине с его цветами.

Вернувшись обратно к догорающему костерку, Алкерон убедился, что его спутники крепко спят. Взглянув на лжеМерлина, колдун усмехнулся и махнул рукой, его иллюзорный двойник мигнул и исчез. Что ж, дело оставалось за малым. Припомнить заклинание, пролить кровь и найти мерзкую мышь.
Молодой человек подбросил хвороста в костер и отошел немного подальше в лес, что бы откопать грызуна.
«Вот уж никогда не думал, что буду самолично искать этих тварей».
Он вытянул руку и произнес поисковое заклятье. К его ужасу и отвращению, оно показывало, что мышей кругом буквально пруд пруди. Мелкие грызуны были везде – прятались под корнями, бегали по подземным норам, шебуршились в опавшей хвое, возились под корнями, парочка даже ютилась в небольшом дупле.
Алкерон направил руку в сторону дерева, где притаились мерзкие животные и произнес заклятье левитации. Маленький рыжий комок шерсти, тихо попискивая и барахтаясь в воздухе, подлетел прямо к колдуну.
- Сегодня твой несчастливый день, пронырливый гаденыш.
Еще одно простенькое заклинание и упитанная мышь оказалась заключена в прозрачный шарик, не позволяющий ей сбежать.
Пожалуй, впервые в жизни Алкерон пришел к выводу, что материальность его страха играет ему на руку. Демона можно было заключить в объект своих страхов, а будь это душевные страдания за всех и вся, вроде Мерлиновских, все было бы в десятки раз сложнее. Благо Алкерон темный колдун, которому на все это соплежуйство начхать.
Как бы ни было велико желание пролить кровь его высочества, Алкерон подозревал, что Артур все испортит. Начнет докапываться до истины, сопротивляться и, в конце концов, прикончит их всех. Уж лучше разобраться с проклятым демоном самому.
Колдун бесшумно подкрался к спящему лжеМерлину и достал из-за пояса кинжал. Он резко провел лезвием по своему предплечью и, скорчившись от боли, пошел по кругу. Позволяя крови стекать на землю, Алкерон еле слышно шептал заклинание. Еще минута и кровавая дорожка замкнулась, заключая Мерлина в магический круг. Колдун призвал из своей сумки бинт и наскоро перевязал руку, не в силах сдержать ядовитой улыбки при мыслях о том, как мышь вместе с заключенным в нее злым духом разорвется на куски. Теперь нужно всего лишь создать из круга иллюзию непробиваемой стены, ведь бедняга страдал боязнью замкнутых пространств, и совершить ритуал изгнания.
Пара простеньких взмахов рукой и несколько магических слов и волшебный купол сомкнулся над лжеМерлином. Этого спящий демон уже не смог игнорировать. Резким пинком Алкерон отправил шар с мышью в купол и радостно хохотнул.
- Какого черта?! – В ту же секунду Мерлин вскочил на ноги, ошалевшими глазами пялясь на видимую только ему каменную стену.
- Что-то не так, Арлие? – Демон обернулся на ехидный голос колдуна и уставился невидящим взглядом в его сторону. – Тебе там не тесно?
- Ты мерзкий предатель своего рода, Алкерон! – Вопль лжеМерлина перешел в истеричный визг, который никак не мог оставить без внимания проснувшийся Артур.
- Алкерон, что тут происходит?
Принц, в мгновение ока оказавшийся на ногах, уставился на всю эту странную картину. Мерлин, заключенный в магический купал, в ужасе метался туда-сюда, шаря по нему руками. Алкерон, стоящий неподалеку выглядел абсолютно довольным собой, однако, услышав голос Артура отвлекся.
- Не вмешивайтесь, ваше высочество. Я изгоняю демона страха из Мерлина.
Колдун взмахнул рукой, заставляя тело Пендрагона застыть в нелепой позе полушага, но Артур не оставил попыток достучатся до отшибленных мозгов их спятившего спутника.
- Какого демона? Ты свихнулся?
Алкерон отмахнулся от принца и снова обратил свое внимание на пойманную в ловушку добычу.
- Ну, как? Тебе нравится, мой драгоценный друг?
Он издевательски скривился и бросил еще одно заклинание. Мерлин вскрикнул, в ужасе глядя на волшебный купол, который начал сжиматься вокруг него.
- Прекрати это! Ты еще пожалеешь!
Демон уперся руками в ту сторону, где, по его мнению, находился Алкерон.
- Ну конечно, пожалею! О том, что не могу продолжать твою пытку достаточно долго.
Колдун ухмыльнулся и, сделав пару шагов назад, вскинул обе руки.
Даже издалека Артуру было видно, как радужка его глаз стала золотой, и Алкерон начал нараспев читать заклинание. На поляне тут же поднялся непонятно откуда взявшийся ветер. Артур перевел шокированный взгляд на Мерлина - тот перестал метаться и, взвыв, упал на колени. Хватаясь за голову и трясясь всем телом, он пытался что-то крикнуть, но из горла вырвался только отчаянный стон.
- Алкерон, ты рехнулся!!! Прекрати это сейчас же! Я убью тебя! – Все попытки преодолеть замораживающее заклятье потерпели крах. Не смотря на то, что колдун был занят загнанной в угол жертвой, волшебство, наложенное на Артура, ничуть не ослабло. Принцу оставалось только наблюдать за этим ужасом и пытаться докричаться до обезумевшего колдуна. – Ты оглох, идиот?! Что ты творишь? Я повешу тебя, как только…
Очередной крик Мерлина, заставил Артура обернуться. От увиденного, слова застряли у него в горле, так и не сорвавшись с губ. Юноша продолжал корчиться на земле, его лицо исказилось от невыносимых мучений и его глаза… Глаза сверкали золотом так же, как у Алкерона.
Очередное слово заклинания, которое Алкерон монотонно бубнил, не отрывая пристального взгляда от Мерлина, заставило последнего выгнутся дугой. На какую-то секунду он замер и вдруг расхохотался сумасшедшим смехом, совершенно не похожим на Мерлиновский.
Артуру показалось, что каждый волосок на его теле зашевелился от ужаса при звуке этого смеха.
- Мышь… - Губы Мерлина искривились в болезненной усмешке. По лицу прошла судорога, но он сдержался и во все горло завопил, тыкая пальцем в крышу волшебного купола. – Это мышь!!! – Из его горла снова вырвался хриплый смех, но тут же оборвался. Артур не мог оторваться от этого жуткого зрелища и тут Мерлин, словно почувствовав его взгляд, обернулся. Его глаза продолжали сиять магическим светом. – Принц Артур, магоненавистник… Алкерон прав… - Лицо юноши снова перекосила судорога, его трясло, как в лихорадке, на лбу выступил пот, но он продолжал улыбаться безумной улыбкой. – Я действительно демон страха. И я так бестактно воспользовался телом твоего слуги. Только ты не знаешь, одной маленькой тайны…
Последние слова демон буквально прошептал, так что Артур уловил их смысл буквально интуитивно. Рядом Алкерон отчего-то начал читать заклинание громче и быстрее. Пендрагон бросил на него короткий взгляд: лицо колдуна выглядело напряженным, но он продолжал произносить непонятные слова. Выходит, что колдун сейчас спасает Мерлина?
Голос демона, вернул внимание Артура к нему.
- Я магическое существо и могу вселиться только в тело колдуна!
Алкерон, похоже, чуть не сорвал голос, выкрикивая последнее слово заклятья, и от тела Мерлина в тот же миг отделилась какая-то полупрозрачная субстанция. Артур продолжал, не моргая, смотреть за происходящим, краешком сознания отмечая, что ветер на поляне стих. Голубоватое облако поднялось выше, и принц понял, что видит перед собой самого настоящего призрака. Он смотрел прямо на Артура, растягивая прозрачные губы в счастливой улыбке.
- Мерзкий лгун, кишка тонка признаться, что можешь вселяться только в немощных смертных слуг смертных принцев?
Тяжело дыша, Алкерон злобно ткнул пальцем в демона, зависшего между Мерлином и мышью. Он собрал все силы в кулак и начал читать другое заклинание, стараясь отправить призрака в тело грызуна, боковым зрением замечая, что Мерлин приходит в себя. Пендрагон продолжал пялиться то на призрака, то на садящегося слугу, то снова на колдующего Алкерона.
Колдун продолжал произносить заклинание, повторяя одни и те же строки снова и снова, с ужасом понимая, что ничего не происходит. Призрак, наконец, обернулся в сторону волшебника.
- Не выходит? – Издевательски улыбаясь, он протянул прозрачную руку к шарику с мышью и поднес ее к себе. – Мыши, это не самое страшное, что может случиться с человеком.- Призрак наклонил голову, глядя на Мерлина. - Верно, мой драгоценный светлый колдунишка? – Их взгляды встретились.
На какое-то мгновение Артур вдруг подумал, а может он все еще спит, когда с руки демона соскользнул ярко-красный шар и полетел в его сторону.
- Артур, нет!
Вскинутая рука, заклинание и магический шар распался на мелкие кусочки, позволяя увидеть, как исчезают золотые искры в испуганных глазах Мерлина.
- Ахахахаха!!! – Ночную тишину прорезал громогласный сумасшедший смех и волшебный купол, созданный Алкероном, треснул пополам, освобождая взбесившегося призрака. Его фигура, переставшая просвечиваться, поднялась на пару метров ввысь. Улыбаясь ослепительной улыбкой, демон поспешил сообщить. – Ваши страхи так сладки! – Он обернулся к Алкерону. – Спасибо, что освободил мое тело из плена! До встречи! – И еще раз хохотнув, он в вихре умчался прочь.
- АААРРР! – Досадливый вопль Алкерона и брошенный им огненный шар ушли в никуда.
Артур почувствовал, что заклятье заморозки спадает. Мышцы были словно ватные, в голове оказалось неожиданно пусто, в ушах все еще звенел безумный смех и слова демона: «Могу вселиться только в тело колдуна!», а в глазах Мерлина все еще мерещился золотой отблеск. Он никак не мог оторвать взгляда от слуги, все еще сидящего на коленях и трясущегося после заклинания… Или от страха.
Мерлин тоже смотрел на него испуганными глазами, в которых уже начинали блестеть слезы.
- Артур, я… Я хотел… - Знакомый и такой чужой теперь голос привел Пендрагона в чувство.
Не говоря ни слова, он подошел к своей импровизированной лежанке и подобрал свою сумку. Даже если бы он хотел, то все равно не смог бы ничего сказать на это «я хотел…»
- - Нет, пожалуйста! – Мерлин кое-как поднялся на ноги и поспешил догнать принца, собирающего вещи.
- Не подходи ко мне! – Стоило ему коснуться руки Пендрагона, как тот шарахнулся от него, как от прокаженного. По щекам Мерлина текли слезы и Артуру пришлось серьезно напомнить себе, что сам он рыцарь, а не деревенский хлюпик-колдун. – Ты мерзкий колдун и лжец! Теперь мне ясно, о чем вы шушукались с ним всю дорогу! – Он небрежно ткнул пальцем в стоящего в сторонке Алкерона, хмуро наблюдавшего за этой картиной.
- Пожалуйста, позволь мне все объяснить, Артур! Я хотел…
- С меня довольно идиотских объяснений, Мерлин! - Принц рывком забросил сумку на плечо. – Больше ни один колдун не посмеет водить меня за нос. Никогда не приближайся ко мне: ни ты, ни твой проклятый приятель Алкерон.
Артур чувствовал, что боль и обида на Мерлина перерастают в ярость, готовую вот-вот выплеснуться не только в злых словах, но и в рукоприкладстве. Он резко развернулся и поспешил прочь от костра, оставляя позади стонущего Мерлина и искренне надеясь, что это не выглядело жалким бегством, каким оно и являлось.