06:08 

Зазеркалье. Глава 24. Правда.

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

лкерон не помнил как уснул, кажется он просто отрубился, стоило Мерлину замолчать. Зато пробуждение не заметить было просто нереально. Мирное сновидение переросло в жуткий кошмар, где магические темные щупальца сжались на его горле, словно удавка. Колдун вырывался, как мог, стараясь отбиться от магического захвата. Ногти царапали шею, безуспешно пытаясь схватить темную призрачную субстанцию. Алкерон открыл глаза, резко садясь на импровизированной постели, в надежде скинуть оковы сна, но ничего не изменилось. Часто дыша и хватаясь за шею, он продолжал ощущать магическую удавку, хотя на коже ничего не было. Ошарашено озираясь по сторонам в поисках Мерлина, колдун наткнулся на пустующее одеяло. Он исчез! Глупец покинул защищенную поляну и ушел в неизвестном направлении! И, судя по всему, невидимая удавка душила как раз Мерлина…
Алкерон вскочил на ноги, не представляя в какую сторону бежать. Голова кружилась от переизбытка кислорода, в то время как легкие горели от нехватки воздуха – свои и чужие ощущения совершенно перемешались. Хватаясь за еловые ветки, он сделал несколько пару шагов и вскрикнул от боли. Прямо в бок вонзилось что-то острое. Еще несколько секунд и все прекратилось так же внезапно, как началось.
Продолжая тяжело дышать и держась за совершенно здоровый бок, Алкерон поспешил вернуться обратно к костру. Только такие идиоты, как Мерлин, никогда не учатся на своих ошибках! И не имея достаточно мозгов, лезут везде и всюду в одиночку.
Одним взмахом руки Алкерон уничтожил костер и потянулся за рюкзаком Мерлина, когда совсем неподалеку послышался хруст веток и голоса. На то, что бы забрать вещи, времени не оставалось и колдун, с сожалением оставив сумки, прошмыгнул за ближайшую ель. На поляне тут же показались трое мужчин.
- Эй, посмотри-ка, что тут у нас! – один из них ткнул пальцем в оставленные рюкзаки.
- Он где-то здесь, я чую! – один из молодцев поспешил к рюкзакам, при этом нюхая воздух, словно собака.
Алкерон подался еще немного назад, что бы его не было заметно сквозь ветви, удивляясь, что ищейки еще не пошарили округу на наличие магов. Они вообще не колдовали и не излучали никакой магической энергии. Вот те раз! Ищейки смертные! Алкерон мельком взглянул на их ауры, но этого было достаточно, что бы три пары глаз повернулись в его стороны. Кажется, все было не так просто.
- Он там!
Один из парней, тот, что был повыше двух других, ткнул пальцем в сторону Алкерона и первым ринулся на добычу. Колдун рванулся прочь, бросая в догоняющего огненный шар, но промахнулся. Двое других попытались обойти его, но каждый, в конечном счете, бросился за иллюзорной копией и они разбежались в разные стороны. Алкерон хохотнул, заворачивая в сторону колючего кустарника.
Сзади послышалось досадливое рычание, крики и топот. Еще два или три магических шара проскользнули у молодого человека над головой. Оторвавшись от преследователей еще на некоторое расстояние, Алкерон решил, что бегать по лесу не имеет смысла. Проще переместиться, скажем, обратно к пещерам. Заскочив за здоровенный пень и присев на корточки, колдун сосредоточился. По телу прошла обычная волна, и топот шагов за спиной на какое-то время пропал. Алкерон открыл глаза – перед ним были те самые пещеры, устроившие столько неприятностей.
С облегчением вздохнув, он поднялся и уже занес ногу, что бы сделать шаг, когда по телу прошла еще одна магическая волна и пещеры растаяли в зыбком тумане. А на их месте оказалось три ухмыляющиеся рожи.
- Попался, голубчик.
Обросший мужчина лет сорока на вид растянул губы в злобном оскале, открывая на обозрение редкие гнилушки. В его руке мелькнула знакомая кожаная лента удавки.
Алкерон попятился и бросил заклинание в ищейку, но оно отскочило от него словно мячик. Второе, третье. Сообразив, что это бесполезно, колдун развернулся, что бы дать деру, но тут же врезался в чье-то плечо и еле удержал равновесие. За спиной оказались еще трое темных, окруживших его кольцом.
- Не дергайся, а то хуже будет. Один уже допрыгался. – Светловолосая женщина со шрамом на лице решила предупредить Алкерона. Никому из них не хотелось устраивать погоню за еще одним бунтарем.
Но ее сосед, похоже, больше любил действовать, чем разглагольствовать, и тут же бросил в загнанную жертву обездвиживающее заклинание. Это было ошибкой. Колдун ловко увернулся от магического шара и тот попал в мужчину напротив, заставив его рухнуть на землю. Ищейки отвлеклись и зашумели. Один из них, что стоял за спиной Алкерона, зло рыкнув, бросился на добычу, что бы связать ей руки, но громко вскрикнул и съехал на землю. В руке колдуна сверкнул окровавленный кинжал, но силы были слишком не равны. За спинами этих магов, показались еще трое, спешащие на помощь приятелям. Выход был только один…
Светловолосая женщина, готовящаяся произнести заклинание, замерла, не понимая, что происходит. Тело колдуна затряслось, как будто его вдруг сразила жуткая лихорадка. Ведьма решила, что кто-то все-таки попал по нему заклятьем, но слишком поздно поняла, что это ошибочное предположение. Несколько секунд, и огромный черный оборотень налетел на нее, сбивая с ног и разрывая глотку.
Поднялся шум. Кто-то из ищеек бросился бежать прочь от взбесившегося оборотня. Остальные продолжали швырять в зверя заклинания, но Алкерон ловко уворачивался от них. Одно все-таки попало ему в спину, сбивая с ног. Молодой ищейка тут же поплатился за свою меткость и уже через минуту лежал на земле захлебываясь собственной кровью.
- Набрось на него удавку, чего ты ждешь! - эти слова заставили оборотня повернутся к мужчине с кожаной лентой в руке и оскалить зубы.
В два прыжка он преодолел расстояние до ищейки и всем своим весом бросился на грудь колдуну. В спину ужалило чье-то болезненное заклинание, но это было не важно. Мощным ударом лапы Алкерон разодрал мужчине грудь и потянулся к глотке, но почувствовал, что на шее сжимается ошейник.
Хриплый вой, вырвавшийся из горла оборотня, вызвал на лице умирающего мужчины довольную улыбку. Он выполнил свое дело достойно.
Продолжая уворачиваться от заклятий, Алкерон бросился в чащу. Теперь черные щупальца оказались реальными и сомкнулись уже на его шее.
Не разбирая дороги, оборотень несся прочь от поляны, оставляя позади разъяренных колдунов, все еще бросавшим ему вслед огненные шары и сверкающие молнии. К тому времени, когда крики позади стихли, в глазах начало темнеть от недостатка кислорода. Попытка разорвать ошейник когтями чуть не закончилась распоротой шее. Алкерон хотел превратится обратно в человека, что бы разрезать ошейник острым камнем, но ничего не вышло. В этом теле его магия была так же заперта удавкой, как и в человеческом. Взвыв от досады, он, шатаясь, бросился через кусты с поломанными ветками вперед к реке.
Он скорее почувствовал, чем реально увидел чью-то фигуру на берегу. Похоже, кто-то из ищеек его опередил или нет…
На самом краю каменистого берега застыл Артур. В его руке тут же сверкнул меч, нацеленный острием на огромного зверя. Отступать принцу было некуда и он приготовился к битве. Алкерон, еле переставляя ноги, сделал еще несколько шагов к Артуру и, хрипя, повалился на бок. Не отрывая взгляда желтых горящих глаз от Пендрагона, он ждал пока безмозглый тупица сделает хоть что-нибудь, только не будет стоять столбом.
Видя, что зверь не опасен, Артур сделал несколько шагов вперед, подходя ближе и отмечая про себя, что тварь выглядит знакомой. Прямо как…
- Алкерон! – принц бросился к оборотню, опускаясь на колени и ища какие-нибудь раны на теле. – Какого черта с тобой случилось? - Артур, наконец, добрался до шеи и пальцы наткнулись на тугую удавку. – Проклятье.
Схватив меч, он попытался просунуть его под ошейник, но лезвие оказалось слишком толстым. Отшвырнув бесполезное оружие, принц полез в рюкзак, где-то там был охотничий нож. Как назло, под руки попадались ненужные предметы. Краем глаза Артур отметил, что глаза оборотня закрылись, дыхание перестало быть таким хриплом и тоже притихло.
– Нет, черт! Держись! – стараясь отгонять мысли о том, что случилось с Мерлином, Артур, наконец, выудил нож и одним ловким движением, обрезал ошейник.
Прямо на его глазах густая черная шерсть стала втягиваться в кожу, пасть и уши уменьшились, когти исчезли с мощных лап и уже через несколько секунд перед ним лежал Алкерон. Глубоко вдыхая и кашляя, он приподнялся на трясущихся руках и сел, кое-как переводя дух.
- Что случилось? – Пендрагон не мог ждать пока колдун придет в себя и тряхнул его за плечо.
- Ты… сам эгоистичный ублюдок… истеричка, мать твою… - Продолжая кашлять Алкерон вцепился свободной рукой в ворот Артуровской рубахи. – Ведешь себя, как пятилетний… безмозглый идиот…
Принц вытащил из сумки флягу и молча сунул в руки колдуну. Тот жадно припал к горлышку, обрывая свой поток ругательств.
- Ты скажешь, что случилось или мне самому пойти и выяснить? Где этот проклятый колдун Мерлин? – услышав про колдуна, Алкерон отбросил флягу и с новой силой вцепился в рубаху Артура, пытаясь его встряхнуть и яростно шипя.
- Я не собираюсь сдохнуть в этом поганом мире, только потому что ты слепондырый болван, у которого под носом каждый день творили магию! То, что ты не знал о волшебной силе Мерлина, так это только потому что дальше собственного носа ничего не видишь. – Чуть ли не рыча от негодования, он еще раз встряхнул ошарашенного принца. - Как только вернемся домой, хоть на куски его разрежь, а пока засунь свое неуемное эго себе в задницу и молчи, когда мы будем колдовать! Иначе я сам тебя порву на куски, так что пикнуть не успеешь! И в этот раз Мерлин не успеет пустить мне в грудь стрелу, спасая твой трусливый королевский зад! – Алкерон оттолкнул от себя принца, хотя скорее оттолкнулся сам и кое-как поднялся на ноги. Артур запоздало начал было возражать, но колдун его перебил. – Ищейки в лесу. Они схватили этого безмозглого идиота, потому что он решил с утречка прогуляться по лесу! Все из-за тебя! - Услышав про ищеек, Артур тоже вскочил с холодной земли и, подхватив меч, уставился в заросли, в надежде кого-то разглядеть. Алкерон тоже осмотрел берег. – Надо убираться отсюда, пока я могу колдовать.
- Мы не можем бросить, Мерлина! – Пендрагон двинулся, было, в сторону леса, но Алкерон схватил его за локоть.
- Не вы ли вчера бросили нас в лесу и удрали словно заяц? Ваша ранимая психика не в состоянии принять суровую правду? – Алкерон почувствовал, что в нем говорит Мерлиновская обида помноженная на собственную злость на этих двух тупиц. - Что же ты сразу не отрубил нам головы, пока мы спали? Жалкий трус! – Последние слова, буквально выплюнутые в лицо принцу, оказались последней каплей.
Артур больше не собирался держать себя в руках и со всей силы ударил оборзевшего колдуна в челюсть. Тот пошатнулся, но устоял на ногах, потирая отбитую челюсть.
- Не смей называть меня трусом! Мои отношения с моим слугой тебя касаются в последнюю очередь, проклятый оборотень! - Артур почти кричал, совершенно забыв, что по лесу, рыщут ищейки. И уже более тихо добавил. – Если бы мне было плевать, я бы не вернулся.
Какое-то время оба молодых человека буравили друг друга злым взглядом, словно, стараясь предугадать действия оппонента. В конце концов, Алкерон решил, что дальше орать и спорить нет смысла и стоит перейти к делу. В одно мгновение лицо колдуна приобрело совершенно спокойное и серьезное выражение лица, словно, не он только что злился на своих глупых спутников. Артур даже немного позавидовал - вот бы ему с такой легкостью отключать мешающие эмоции!
- Их не меньше десяти. Троих я прикончил, остальных не успел. За мной гнались как минимум шестеро, еще где-то были другие с Мерлином. Он не может колдовать, и он ранен. – Продолжая свой рассказ, Алкерон озирался по сторонам.
- Ты видел, где его держат? – Артур подхватил свою сумку, поудобней закрепил на плече и потянулся за мечом.
- Не видел, но, скорее всего, недалеко от поляны.
Колдун уставился в глаза принцу и усмехнулся:
- То есть, как не видел? А откуда ты знаешь, что он ранен?
- Не думаю, что вам захочется знать, ваше высочество. Потому что этого ваша психика уж точно… - Алкерон запнулся и растерянно моргнул.
- Алкерон? В чем дело?
Колдун протянул руку к расцарапанной шее и проскользнул пальцами под волосы. Принц напряженно наблюдал, как тот замедленным движением опускает руку обратно, зажимая пальцами маленький дротик. Артур дернулся вперед, подхватывая падающего колдуна и чувствуя, как над головой только что просвистела еще одна пернатая игла.
– Проклятье! – Он похлопал молодого человека по щекам, но оставил это бессмысленное занятие, завидев краем глаза приближающиеся фигуры в плащах.
- Каааак мило!
Принц вскочил на ноги, подхватывая брошенный меч, и уставился на ехидно ухмыляющуюся Анну. За ее спиной показалось еще четверо людей в черных плащах.
– Вы только посмотрите на эту картину. Смертный глупец спасает темного колдуна. Да еще и грозится нам своей металлической игрушкой. – Женщина довольно хохотнула и ее поддержал дружный гогот сзади.
- Где Мерлин?
- Это тот, что так мило упал к моим ногам, когда я всадила ему в бок кинжал? – Анна невинно похлопала ресницами, изображая наигранное недоумение. – Или, может, с вами есть кто-нибудь еще? Ты только скажи, и мои мальчики всех отыщут. И Мерлинов и неМерлинов, и всяких патлатых шавок. – Ведьма бросила взгляд полный презрения на Алкерона и снова уставилась на Артура.
- Если кто-нибудь из них умрет. Я лично отрублю твою голову и повешу над троном твоей спятившей хозяйки.
- Нет, вы слышали это!? – ведьма хохотнула под общее улюлюканье. Однако, в следующую секунду выражение ее лица сменилось на гневную маску. – Обещаю, ты сдохнешь первым!
Она швырнула в Артура магический шар и еле успела увернуться, когда он отскочил от лезвия меча принца. Пользуясь моментом, Артур бросился вперед, занося меч для смертельного удара, но Анна оказалась быстрее, и лезвие соскользнуло по магическому прозрачному куполу.
- О-о-о, наш дружок обзавелся магическими игрушками. – Ведьма ухмыльнулась в этот раз несколько напряженно, но потом снова расслабилась. Она махнула рукой, призывая своих людей. – Взять его! Можете немного покалечить, только не убейте ненароком, иначе оторву вам головы!
Женщина резко развернулась, ее глаза сверкнули, и бесчувственный Алкерон, поднявшись в воздух, поплыл за ней следом. Семь человек, что успели подойти к берегу реки, ухмыляясь двинулись на Артура. Принц понимал, что битва была уже проиграна. В одиночку против семерых колдунов с одним только волшебным мечом – силы слишком неравны.
Первые несколько магических ударов ему удалось отбить, но второй задел по плечу, оставляя легкий ожог. Артур бросился вперед на наиболее удобную жертву – субтильный молодой человек, не бросивший еще ни одного заклятья, но стоящий ближе всех. Выбор оказался удачным и колдун не успел выставить щит, не ожидая нападение. Лезвие меча вонзилось ему в живот. Этот выпад был неожиданным для остальных колдунов, поэтому Артур успел развернуться и полоснуть по руке второго мужчину. Кто-то из ищеек недовольно вскрикнул, и принц почувствовал, как спину окатывает горячая волна, вызывая жуткую боль в мышцах. Сильный удар в висок стал решающим в неравной битве. В глазах сразу же потемнело и земля, качнувшись, ушла из-под ног Артура.

Связанный Мерлин бездумно пялился на пучок пожухлой травы, росший у его лица. Анна и остальные ищейки ушли, оставив с ним и Стеллой дежурить двух мужчин. Одним из них был зомбированный верзила, второй - коротко стриженный носатый мужчина лет тридцати. Они молча стояли неподалеку, не отрывая пристального взгляда от пленников, словно те могли внезапно вскочить и наброситься на них.
После того, как Анна убедилась, что Мерлин не умрет в ближайшие часы, она быстро связала знахарке руки и ноги, и оставила обоих пленников на попечительство своих подчиненных. Маг продолжал чувствовать острую боль в боку, но это было не столь важно. Он ощущал, как бешено колотиться сердце убегающего Алкерона и, как магия внутри приходит в крайнее напряжение, готовая сорваться с кончиков пальцев каким-нибудь заклятьем. Странно… Когда в прошлый раз на них были ошейники Мерлин совсем не чувствовал магии Алкерона. А теперь чуть ли не оказывался в его шкуре, разделяя ощущения и эмоции. Магическая связь вместо того, что бы ослабевать со временем, только набирала обороты. Ей удалось обойти даже волшебство столь сильного артефакта, что красовался теперь у Мерлина на шее.
На какую-то секунду магу показалось, что в драке с колдунами Алкерон взял верх, но в следующее мгновение кожаный ремень сдавил шею не давая нормально вдохнуть. Мерлин задергался, пытаясь освободиться от невидимой удавки и захрипел. Стелла, сидящая рядом, подалась вперед, что бы проверить, что случилось.
- Сидеть! – носатый колдун рявкнул на женщину и сам подошел к пленнику, проверяя удавку. – Не понимаю… - Мужчина просунул пальцы между ошейником и шеей Мерлина, продолжающего задыхаться. Он уже потянулся к кинжалу, что бы снять удавку, но передумал. Лицо колдуна исказила злоба. – Ах, ты мерзкий гаденыш! Обмануть меня вздумал!
Мужчина поднялся на ноги и с силой пнул пленника в живот. Связанный маг закашлялся, продолжая тяжело дышать, а сидящая рядом Стелла захлюпала носом, но тут же затихла, боясь привлечь к себе внимание. Корчась от удара и радуясь тому, что желудок пуст, Мерин мысленно молился, что бы удирающий Алкерон наткнулся на Артура и они вместе сумели сбежать.
Маг прикрыл глаза, чувствуя, как волна отчаяния захватывает Алкерона. Если бы только Артур не сбежал, ничего бы не случилось! Острый приступ обиды на принца даже несколько приглушил отчаянные попытки колдуна нормально вдохнуть. Мерлин был готов отдать жизнь за Артура не смотря ни на что! А тот просто сбежал, наплевав на все, будто бы и не было четырех лет дружбы и службы…
Маг вдруг почувствовал, что шею больше ничего не сдавливает и дыхание снова восстанавливается. В горле саднило, но он сдержал кашель, что бы больше не привлекать внимание. Для этого пришлось плотно стиснуть зубы и зажмурить глаза и… услышать голос Алкерона, вопящего на Артура и обвиняющего его в эгоизме. Мерлин усмехнулся – кто бы говорил! Но тут же сник. Вчера Артур выставил себя явно большим эгоистом, чем Алкерон. Хотя маг понимал принца и не мог на него злиться.
Значит, его спутники живы и у них есть шанс убежать. Алкерон быстро разозлился, но так же быстро остыл. А потом… Мерлин вздрогнул, понимая, что больше ничего не чувствует. Он закрыл глаза и сосредоточился на чужой магии. Тишина… Это значит, что Алкерон либо без сознания, либо… Нет. Мерлин мотнул головой, если бы колдун был мертв, он бы это сразу понял. Значит, ищейки нашли их прежде, чем беглецам удалось улизнуть.
Еще пять минут прошли в полной тишине, нарушаемой только редкими всхлипами пленницы. Мерлину было ужасно жаль ее, но он не решался заговорить, боясь, что это привлечет внимание охранников и они направят свой гнев на женщину. На шее знахарки красовалась такая же кожаная удавка, не дающая колдовать. Что если эта женщина попала в плен из-за их проделок? Сколько еще таких, как она?
Вскоре послышались шаги и на поляну, тихо переговариваясь, вышли несколько ищеек. Вслед за ними показались сапоги Анны. Мерлин попытался повернуться, что бы разглядеть, кто еще пришел с ищейками, но это не понадобилось. Прямо перед ним опустился связанный Алкерон, находящийся без сознания. На его шее багровел свежий рубец от удавки и царапины от когтей, но больше никаких других видимых повреждений не было.
- Алкерон! – Мерлин попытался дозваться до колдуна, но был услышан только Анной.
- Держи свой рот на замке! – женщина подошла к пленнику, что бы он мог видеть ее лицо. – Будешь болтать, отрежу твой поганый язык. А не поймешь с первого раза – отрежу и ему. – Она ткнула пальцем во второго пленника. Мерлин продолжал зло буравить ее взглядом, но счел за лучшее ничего не отвечать. Ведьма удовлетворенно распрямилась. – То-то же. Лежи тихо. Сейчас третьего принесут.
Мерлин прикрыл глаза. Артур тоже попался…
Через несколько минут вернулась последняя делегация. Один из мужчин волшебством перенес тело принца и положил его по другую сторону от Мерлина. Краем глаза маг заметил, что один из колдунов держался за окровавленную руку, а еще одного под руки вели товарищи.
- Этот чертов принц ранил меня! – тот, что держался за кровоточащее плечо недовольно подошел к Анне, но женщина, бросив короткий взгляд на его рану, двинулась ко второму пострадавшему.
- Что с ним? – она холодно ткнула пальцем в худощавого парнишку с бледным лицом. Он еле держался на ногах, Мерлин заметил, что за ним по листве тянулся кровавый след. Видимо, Артур нанес ему серьезный удар.
- Психованный ублюдок проткнул его мечом. Пусть знахарка даст ему своих зелий.
Мужчина, стоящий справа от раненного, махнул в сторону связанной Стеллы. Анна не обратила на него никакого внимания и обратилась к стонущему колдуну.
- Ты не защищался?
- Я не… успел… - Ведьма подошла в плотную к юноше, всматриваясь в его бледное лицо. – Пожалуйста…
Анна растянула губы в сочувственной улыбке, глядя на то, как испуганно расширились глаза парня, когда он понял, что его ждет. Ее кинжал резко вошел в грудь бедняги, пронзая сердце и избавляя раненого от мучений.
- Ты слишком медлителен для того, что бы быть хорошей ищейкой.
Она подняла горящий взгляд на колдунов, что все еще держали теперь уже мертвое тело своего товарища, и те тут же разжали руки, позволяя ему упасть.
Мерлин закрыл глаза, не желая смотреть на это. Предварительно он покосился на Артура, замечая его разбитый висок и приходя к выводу, что он всего лишь без сознания.
- Поднимайте их, мы уходим. – Ведьма ткнула пальцем в связанных пленников, - да смотрите, не упустите! Если хоть один из этих гусениц уползет от вас, пеняйте на себя.
Мерлин почувствовал, как его тело поднимается над землей. Справа и слева колдуны завозились с Алкероном и Артуром. Магу оставалось только бездумно пялиться в серое небо над головой, позволяя ищейкам нести его.
Он услышал голос носатого мужчины, который несколько минут назад ударил его в живот.
- А с этой что делать?
- Пожалуйста… Отпустите меня! – умоляющий голос Стеллы резанул по ушам, заставляя Мерлина зажмуриться.
Послышались шаги Анны, тихий женский вскрик и противный звук, с которым лезвие вошло в грудь пленницы.
- Я отпускаю тебя.

Время замедлило свой ход. Мерлин не знал, почему ищейки идут к замку пешком, а не перемещаются магически к его воротам. Его спутники продолжали оставаться без сознания – скорее всего ищейки подстраховались, с помощью волшебства не давая пленникам очнуться. Сейчас маг жутко завидовал Артуру и Алкерону. Им не приходилось смотреть всю дорогу в серое небо и стараться не ляпнуть какой-нибудь гадости, что бы не вызвать гнев мучителей. Бок продолжал ужасно ныть, но зелья покойной Стеллы работали исправно, не давая кровотечению возобновиться. Оставалось только терпеть боль, стиснув зубы и надеяться на удачу.
Когда через несколько часов ищейки остановились на перекур, Мерлин заметил, что их рюкзаки и меч Артура несли двое колдунов. Стоило им устроить привал, как один из мужчин тут же сунул руку в сумку Мерлина и выпотрошил ее содержимое. Ценные зелья перекочевали в потайные карманы его плаща, а все остальное было выброшено на дорогу, как ненужное. Колдун влез во второй рюкзак и довольно воскликнул.
- Ага, краденое барахло с рынка Моргаузы! – он взял рюкзак Алкерона за дно и вытряс все содержимое на землю к своим ногам. Рядом сидящие колдуны заинтересованно уставились на груду склянок, амулетов и прочих ценностей, что успел стащить Алкерон.
- Да тут добра больше чем на полсотни золотых! Одно это зелье чего стоит. - Мужчина поднял пузырек с красноватой жидкостью и потряс перед лицами товарищей.
- Предлагаю поделить добро между нами. – Один из молодых людей, разглядывающих амулеты, внес свою предложение.
- Да вот еще, хитрый какой. Кто поймал, тот и добро забирает! – колдун начал поспешно запихивать все обратно в сумку, уже жалея, что показал добычу товарищам.
- Не ты один его ловил! Это я стрелял дротиками! – молодой кудрявый парнишка вскочил на ноги, с негодованием глядя на наглеца.
- Молчи, зеленый. На вот свой приз за меткость. - Колдун кинул юноше один из амулетов и загоготал.
Остальные его поддержали, хлопая приятеля по плечу. Высмеянный молодой человек зло сощурился. Его радужка уже начала сверкать золотом, но в это время на своих подопечных обратила внимание Анна.
- Прекращайте свой дележ. Каждый получит по своим заслугам, когда мы доберемся до замка. А вещи с рынка вернете Моргаузе. Или лично сообщу ей, что бы вас вздернули на главной площади за воровство!
Колдуны тут же притихли. Недовольно бурча, мужчина убрал все добро в сумку и затянул веревки.
- А с волшебным мечом, что делать? – он неуклюже махнул оружием в воздухе, так что двое его соседей поспешили шарахнуться в сторону, опасаясь за свои головы.
- Можешь оставить себе. – Женщина насмешливо улыбнулась, глядя на попытки колдуна совладать с непривычным оружием
- На кой черт он мне нужен…
Ищейка еще раз оглядел добычу и, с досадой сунув в ножны, буркнул, что переплавит.
А Мерлин гадал с каких это пор меч стал волшебным! Это было просто оружие без всякой магии. По крайней мере, до тех пор, пока Артур не ушел в лес. Возможно, он встретил кого-нибудь, кто помог ему.
Пока маг раздумывал над этим вопросом, делегация снова двинулась в путь. Через какое-то время Мерлину показалось, что откуда-то издалека слышится шум, чьи-то голоса. Слова Анны только подтвердили его догадку.
- Почти пришли, поднажмите.
Колдуны заторопились, не нарушая строй и не делая лишнего шума, и вскоре они оказались на главной дороге в замок. Мерлин попытался повертеть головой, что бы разглядеть что-нибудь, но ищейка, шедший рядом, заклинанием обездвижил его. А потом и вовсе наколдовал повязку на глаза.
Маг почувствовал, что его буквально захлестывает волна паники. Они с Артуром постоянно попадали в опасные переделки, дрались с жуткими волшебными монстрами, оставались один на один с кучкой разбойников, были на волосок от смерти. Но Мерлин всегда мог полагаться на свою магию, на помощь Гаюса и Гвен, на рыцарей и на Килгарру, в конце концов! Здесь у них никого не было... А магия, которой Мерлин так дорожил, была закована внутри проклятой удавкой! У них не было шансов на спасение…

Городской шум возвестил о том, что они, наконец, вошли на территорию замка. Мерлин буквально кожей ощущал присутствие магии вокруг. Ей был пропитан воздух и стены замка. Но ошейник не давал почувствовать ее магически, и молодой человек сомневался в том, что это не всего лишь иллюзия. Люди вокруг продолжали вести обыденные беседы, где-то вдалеке слышались зазывания рыночных торговцев, старуха громко ругалась с молодой девушкой, сетуя на плохо сделанную работу. Откуда-то справа звучали слова заклинаний и крики – очевидно, была драка. Совсем рядом с Мерлином послышался старческий скрипучий голос.
- Попались, голубчики. Хе-хе. Несите их в темницы, Нимуэй сейчас занята. – Мерлин почувствовал, как веревка с амулетом Нореклы рвется на его шее. - Да смотрите, проверьте хорошенько карманы у всех. Если кто попытается сбежать – не сносить вам головы! –
В ответ на слова старика колдуны хмуро заверили, что проследят хорошенько. И ткнув Мерлина в раненый бок в подтверждение своих слова, потащили пленников в темницы.
Бесконечные коридоры, казалось, никогда не закончатся. Утешало, что их хотя бы переправляли по воздуху, а не заставляли идти все эти чертовы лестничные пролеты и повороты.
Чем ближе колдуны были к цели, тем больше расслаблялись и переговаривались. Кто-то начал обсуждать удачную операцию, припоминая, как укрощали бешеного оборотня. Кто-то перешел к вопросам о вознаграждении и надеялся на особые привилегии. Парнишка, которому швырнули дешевый амулет, сетовал на Моргаузу, которой придется вернуть награбленное Алкероном добро.
В конце концов, гул коридоров сменился на холод и зловоние подземелий. То тут, то там слышались чьи-то стоны или крики. Колдуны, проходя мимо камер, стучали по решеткам. Кто-то из них бросил проклятье в особо шумного пленника, заставив того завыть от боли. Периодически на пути попадалась охрана, которая приветствовала победителей и тоже не гнушалась тыкнуть Мерлина в бок или плечо.
- Этих двух сюда, а третьего отдельно. Одного посадите, а то он больно буйный! Да, вот в эту. Да обыскать не забудьте.
Маг услышал лязг отодвигаемой решетки и почувствовал, что его поворачивают вертикально. Кто-то сзади сорвал с глаз повязку и разрезал путы на ногах. Мерлин успел мельком глянуть, как бессознательного Алкерона приковывают цепями к стене, прежде чем его самого провели чуть дальше по коридору и затолкали в просторную камеру. На стенах висели ржавые толстые цепи и жутковатого вида острые крюки. Под самым потолком виднелось маленькое зарешеченное окошко, а на полу не было и пучка соломы. Камера смертников…
Двое колдунов, крепко держа пленника за руки, вместо веревок надели прочные железные оковы без замков, похожие на те, что использовали карлики. То же самое проделали с ногами, а вместо кожаной удавки на шее замкнулся прочный стальной ошейник. Толстая ржавая цепь была вделана прямо в стену. Мерлин был уверен, что без помощи магии ее было невозможно выдернуть, даже при большом желании. Ну, по крайней мере, он мог сидеть и даже лежать, в отличие от прикованного к потолку Алкерона.
На противоположной стороне еще двое колдунов занимались Артуром. Тот все еще находился без сознания. Один из мужчин, что стоял рядом с Мерлином, принялся быстро шарить по карманам пленника, вытаскивая наружу все до последней мелочи. Выпотрошив все карманы, и даже прощупав сапоги, колдун просмотрел одежду Мерлина магически и удовлетворенно отошел в сторону.
- Можно мне воды? – маг решил, что пора подать голос.
Здесь не было сумасшедшей Анны, которой убить человека, все равно, что бросить камень в воду. Но колдун оказался верным ее последователем.
- На том свете напьешься. – Мужчина усмехнулся и вышел из камеры.
Обчистивший карманы Артура парнишка тоже поспешил удалиться, оставляя пленников дожидаться визита ведьмы.

Артур не знал сколько прошло времени с тех пор, как он отключился, но пробуждение было не из лучших. Голова ужасно болела, скудный завтрак у Балинора подступил к горлу, норовя вырваться наружу, а руки и ноги затекли от лежания в неудобной позе. Принц открыл глаза, уставившись в каменный потолок над собой.
- Проклятье…
Да собственно говоря, а что он еще ожидал? Увидеть стены госпиталя или проснуться в своей мягкой теплой постели с осознанием, что все приключение было сном? Вот от последнего он бы не отказался…
- Артур? - Откуда-то сбоку послышался тихий до боли знакомый голос. В памяти тут же всплыли картины всего произошедшего за последние сутки, заставляя тошноту еще больше усилиться. Пендрагон закрыл глаза, желая потерять сознание обратно, но Мерлин был не согласен с таким раскладом. – Как ты себя чувствуешь?
Стараясь не дать поднимающейся злости вырваться наружу, он кое-как вымолвил, сквозь стиснутые зубы:
- Лучше не бывает.
Мысли об их безвыходном положении тут же растворились в голове Мерлина, возвращая к жизни воспоминания о вчерашнем и заставляя срочно начать оправдываться.
- Я… Я понимаю, что это нелегко принять, но… - Мерлин завозился на месте, не зная, что сказать и как объяснить. Он столько раз репетировал свою речь, раздумывая над тем, как смягчить удар от правды. Но, как обычно, в жизни все оказалось сложнее, чем в фантазиях и шло абсолютно не по плану.
- Нелегко принять? – Артур почувствовал, что все его вчерашние рациональные доводы в пользу адекватного мышления и эмоционального отрешения терпят полный крах. Они были в плену, имея шансы на спасения равные нулю. Стоило ли теперь заботиться о разрушенной дружбе и потерянном доверии? – Ты меня предал, Мерлин!
- Это не правда! – маг сжал кулаки, стараясь не поддаваться обиде. – Когда я пришел в Камелот, я не думал, что попаду к тебе в услужение. И тем более не думал… - он хотел сказать «что ты станешь моим лучшим другом», но вместо этого неопределенно закончил – …что все будет так. – Артур молчал, предоставляя слуге возможность объясниться. – Я всегда был таким. Я родился с магической силой, она часть меня, и я не могу и не хочу от нее избавляться. Магия – все, что у меня есть. Она спасала меня тысячу раз. И тебя, между прочим, тоже…
- Я не просил спасать меня! Тем более с помощью волшебства!
Пендрагон кое-как прислонился к стене и уставился на Мерлина, сидящего напротив. На лице мага читалось безысходность. Похоже, он не особо верил в то, что Артур сможет его понять и простить.
- Я не мог просто стоять и смотреть, как тебя убивают. Но волшебство – мое единственное оружие. – Мерлин покачал головой и поднял взгляд на принца. – Поверь, Артур, я никогда не делал ничего, что могло бы навредить тебе. Я использовал свою магию только для того, что бы защищать тебя и помогать другим. - Видя, что Артур продолжает буравить его злым взглядом, Мерлин буквально взмолился в отчаянии, не зная, чем пронять обиженного принца – Ну, поверь же мне, наконец!
- С чего мне верить лжецу, который обманывал меня четыре года?
- А что я должен был делать? Сказать однажды: «С добрым утром сир. Как спалось? Кстати, я колдун». И ждать в темнице, пока моя голова покатиться по главной площади? Ведь вы бы именно так поступили, будь мы в Камелоте.
- В Камелоте не место магии. Ты знаешь закон.
- К черту этот глупый закон! – Мерлин топнул ногой, но тут же согнулся от боли. В глазах Артура на секунду мелькнуло беспокойство, но тут же скрылось под маской безразличия. – Ты пробыл в этом мире столько дней, видел семью Гаюса и Эвона, разве они плохие люди?! Они помогли нам, хотя подвергали себя опасности. Не магия делает человека злым! Это всего лишь дар, который можно использовать по-разному.
- Магия дает колдунам преимущество над обычными людьми. И они пользуются своей властью, принося людям вред, обманывая их и уничтожая того, кто встанет на их пути. – Артур снова завел назубок выученную речь своего отца и Мерлин поспешил оборвать поток этой бессмысленной клеветы.
- Так же, как ваш отец?
- Да как ты смеешь, Мерлин? Мой отец… - Артур задохнулся от возмущения.
Мерлин вовсе не хотел подрывать веру Артура в отца, но не смог сдержаться. Ему так надоело, что принц слепо повторяет слова короля, имеющего причины ненавидеть колдунов, и не хочет подумать своей собственной головой.
- Твой отец казнил сотни детей, стариков и женщин. Ни в чем не повинных, не делавших никому вреда! Виноватых лишь в том, что они родились с необычным даром!
- Забавно слышать это от человека, чей отец уничтожил тысячи невинных людей и проклял полмира!
Артур прикусил язык. Упоминать о своей осведомленности не входило в его планы, но маг просто вывел его из себя! И теперь принц напряженно всматривался в Мерлина, чье лицо стремительно бледнело, приобретая какое-то загнанное выражение.
- Откуда ты знаешь?
- Из достоверного источника.
Принц молчал, глядя на то, как маг обнял свои колени и уставился куда-то в пол. Какое-то время оба не произносили ни слова. Наконец, Мерлин заговорил шепотом, так что Артуру пришлось напрячь слух.
- Я бы сделал все что мог, что бы этого не случилось. И мне жаль, что этот мир оказался проклят из-за меня, но я ничего не могу исправить.
Воцарилось гробовое молчание, нарушаемое стонами и гневными криками других пленников, находившихся дальше по коридору. В этой части темниц они были одни и могли спокойной переговариваться.
- Ты должен был сказать мне о своей магии раньше.
Артур почувствовал, что гнев постепенно уступает место сожалению. Он отчаянно не хотел признавать правоту Мерлина по поводу волшебства, но и продолжать отрицать очевидное было бессмысленно. Весь этот путь по проклятому Альбиону был словно предназначен специально для Артура, что бы убедить его, что магия бывает не только темной. Что колдуны бывают не только злыми и алчными. Что среди смертных есть подлые люди. Что среди магов встречаются добрые и отзывчивые. Что и те и другие могут жить вместе, помогая друг другу. Не смотря на проклятье и беды, постигшие эти земли, магия продолжала иметь две свои границы – темную и светлую. Баланс должен быть сохранен, как сказал Балинор. Мерлин – светлый маг, Артур был уверен. Такой же, как Эвон и Гаюс. Пришло время подумать своей головой и довериться своим чувствам, оставив позади двадцать лет, полных убеждений отца о том, что магия – есть чистое зло.
- Я знал, что ты отреагируешь не лучшим образом, и боялся, что не сможешь никогда меня простить. – Маг поднял на принца грустный взгляд, ощущая, что во всей позе Артура что-то кардинально изменилось.
- Ты – идиот, Мерлин. Не зависимо от того колдун ты или нет.
На лице Мерлина расплылась полная надежды улыбка.
- Значит, ты больше не злишься на меня?
- Не думай, что тебе удастся избежать наказания дома. Будешь чистить конюшни до конца своих дней и без помощи магии. – Принц постарался напустить на себя грозный вид и тут же скрипнул зубами. – Ты ведь наверняка колдовал во время своей работы?
- Нууу, раза два-три… - Видя, что Артур облегченно выдохнул, Мерлин все же не мог тихонько не признаться. – в день…
- Я просто поражаюсь, как ты со своей везучестью не попался на глаза моему отцу!
Артур скрестил руки на груди, не зная, как реагировать. С одной стороны хотелось продолжать злиться и обижаться на Мерлина, с другой - прощение недотепы-слуги принесло облегчение. Тяжелый груз, повисший на плечах Артура вчера ночью, сейчас стал гораздо легче, не смотря на всю кошмарность ситуации, в которой они находились. Он не мог принять магию Мерлина в такие короткие сроки и не мог совсем перестать дуться, но, по крайней мере, эта брешь в их дружбе уже не казалось ему такой огромной и непреодолимой.
Принц, наконец, вспомнил, что произошло перед тем, как он потерял сознание и решил, что пора перейти к делу.
- Раз уж ты все знаешь, может, расскажешь, как мы сюда попали и почему до сих пор ваша с Алкероном магия не вытащила нас на волю?

Сквозь смутные сновидения то и дело прорывались чьи-то голоса и до смертельного раздражительное Мерлиновское волнение. Отчего ему нервничать, ведь они были пьяны, когда признавались в колдовстве… Чертов Мак опоил их какой-то дрянью и засунул в подвал. Приковал Алкерона к стене и запустил кучу белых мышей! Или нет, мыши вроде были в доме у Нореклы? Смутные очертания женщины на несколько секунд приобрели четкость, но тут же растаяли в алмазных потоках волшебного водопада. Тяжелые цепи, прочно сковывающие руки, тянули куда-то вверх, вызывая ломоту в запястьях. В прошлый раз пребывание в магических водах не было столь неприятным. Алкерон безразличным взглядом проследил за тем, как поток постепенно тает, открывая взору голые земляные стены за собой. Странно, он был уверен, что там камни и уж точно никаких крюков с цепями…
Колдун рассеянно моргнул, тупо пялясь в противоположную стену камеры, пока чей-то низкий голос, раздавшийся откуда-то сбоку, не привел его в чувство.
- Как спалось, приятель? Что, выпил не из того стакана?
Алкерон кое-как поднялся на ноги, наконец, освобождая руки от тяжести своего тела, и со старческим кряхтением выпрямил спину. Ухватившись за цепи, прикованные к потолку, он недовольно осмотрел камеру: три земляных стены, решетка с толстыми прутьями без какого-либо намека на замки, голый земляной пол и маленькое окно под высоким потолком. Дошла очередь и до сокамерника. Худощавый мужчина, чей возраст маг определить затруднялся, выглядел довольно плачевно. Одежда болталась на нем грязными лоскутами, еле прикрывая израненное тело. Отросшие волосы сбились в колтуны, свисая сосульками и закрывая глаза мужчины. Так что Алкерону удалось лицезреть только разбитые губы, кривящиеся в грустной усмешке. На шее колдуна красовался металлический ошейник, короткой цепью прикованный к стене.
- Долго я здесь?
- Откуда мне знать. – Колдун ткнул пальцем куда-то в грудь Алкерона. – Часы у тебя, а не у меня.
Молодой человек скосил глаза на болтающийся на шее временной амулет, удивляясь, что ищейки не содрали его. Он попытался разглядеть узников, томящихся в соседней камере. Какие-то серые комки ютились в углу, но колдун сильно сомневался, что это Мерлин и Артур.
Их магическая связь показывала, что Мерлин в сознание и он все еще нервничает по поводу принца. Колдун прикрыл глаза, не имея возможности никак отделаться от навязчивых терзаний. Это просто бесило! Какая нынче разница простит его принц или не простит? Вскоре им отрубят головы. По крайней мере, это избавит Алкерона от необходимости чувствовать и лицезреть чужое нытье.
И все-таки терять надежду на спасение – последнее дело. Он-то не какой-нибудь хлюпик или рыцарь, готовый с честью встретить свою смерть. Все всегда надо делать самому…. Закатив глаза, он опять обратился к соседу.
- Где мои спутники?
- Какие спутники?
- Обыкновенные. – Огрызнулся колдун. –Двое молодых людей. Один ушастый такой, второй невысокий и плечистый. Их со мной притащили.
- Ааа, видел-видел. Да, светлый маг и смертный юноша. – Колдун покусал нижнюю губу и удивленно склонил голову на бок. – Твои друзья? Ты водишь дружбу со светлыми? Попал сюда за предательство? Или это…
- Хватит идиотских вопросов! – Алкерон почувствовал, что начинает закипать. Общение с чересчур эмоциональными спутниками сделало его самого ужасно раздражительным. Сокамерник оказался не лучше Мерлина и тоже любил трепаться не по делу. Не смотря на свое плачевное состояние, он был рад компании и заинтересован новым пленником. – Где они?
- Откуда же мне знать? Я тут сижу с тобой. Думаешь, меня выпускают на прогулку? - Его худые плечи слабо затряслись от смеха, а из-под грязных волос сверкнули темные глаза. – Хочешь сходить в гости к своим приятелям? Может, за хорошие деньги тебя и пустят повидаться. Но, сомневаюсь, что они у тебя есть. – Мужчина оглядел одежду колдуна и снова ткнул пальцем в амулет. – За фигульку много не дадут. Даже ищейки брать не стали, сказали - сломанный.
- Я был бы счастлив, услышать хоть что-нибудь полезное, что помогло бы нам отсюда выбраться. А не тратить время на пустую болтовню.
- Ооо… - Колдун опечалился, услышав такое. – Мне отсюда уже не выйти. Ноги переломали, гады. – Мужчина кивнул на опухшие голени с таким видом, будто это были не его ноги и ему совершенно не больно, и тяжко вздохнул.
- Жаль огорчать, но я о тебе и не думал. – Алкерон попытался извернутся, что бы посмотреть в следующую камеру, чей кусок был виден с места его заточения.
- Ааа, ты про своих дружков. Ну, понятно. Как там у светлых говориться: помогать ближнему своему – святое дело! Вот! – Пленник растянул губы в страшной улыбке, обнажая обломки зубов.
- Похоже, ты сюда попал из-за своего длинного языка, «дружок»? - Колдун издевательски сделал ударение на последнее слово, буравя тяжелым взглядом мужчину. – Сделал замечание Нимуэй по поводу ее наряда? Или блистал народными мудростями перед ищейками?
- Да какой там… – Колдун махнул рукой, не замечал дерзости в голосе собеседника, и счел издевательские вопросы за предложение рассказать свою историю. - Девка-мерзавка попалась! Знал, что светлая, знал, что из этого ничего хорошего не выйдет. Повелся, как дурак, на ее речи. Охмурила меня, гадюка! А потом отправила спасать ее драгоценного братца! Я уж подумывал: найду его, убью и скажу – не успел! Поплачет и забудет. А он шпионом темным оказался! Узнал, что я светлым помогаю, и зашвырнул меня в темницу за предательство. – Мужчина задрал худое лицо к потолку и по-звериному взвыл так, что от этого завывания у Алкерона побежали мурашки по коже. – За поимку предателей хорошо платят… Жизнь за жизнь… До сих пор не понимаю, что за бес меня попутал связаться со светлыми! - Мужчина рубанул ладонью по воздуху, заставив цепь от наручников громко звякнуть.
- Нашел кому доверять, глупец. По делом тебе. – Алкерон повернулся в сторону коридора и крикнул настолько громко, насколько позволяло саднящее горло – МЕРЛИН!!! – Он замер, прислушиваясь к гулу голосов, но ответа так и не дождался – АРТУР!!! - Снова ничего. Магическая связь твердила, что Мерлин был в сознании. Значит, они находились за пределом слышимости.
- И это я глупец? – пленник тяжело привалился спиной к стене и усмехнулся. – Сам-то с кем якшаешься?
- Они нужны мне, что бы добраться до дома. – В голосе Алкерона звучал холодок.
Ситуация больше бесила, чем пугала своей безвыходностью. Они были разделены без возможности переговариваться, скованы цепями в волшебных камерах, а единственный человек, который мог бы сказать что-то ценное, нес какую-то ненужную чушь.
- И поэтому вы все вместе попались в руки к ищейкам? – мужчина скривился. – Они, конечно, хитрецы эти ищейки, но с сообразительностью и скоростью у них зачастую проблемы. Знала бы Нимуэй, сколько народу сбегает из их лап! Всех бы повесила. Не верю, что у тебя не было шансов сбежать! Ведь были? Хотя бы один?! – глаза сокамерника странно блеснули в темноте, выдавая его непонятные эмоции. Алкерон, стиснув зубы, сопел, очевидно, делая вид, что ничего не слышал. – Вот видишь, я оказался прав. Стоит пообщаться с этими светлыми, и привязываешься к ним, как к собакам. А потом из-за них сам попадаешь в капкан. – Мужчина сжал руки в кулаки. – Вышел бы отсюда, всех передушил! А то разведут сопли, давят на жалость, давят. Сам не успеешь оглянуться, как они на шею сели и ножки свесили. И давай свои истины шпарить: чего ты, да чего так с нами, да ближнему своему! – колдун изобразил писклявый девичий голосок, очевидно, передразнивая свою бывшую подружку. – Тьфу! – он смачно плюнул на пол и угрюмо замолчал.
- Среди них попадается много полезных, что любят геройски умирать за всех и вся.
- Да не смеши! Потом попрекать всю жизнь будут, будто, их просят делать из себя жертвенных ягнят! Всю душу вымотают обязанностями и долгами. – Мужчина скрестил руки на груди, показывая, что разговор окончен. Увидев, что Алкерон собирается что-то сказать, он махнул рукой. – Да ну, тебя! Не буду с тобой, дураком, разговаривать, раз ты такой тупой, что защищаешь этих… этих…
Колдун неопределенно махнул рукой, но так и не подобрал подходящего слова. Он махнул рукой снова и, кряхтя, улегся, отвернувшись в угол, показывая всем своим видом, что разговор окончен. Алкерон, несколько ошалевший от такого напора, не хотел оставлять последнее слово за собеседником, но решил, что тишина будет большим помощником, чем пустая болтовня.
Задранные к потолку руки затекли, спина ныла от неудобной позы, а ошейник противно давил на шею. Если б не тупица Мерлин, они бы не оказались по уши в этом дерьме! Если бы не идиот Артур со своей нежной психикой, тупица Мерлин не поперся бы его искать в одиночку! Черт бы побрал этого идиота, вздумавшего служить в королевстве, где магия под запретом! Какой кретин добровольно отправит себя на подобное рабство, что бы каждый день прятаться ото всех по темным углам и в тайне колдовать? А потом трястись над тем, что бы Артур не узнал его тайну. И почему именно на Алкероновскую голову свалились эти полудурки с их бесконечными проблемами с нервной системой? Если бы не дурацкие правила, прилагающиеся к этому осколку…
Слова Арлие о крови не были восприняты им всерьез в тот момент, но сейчас снова вспылили в памяти. Что если он прав? Возможно, старик и в самом деле чего-то не знает или… Он солгал? Зачем ему это было нужно? Может, он тоже, какой-нибудь темный шпион или злобный подлец? Алкерон скривился от собственных идиотский мыслей. Старик-семьянин, светлый колдун до мозга костей и уже явно впавший в маразм - темный шпион! Общение с Мерлином и Артуром плохо влияло на способность мыслить. Колдун тряхнул головой.
Со слов Арлие выходит, что немного крови будет достаточно, что бы обмануть осколок. А значит, он больше не должен терпеть ненавистное общество этих тупиц. Конечно, они часто смешили его своим идиотизмом и были полезными в некоторые моменты. Но ситуация стала слишком серьезной, что бы рисковать жизнью ради ходячих клоунов и сомнительных спасателей, постоянно угрожающих скорой расправой. Теперь он точно не упустит свой шанс, если такой представиться. Оставалось только ждать…
Алкерон устало склонил голову к плечу. Дрянь, которой был смазан дротик, все еще циркулировала в крови, вызывая сонливость. Мысли начали путаться, уступая место дремоте. «За поимку предателей хорошо платят»… За голову Алкерона дали бы много золотых монет… Артур отсчитал несколько и протянул ему, предлагая заплатить. Алкерон хотел взять (грех отказываться!), но лицо Артура вдруг стало меняться: у него отросли густые каштановые волосы, глаза сменили цвет и колдун понял, что перед ним стоит Эвон. Протянутая ладонь, с которой исчезли монеты, показала на голые стены в комнате.
- Что случилось?
Алкерон скривился, вспоминая противные амулеты, что тянули из него магическую силу. Он не понимал зачем Эвон привел его в дом Нореклы. Захотелось поскорее уйти отсюда.
- Я ухожу. – Алкерон сказал это против своей воли, и отчего-то вовсе не своим голосом. Но таким знакомым… Это говорил не он, а Норекла…
На лице Эвона мелькнуло удивление, тут же перешедшее в понимание. Только вот его слова почему-то не соответствовали эмоциям, которые выражало лицо...
- Далеко собрался? Или так спешишь на пир в честь вашей поимки?
Алкерон нахмурился, не понимая, о чем тот толкует. Облик волшебника вдруг пошел рябью, словно водная гладь, и в лицо колдуна брызнул ледяной поток.
Он подался назад, мотая головой и отфыркиваясь, под чей-то дружный гогот.
- Бодрящий душ подан! – Анна, стоящая перед ним с довольным видом, отшвырнула пустое ведро в угол темницы.
- Это так любезно с вашей стороны позаботиться о своевременности моих водных процедур! – Алкерон еще раз мотнул головой, так что бы капли воды долетели до ведьмы, но та отмахнулась простеньким заклятьем и осталась вне зоны досягаемости.
- Твое счастье, что Нимуэй хочет покончить с вами, как можно быстрее. – Она подошла ближе, крепко хватая Алкерона за подбородок, заставляя смотреть ей в глаза. – А то мы бы развлеклись с тобой по полной программе, уж поверь. Тебе бы понравилось!
- Сними этот ошейник, и я сам тебя так развлеку, что мало не покажется.
- Ха-ха, не дождешься. – Женщина отпустила пленника и пошла прочь из камеры. – Снимите цепи и ведите его в тронный зал! Да поживее!
Один из четверых ищеек, что пришли вместе с Анной, произнес неведомое Алкерону заклинание и цепи, приковывающие его к потолку и полу, исчезли. Вместо них появились более короткие, соединяющие запястья и лодыжки меж собой. После неудобной позы руки и ноги тут же закололи миллионы иголочек, так что остальным ищейкам пришлось выносить пленника волоком. Ругаясь, они не скупились на пинки, пока не отвлеклись на что-то еще.
За спиной послышалась возня и отборная ругань, чьи-то крики. Кое-как извернувшись, Алкерон успел увидеть, как из камеры в тупике, выводят сопротивляющегося Артура. В общем гомоне не было слышно, что кричал ему Мерлин, но, в конце концов, ищейки крепко связали руки упирающемуся принцу и засунули кляп в рот. Алкерон чувствовал бешенство Мерлина, который тоже попытался дернуться, но один из ищеек приставил к горлу Артура нож и маг притих. Шея у Алкерона затекла от неудобной позы, и он поспешил отвернуться, как раз в тот момент, когда Мерлин его заметил.
- Алкерон!
- Молчи, черт тебя дери! – Ищейка, державший светлого колдуна за правый локоть, встряхнул его. – Надоел уже глотку драть!
- Да что ты с ним разговариваешь!
Ищейка, стоящий по другую руку, с силой ткнул Мерлина кулаком в раненый бок, заставив его согнуться по полам и чуть ли не повиснуть на руках конвоиров. Впереди Алкерон, чертыхаясь, скрючился от боли.
- Придурок, не хочу я тащить его! Сейчас сам понесешь!
- Надо было сунуть ему кляп в рот, как и этому!
- Тебе надо, ты бы и сунул!
- Прекратите грызню! - грозный голос Анны, эхом отозвавший от стен, поставил точку в бессмысленном споре, и ищейки, в гробовом молчании двинулись за своей предводительницей.

   

Сезон "П"

главная