06:16 

Зазеркалье. Глава 26. Фиолетовый снег.

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

де-то глубоко под замком в одной из тюремных камер Мерлин вздрогнул и проснулся. Ему показалось, будто он слышал волчий вой.
Левую ладонь немного саднило, словно, он оцарапался, но стоило открыть глаза и странное ощущение пропало. Наверно, он задремал и ему приснился сон.
Артур у противоположной стены, уже не бушевал, а привалившись спиной к решетке, бездумно смотрел в маленькое окно. Сквозь дыру в стене проникал бледный лунный свет, служивший единственным источником освещения в этом тупике. Где-то совсем далеко слышались голоса заключенных или ищеек, было трудно разобрать. От долго лежания на полу тело онемело, раненный бок ужасно болел, зелья погибшей знахарки больше не действовали. Его знобило, и холодный пол никак не улучшал положение. Он потерял слишком много крови.
- Мерлин? – Артур повернулся в его сторону. Лицо принца казалось бледным, почти призрачным в лунном свете, напоминая маску мертвеца.
- Что?
Маг улегся поудобнее, поплотнее закутываясь в тонкую куртку. Он был совершенно не настроен на долгую беседу. Лучше бы все поскорее закончилось, потому что ожидание было страшнее.
- Как ты себя чувствуешь?
- Как без пяти минут мертвец. – Он грустно усмехнулся.
- Ну, по крайней мере, нам не нужно есть вареных крыс. – Артур скривился при воспоминании о мерзком вареве, которым его пытался накормить однажды Мерлин.
- Я же не Алкерон, что бы пугать меня грызунами на обед. – молодой человек улыбнулся, но тут же скис. Воспоминание о сбежавшем Алкероне испортило настроение окончательно. – Сколько я спал?
- Около трех часов. – Принц тоже нахмурился и снова перевел взгляд на решетку. – Наверно, он уже успел добраться и обнаружить, что осколок подделка.
- Это был Арлие.
- Что? О чем ты? Демон страха? – Артур встрепенулся, непонимающе уставился на Мерлина.
- Это он взял у нас кровь и дал Алкерону кольцо.
- Ты думаешь, что это он заставил Алкерона уйти? – принц с сомнением продолжал разглядывать, как маг ежиться от холода и нервно теребит подаренную феньку на запястье.
- Нет, точно нет. Он ушел сам. Но… - молодой человек нахмурился, не открывая глаз. – Демон сказал, что Алкерон чего-то боится, но не хочет в этом признаваться. И что он… вскоре сломается.
- И чего же он боится? Что его поймают? Смерти?
- Нет. Нет… Я не знаю… Я не думаю. Смерть – это не то, что могло бы заинтересовать демона. Все боятся умереть. Есть что-то другое… - Мерлин замолчал. Он понятия не имел, о чем говорил Арлие. И не особо хотел думать об этом.
Артур зашевелился, гремя цепью, ведущей от ошейника к стене, и в мага полетела его куртка.
- Накройся. У тебя шок из-за потери крови.
- Как будто в этом есть смысл. – Он недовольно забурчал под нос, но все-таки укрылся, наслаждаясь первые несколько минут теплотой. – Спасибо.
- Не думал, что когда-нибудь буду готов все отдать, лишь бы ты мог колдовать, что бы вытащить нас отсюда. – Принц покачал головой, пряча печальную улыбку. – Слышал бы отец сейчас мои слова. Он бы самолично сложил для меня костер.
- Он стал жертвой обмана Нимуэй. Так же, как и мой отец здесь пострадал от ее руки. Но это все равно не давало ему права делать… такое. – Мерлин стиснул зубы.
Воспоминания об отце заставили сердце сжаться и пропустить удар. Вспоминая того Балинора, что погиб у него на руках, он теперь думал и о темном колдуне, читающем проклятье на башне Камелота. Единственное светлое воспоминание о родителе омрачила история этого мира.
- Я встретил его.
- Что? – глаза мага распахнулись и с недоверием уставились на темную фигуру Артура в противоположном углу.
- Встретил Балинора. Когда ушел, узнав, что ты маг. Он живет на другой стороне реки, под самым носом у Нимуэй. – Принц помолчал, но Мерлин ничего не говорил и он продолжил. – Он не хотел, что бы я рассказывал тебе о нашей встрече и приводил вас к нему, потому что стыдился посмотреть тебе в глаза. Он предложил свою помощь, но я все еще был зол и отказался. Да и чем бы нам мог помочь старик… Тогда он попросил мой меч и куда-то ушел. А когда вернулся, сказал, что тот теперь заколдован.
- Он закалил его в пламени дракона.
В глазах мага горел странный огонек, который Артур счел за … восхищение?
- Откуда ты знаешь?
- Потому что я сделал то же самое. Твой меч… Он… Я утопил его в озере.
- Я поражаюсь логичной последовательности твоих действий, Мерлин! – принц махнул руками, не желая вдаваться в подробности мерлиновского дела с драконом, и, помолчав, продолжил. - Твой отец рассказал мне все. И то, как Нимуэй убила тебя… То есть твоего двойника, и как он отомстил ей, и то, что было потом. Он раскаялся в своем поступке, но ничего не мог исправить. Поверь, Мерлин, все эти пятьдесят лет, что прошли с того дня, как Камелот пал, Балинор не был счастлив ни дня. Он не жил, а существовал в своей разваливающейся лачуге. И он очень жалел, что лишил будущего всех жителей Альбиона, так же, как и себя.
- Он… Он спросил обо мне? – голос мага еле звучал, но Артур услышал.
- Да. – Принц замолчал, вслушиваясь в судорожные всхлипы, но был уверен, что поступил правильно. Не рассказать Мерлину правду, было бы более жестоко. В конце концов, между ними больше не осталось никаких тайн. Да и какие могут быть тайны, когда жить осталось несколько часов. - Я уверен, что это из-за него меня всю ночь преследовал вездесущий образ слуги-идиота, постоянно влипающего в неприятности.
- И постоянно вытаскивающего вашу задницу из всевозможных передряг. – Они оба грустно засмеялись, понимая, что из этой передряги им уже не выбраться. – Спасибо, Артур. Для меня это очень важно.
- Лучше поспи. Завтра у нас трудный день. Не думаешь же ты, что на том свете сможешь избежать чистки моих доспехов, уборки конюшен и моих комнат?
- А я-то надеялся, что меня ждет бессрочный отпуск в райском саду.
- И не мечтай…
Артур снова перевел взгляд на лунную дорожку, чувствуя, как по щеке сбегает предательская слеза.

Бесконечный тоннель не хотел заканчиваться, делая крутые повороты и обрываясь по бокам в самых неожиданных местах. В стенах то тут, то там попадались черные норы, ведущие вглубь скалы. Алкерон слышал говор карликов, доносящийся оттуда, и еще больше ускорял шаг, минуя многочисленных входы в их жилища. Шрам на лапе начал гореть, но колдун ни на секунду не замедлил бега, продолжая мчаться вперед. Позади послышались крики – подземные жители все-таки услышали топот его мягких лап, учуяли кровь, сочащуюся из порезов на пальцах, унюхали его запах… Тоннель огласился гневными воплями и выкриками, раздались звуки обнажаемых клинков и звон цепей, но все это только придавало сил. В какой-то момент колдуну показалось, что где-то, далеко позади, раздались человеческие крики. Но, возможно, это пещера сыграла с ним злую шутку.
Коротышки уже давно отстали не в силах угнаться за мощными лапами оборотня, но Алкерон не сбавлял скорость. Он не знал, есть ли из пещеры выход, но продолжал двигаться в единственном безопасном направлении. Благодаря звериному телу колдун с легкостью перепрыгнул через расщелину, разделившую путь. Волчьи глаза горели желтым огнем, различая предметы в темноте и облегчая ориентировку. Сколько прошло времени с начала этого сумасшедшего бега, Алкерон не знал, но мышцы начинали устало ныть, а дыхание сделалось тяжелым. Он не был зверем, как таковым, всего лишь магическое обращение, поэтому его силы не были совершенны. Однако останавливаться, что бы передохнуть здесь, в пещере, было бы глупо.
Оборотень сбавил скорость и втянул носом воздух. Спереди повеяло свежим ветерком, врывающимся через щели в стенах. Значит выход уже близко. Откуда-то снова послышался отчаянный крик, но Алкерон не мог понять раздается ли он в пещере или слышен снаружи. Там за горой был лес, полный опасных существ, выбирающихся ночью полакомиться легкой добычей. Возможно, какой-то несчастливчик попал им в лапы.
Тоннель пошел резко кверху, заставляя приложить больше усилий. Еще немного и колдун выскочил в просторную пещеру, ведущую наружу. Проклятая гора осталась позади! Алкерон, не сбавляя скорости, бросился прочь от темной пасти скалы.
Тонкий слух уловил слабое журчание воды где-то впереди, и во рту тут же пересохло от жажды. Он не пил с самого утра, когда Артур дал ему глотнуть воды из фляги. Но события сегодняшнего дня развивались так стремительно, что думать о нуждах собственного организма не было времени. Оборотень рванулся вперед, принюхиваясь к воздуху, несущему множество странных запахов. Какие-то звери наполняли лес, или точнее не лес, а многочисленный высокий кустарник, разросшийся на огромной поляне за горой. Где-то в этом кустарнике журчал ручей и
На секунду ему показалось, будто по шерсти прошла странная волна, но впереди всего в нескольких метрах от него блеснула водная гладь. Остался последний рывок, но тело отчего-то перестало нормально подчиняться и не двигалось уже с такой прытью. Наверно, он просто устал после длительной пробежки. Еще немного и можно будет передохнуть.
Уже подойдя к ручью, он отметил, что ощущения стали совсем уж странными и неправильными, будто пропорции его тела сильно исказились, мешая нормально двигаться. Задние лапы начали казаться неестественно длинными, а передние наоборот короткими. Что ж, это было на руку, не надо сильно вытягивать шею вперед...
Колдун наклонил голову, высовывая язык, что бы, наконец, напиться, да так и замер. В ручье в бледном лунном свете отражалось его лицо. Его человеческое лицо! Он опустил голову и растерянно уставился на свои руки. Заклинание не могло спать просто так, не из-за чего! А сам он точно не колдовал, значит...
- А ну, стой не двигайся, пока не пустил тебе стрелу в череп. - Сзади послышался мужской голос и кончик арбалетной стрелы уперся колдуну в затылок. – Гаюс, погляди, кто тут у нас попался! Темный колдун решил пробраться на нашу ферму.
- Ваш бегемот, что чуть не сожрал меня в прошлый раз, показался мне достаточным основанием, что бы желания вернуться – не возникало.
- Алкерон? – удивленный волшебник опустил арбалет и обошел стоящего на четвереньках колдуна с другой стороны. Маленький фонарик, излучающий все цвета радуги и вызывающий больше рези в глазах, чем пользы, скользнул вслед за ним, освещая лицо не званного гостя. – Вот тебе и раз! Ты чего тут на четвереньках ползаешь? В детстве, что ли не наигрался?
- Ну, конечно! Заглянул на минуту, что бы сыграть с вами в прятки, ребята! – Алкерон выпрямился, но тут же нагнулся, что бы вымыть руки в ручье.
- Это ты не вовремя пришел, приятель. Да и как ты узнал, что у нас с этой стороны стоит еще один загон для скота?
Молодой человек присел на корточки, внимательно следя за тем, как колдун тщательно оттирает ладони от грязи и крови. Раздраженный взгляд, который Алкерон бросил на пялившегося Гаюса-близнеца, был встречен радушной улыбкой, словно, ему только что сказали горячие слова приветствия. Сзади послышался треск ломаемых веток и на поляну выскочил брат Гаюса.
- Ой, прости, Гай. Я наткнулся на летучую белку, ту самую, что мы лечили вчера, и не смог не проверить как у нее дела. Так что ты там говоришь про колдуна? - брат Гаюса уставился на Алкерона, который воспользовался моментом, что бы зачерпнуть воды в ладонь и напиться. – А зачем Алкерон пьет из ручья, где два дня лежал выводок дохлых крысят, который мы не могли найти?
Колдун, успевший проглотить воду, почувствовал, как сжимается желудок и содержимое проситься обратно.
- Не надо было ему говорить, Гаюс. Шерсть новорожденных мышат, оставшаяся в воде, очень полезно влияет на почки. Навряд ли, от нее есть теперь будет толк, когда его стошнило обратно.
- Ну, по крайней мере, он почистил свой желудок. Ты же помнишь о действии шерсти на…
- Проклятье!!! Это какое-то сумасшествие! – Алкерон, наконец, совладавший с тошнотой, вскочил на ноги, тыкая пальцем в обоих Гаюсов. – Какого черта вы… Я… - Он так и не нашел, что сказать, глядя на их слега удивленные лица и чувствуя, что братьев ничем все равно не пронять. – Где заканчивается граница защитного заклятья? Мне нужно идти.
Он повертел головой по сторонам, словно рассчитывая увидеть указатель.
- Уже ночь, может тебе лучше остаться переночевать? – Гаюс, держащий арбалет, подался вперед, что бы остановить впечатлительного гостя.
- Ага, а завтра утром отправиться на похороны Мерлина и Артура. Вы дадите мне цветочков, что бы я смог положить им на могилку?
- Конечно, дадим! – второй Гаюс дал радостное обещание, но тут же запнулся, – то есть как похороны? Что случилось?
- Я не расположен рассказывать сказки на ночь.
Колдун развернулся и, помахав рукой на прощание, двинулся обратно в сторону пещеры. Будучи человеком, в темноте было довольно трудно ориентироваться, поэтому он уже собирался наколдовать себе световой шарик, когда оба Гаюса с двух сторон схватили его за локти.
- Ну-ка, постой и расскажи, что случилось! Мы готовы помочь, если нужно!
Не дожидаясь ответа и не давая Алкерону опомниться, они потащили сопротивляющегося колдуна куда-то в сторону леса. Стоило им ступить под сень деревьев, как картинка поплыла, и колдун обнаружил, что они стоят перед входом в дом Гаюсов.
Под недовольное ворчание гостя, братья затащили его внутрь и, заведя на кухню, усадили на стул. Откуда-то со второго этажа послышался топот, и уже через секунду в комнате показалась Элис.
- В чем дело, мальчики? У нас гости? – она обошла стол и в недоумении уставилась на недовольно сопящего Алкерона. – Алкерон? Что это ты тут делаешь?
- Мама, дай ему воды. Он пил из ручья с дохлыми мышами.
- Можно не напоминать? – колдун скривился, чувствуя, что его сейчас снова вырвет, хотя желудок был совершенно пустой.
- Да-да, конечно. Может, хочешь поужинать? – Элис повернула вентиль в каком-то непонятном агрегате, внутри что-то заурчало, загудело и через несколько секунд в кружку потекла вода.
- Мне некогда, я должен…
- Должен рассказать нам, что случилось с Мерлином и Артуром, что бы мы знали, чем помочь! – закончил за него один из близнецов и две пары глаз внимательно уставились на колдуна. В кои-то веки они смотрели серьезно и почти без откровенного сумасшествия во взгляде.
- О! С ними что-то случилось? Они попали в беду? Нужно разбудить Гаюса, и…
- Нет! Не надо Гаюса! – Алкерон поспешил остановить женщину, уже бросившуюся наверх. Только старика-маразматика ему не хватало. – Я расскажу только эээ Гаюсам. Возможно, они и вправду смогут мне помочь.
- Ну, как знаешь. – Элис улыбнулась ему доброй улыбкой и двинулась на верх, крикнув уже с лестницы. - Не задерживайтесь надолго, мальчики. Дело делом, но, если опоздаете к обеду, разогревать больше не стану.
- Хорошо, мам. Мы постараемся по быстрому.
Один из Гаюсов радостно махнул рукой вслед уходящей женщине и снова с серьезном видом уставился на Алкерона. Тот сидел со слегка обалдевшим лицом, раздумывая, уж не сошел ли он сам с ума. Насколько он помнил, мамаши обычно кудахтали над своими детьми, словно те стеклянные, до самой своей кончины и уж никак не отправляли их с веселыми напутствиями на смерть.
- Ну, так что?
Спустя пятнадцать минут красноречивого рассказа, оба Гаюса задумчиво потерли подбородки, причем так одинаково, что Алкерону показалось, будто у него двоится в глазах. После того, как один из близнецов вернул своим волосам обычный цвет, отличить их друг от друга было практически невозможно.
- Что ж, у нас есть несколько хороших знакомых, готовых оказать нам помощь.
- Эй, какие еще знакомые? Мне и вас хватает…
- Да, вот Стью и Чарис, например…
- Парке и Фаер были бы не прочь размять кости!
- Стоп! Я не нуждаюсь в шутовской делегации, состоящей из таких же психов, как вы, ребята! Отчебучить какую-нибудь ерунду, я и сам могу.
- Они не такие сумасшедшие, как мы! – Гаюс-близнец улыбнулся. – Верно, Гай?
- А то! – он хлопнул по столу и поднялся на ноги. – Решено. Идем сначала к Стью и его драчунье, а потом к Парке и Фаеру!
- Я не…
Колдуну не дали договорить и братья, снова схватив его под локти выволокли из дома.
Через секунду, они уже стояли посреди спящей деревеньки. Гаюс, стоящий справа, отпустил Алкерона и зажег на этот раз нормальный световой шар. Под недовольное шипение колдуна, чей локоть продолжал оставаться в захвате второго близнеца, троица подошла к дверям одного из домиков. Они остановились на пороге на расстоянии полуметра и Гаюс, вцепившийся в руку Алкерона, пояснил.
- С этими ребятами надо быть поосторожней.
Его брат вытянул к двери кулак и быстро постучал три раза.
Когда дверь изнутри проткнули с десяток лезвий, чуть не доставших до груди близнеца, Алкерон осознал всю серьезность предыдущих слов. Из избы тут же послышался грохот, внутри зажегся свет, и дверь с тихим скрипом упала внутрь, словно ее только что вовсе и не держали прочные металлические петли.
- Стью! Чарис! Это Гаюс! Нам нужна ваша помощь! – Гаюс, не сдвигаясь с места, крикнул вглубь избы.
Какое-то время ничего не происходило, а потом в дверном проеме показались две головы. При чем одна из них была женская. Именно она и заговорила первая.
- Помощь? - взгляд женщины метнулся в сторону Алкерона. – Его нужно побить? Принести пыточные инструменты? Разжечь печь? Сапожок? Топор?
Колдун шокировано смотрел на мило личико предлагавшее устроить ему страшные пытки. Он был возмущен до глубины души!
- Да нет. Помощь нужна как раз ему!
- Скорая смерть? Яд? Отрубить ему голову? – голос подал второй обитатель избы, внимательно изучающий Алкерона, словно оценивая, что ему подойдет лучше.
- Себе отруби голову! Я…
Договорить Алкерону снова не дали. Гаюс-близнец, стоящий рядом, со входом, поспешил изложить суть дела прежде, чем сумасшедшая парочка приступила к осуществлению своих слов по поводу пыток и убийства.
«И это называется светлые колдуны?»
-
Ты чего, испугался что ли? - над ухом послышался голос второго Гаюса. – Да это у них чувство юмора такое!
- Меня от смеха парализовало.
Колдун чувствовал себя полным идиотом. Мало того, что он не воспользовался своим шансом вернуться домой, так теперь еще и должен идти спасать Мерлина и Артура с помощью толпы психов. Может быть, им удаться свести Нимуэй с ума, так что она сама повеситься, вместо пленников?
Услышав историю троицы, попавшей в руки колдуньи, которую парочка, похоже, люто ненавидела, они тут же согласились помочь. Не переставая подкалывать близнецов и обмениваться с ними дурацкими, на взгляд Алкерона, репликами все пятеро исчезли, переместившись в лесную глухомань.
- Ну, и что мы тут делаем?
- Пришли за Парке и его братом. Они живут здесь. – Гаюс, продолжавший держать колдуна за локоть, пояснил ему цель перемещения.
- Эй, Парке! Просыпайся и спускайся!!! - Стью издал воинственный клич и уставился куда-то в небо.
Алкерон повертел головой, не понимая какого черта происходит, пока не догадался поднять взгляд наверх. Нижняя челюсть отвисла против его воли при виде деревянного дома, построенного на ветвях раскидистого дуба. Да нет, это был не просто детский домик, это был целый взрослый домище, раскинувшийся высоко над землей! От избы, стоящей на одном из дубов вел канатный мостик. Колдун скользнул по нему взглядом и наткнулся на второй домик, прикрепленный к ветвям другого дерева.
Сверху послышался шорох и прямо перед колдунами плавно опустился высокий плечистый мужчина. Его сонный взгляд остановился на Алкероне, и маг тут же оскалился.
- Темный!
- Спокойно-спокойно, Фаер! Он свой. - Гаюс поспешил отпихнуть Алкерона себе за спину, хотя тот уж точно в защите не нуждался, готовый в любой момент влепить светлому, если тот попробует набросится.
- Что происходит, Гаюс? Почему вы пришли среди ночи? – сзади послышался спокойный мужской голос и Алкерон заметил второго мужчину.
- Нам выпал прекрасный шанс надрать задницу Нимуэй!
Стью, не в силах молча устоять на месте, принялся сбивчиво повторять рассказ Гаюса, который уже мало чем напоминал историю Алкерона. Со слов молодого человека выходило, что Нимуэй похитила светлого мага, что бы отомстить его отцу. Смертный принц, пришел из другого мира, что бы спасти своего друга. Но темный колдун всю дорогу строил ему козни, а теперь решил спасти, потому что принц тоже попался в лапы злобной карги и теперь их обоих сожгут на костре на рассвете.
Когда Стью закончил пересказ, сопровождаемый бурной жестикуляций, на поляне воцарилась тишина. Парке задумчиво тер подбородок, переводя взгляд с одного на другого. А Фаер продолжал буравить Алкерона подозрительным взглядом. В конце концов, тот не выдержал.
- Что за бред ты натрепал? Я должен их спасти, потому что они нужны…
- Спасти, это хорошо. Так и быть, мы тебе поможем. – Парке выдал свой вердикт, не желая дослушивать Алкерона, и махнул рукой Фаеру. – Брось, брат. Надо помочь, да и у ищеек перед тобой должок. Уведем ребят прямо из-под носа старой ведьмы, пусть помучается.
- Нужно все обсудить. Только не здесь. – Гаюс осмотрел поляну, словно, выход из положения мог выскочить из-за любого куста.
- Я знаю, куда нам надо. – В памяти Алкерона очень кстати вспылила поляна, на которой они успели остановиться в последний раз. Ищейки навряд ли вернуться туда, ведь добыча уже попала в сети.
- Тогда веди!
Второй Гаюс взял возмущенного Алкерона за руку и предложил остальным встать в кружок. Колдун осмотрел серьезные лица своих спутников, стоящих в идиотском хороводе, и вдруг злорадно улыбнулся – он обязательно отыграется на Мерлине с Артуром за то, что ему пришлось пережить.
Лесной массив за спинами светлых магов поплыл, несколько секунд неопределенного марева перед глазами, и они оказались на поляне, окруженной ельником.
- О, знакомое место. – Чарис повертела головой, осматривая поляну. Она хотела сказать что-то еще, но не успела.
- Кто вы такие? И что вам тут надо? – мужской голос, раздавшийся за их спинами, заставил всех семерых обернуться на звук.
В руках светлых тут же оказались магические шары, готовые вот-вот сорваться с пальцев и полететь в ищеек, которых они ожидали увидеть. Но на поляне возле одной из елей стоял черноволосый старик. В руках он держал какую-то ткань, а его взгляд удивленно скользил по странной компании, пока не наткнулся на Алкерона. Лицо старика, как показалось колдуну, побледнело.
- Алкерон? Ты Алкерон? – для верности он ткнул дрожащим пальцем в темного мага и тут же забегал глазами по остальным.
- Откуда ты знаешь мое имя? Я тебя впервые вижу! – Алкерон подался вперед, выходя из-за спин светлых магов, не дающих ему нормально разглядеть странного старца. Это был не тот самый старик, что прогнал его с цветочной поляны. Взгляд колдуна опустился на ткань, которую неизвестный мял в руках: одеяло Мерлина. – Зачем тебе это? - он ткнул пальцем в находку старика, – кто ты такой?
- Я… Я знаю о тебе со слов принца Артура. А это… - он смял ткань еще больше, будто Алкерон собирался наброситься и отобрать ее. – Это принадлежало моему сыну.
- Так я и поверил тебе! Это принадлежало… - Алкерон запнулся, соображая что к чему. – А я-то думал, откуда у Артура был волшебный меч.
- Что значит был? Где Мерлин? И кто эти люди? – голос старика стал жестче, а брови сошлись к переносице.
- Где-где, ясно где! Ее злодейшество постаралось! - в разговор встрял Стью, чуя, что драки не будет и убрав руки в карман.
- Они мертвы? – старик напряженно продолжал смотреть только на Алкерона, словно, остальные перестали существовать.
«Ну, что за дурная привычка у всех смотреть щенячьими глазами и почему именно на меня?!»
-
Если продолжите отнимать у нас время, папаша, мы все умрем. А пока не мешайте.
- Я могу вам помочь! – Балинор подался вперед, скручивая одеяло и засовывая его в старую сумку, болтающуюся на плече.
- Из вас песок сыпется, дядя. – Чарис хохотнула, но ее смех тут же оборвался, и колдуны недовольно охнули, видя, что старик послал в женщину заглушающее проклятье.
- Там мой сын. И я сделаю все, что смогу, что бы в этот раз спасти его. Однажды Нимуэй посмела украсть его жизнь, но теперь этого не повторится!
Взгляд старика горел холодным яростным огнем, показывая его решительность и непреклонность. Алкерон был уверен, что сейчас глазами пожилого человека смотрел тот самый молодой и сильный темный колдун, полный сил и жажды мести, готовый убивать и проклинать.
Балинор давно растерял все свое могущество, но кое-что потерять было просто невозможно. Бесценный дар, столь редкий в этом мире...
Губы Алкерона сами собой растянулись в зловещей улыбке. Им ни к чему прокрадываться в темницы и вытаскивать пленников из-под носа у Нимуэй. Им даже не надо самим вступать в битву. Всего несколько слов старого колдуна и армия драконов будет здесь. Взгляды молодого человека и старика встретились - они без слов поняли друг друга.

Металлическая дверь темницы с грохотом отворилась, грубо вырывая Мерлина из сна. Артур, так и не сомкнувший глаз за всю ночь, тут же вскочил на ноги, отходя от вошедших ищеек. Двое мужчин ухмыльнулись, и один из них взмахнул кистью, так что руки принца тут же оказались плотно привязаны к туловищу.
- Это что бы ты не махал своими кулачищами.
Ищейка, у которого на поясе Артур обнаружил свой меч, что-то пробубнил под нос и ошейник с тихим щелчком открылся. Колдун бросил его на пол и тут же вцепился в локоть пленника, таща его наружу. Принц, краем глаза успел заметить, как двое других поднимают Мерлина, еле стоящего на ногах. Его лицо было бледным, и вчерашний порез на щеке ярко алел, еще больше подчеркивая нездоровый цвет кожи.
- Мерлин!
Маг перевел на него вполне осмысленный взгляд, но не успел ничего ответить. Один из ищеек встал между ними. Принц сумел все же извернуться по дороге, глядя на то, как тащат под локти его друга. Он шел, слегка шатаясь, но не падал. Его рубаха и куртка с левой стороны пропитались кровью. Мерлин кивнул, показывая, что он в порядке, хотя это, навряд ли, было так.
Коридоры, казавшиеся вчера такими бесконечными, кончились внезапно быстро. Было ранее утро и большинство заключенных, лишенных дневного света и возможности отслеживать время, еще спали. Те, что уже проснулись, бросали им вслед короткие взгляды и спешили отвернуться. Все они знали, куда вели двух связанных пленников, и что те, уже никогда не вернуться даже в свою камеру, не то что на волю. Отсюда никто не возвращался…
У дверей, ведущих из подземелий, стояла Анна. Ее губы растянулись в злорадной улыбке.
- Сегодня на завтрак у нас будет жареное мясо по-королевски. – Ведьма протянула руку к волосам Артура, но тот в отвращении шарахнулся в сторону.
- Убери от меня руки, ведьма, иначе останешься без пальцев!
- Ой, вы посмотрите какой агрессивный! – женщина подошла к Мерлину. – Ты у нас будешь поспокойней? – она подняла руку, что бы погладить его по щеке. Маг отпрянул назад, но почувствовал, что теряет равновесие, голова нещадно кружилась. Две сильные руки, поставили его ровно и довольная Анна прикоснулась пальцами к порезу на его щеке. – Боль… Ах, ты мерзавец!!! – меткий плевок пришелся женщине прямо в глаз. Взбешенная ведьма размахнулась и ударила пленника по лицу. – Тебе повезло, что ты скоро зажаришься на костре! Я обязательно расскажу вашему дружку, как вы корчились и вопили, когда пламя облизывало вашу кожу. – Она отошла в сторону, освобождая проход, и конвоиры потащили свои жертвы вперед по коридору.
Мерлин еле волочил ноги, не поспевая за охранниками.
- Я обещаю, что больше не буду обещать купить тебе бабью юбку, Мерлин. – Артур увернулся от подзатыльника, который попытался отвесить ему один из ищеек, и улыбнулся магу.
- Ловлю тебя на слове, Артур.

На площади, похоже, собрался весь город. Огромная толпа зашумела и загудела, увидев, что пленников вывели из замка. Впереди виднелся огромный аккуратно сложенный костер и высокий столб, к которому их должны были привязать.
Артур столько раз видел, как казнили колдунов и ведьм в Камелоте, как их подводили к костру, как привязывали к столбу, как приносили факел… Он столько раз стоял на балконе рядом с отцом и смотрел на это сверху вниз. И ни разу ему не приходило в голову, что он сам окажется тем смертником, которого ведут на позорную казнь.
Принц никогда не задумывался над тем, каково это знать, что через минуту ты умрешь. Когда Моргауза просила его положить голову на плаху, он отчего-то был уверен - нет, его время еще не пришло. И там был Мерлин, который мог спасти его. Может, уже тогда Артур интуитивно догадывался о роли слуги-идиота в своих многочисленных приключениях… Когда принц шел воевать, он понимал, что может погибнуть. Но эта смерть была потенциальной, теоретической. Он мог погибнуть, а мог и нет. И сила, смелость, отличное владение оружием обычно выручали его, отдаляя тот самый страшный момент.
Теперь никто и ничто не отделяло его от огромного кострища, где через несколько минут они с Мерлином сгорят заживо.

Маг скользил взглядом по толпе, всматриваясь в лица сотни людей. Они пришли сюда поглазеть на интересное представление – казнь тех, кто так долго не давал миру провалиться в яму, которая сейчас поглотила их. Светлый маг и смертный принц, сыгравшие ключевые роли в судьбе Альбиона.
Мерлин уставился на сложенный в центре площади кострище. С первого дня в Камелоте он боялся, что однажды его тайна будет раскрыта и Артур прикажет своим рыцарям сложить для него костер. Он много раз представлял, что принц сказал бы ему и как бы вел себя, когда его слугу заводили бы на постамент и привязывали к столбу. И каждый раз воображаемый Артур вел себя по-разному: то гневно кричал и грозился убить, а потом с удовольствием смотрел на его казнь; то был обижен и, бросив короткое «КАЗНИТЬ!», уходил и не появлялся рядом с отцом на балконе. А иногда Мерлин думал, что он поможет ему сбежать и скажет убираться прочь из Камелота и никогда не попадаться на глаза. Но он никогда не мог представить себе, что Артур будет стоять с ним рядом, разделяя его горькую участь.
Минутная заминка и пленников с новой силой потащили вперед. Возле самого костра руки ищеек вдруг исчезли, и Мерлин почувствовал, что его ноги больше не касаются земли. Его тело поднялось вверх и, пролетев небольшое расстояние, опустилось на маленьком помосте возле столба. Путы, сковывающие тело, внезапно исчезли, но на их месте возникли другие. Они резко дернулись, прижимая мага спиной к столбу, и плотно обмотались вокруг всего тела. Мерлин ощутил, что руки Артура плотно прижаты к его рукам - принц был привязан с другой стороны столба.
Отсюда сверху толпу было видно еще лучше – множество лиц, с интересом наблюдавших за приготовлениями. У некоторых женщин на руках сидели дети, и среди серой массы Мерлин разглядел несколько подростков. Ищейки рассредоточились в толпе и внимательно следили, что бы кто-нибудь буйный на радостях, или наоборот, не решил устроить беспорядок. Охрана кучковалась и у каждого выхода с площади, следя за теми, кто входит и выходит. В какой-то момент гул толпы полностью оборвался и Мерлин поднял взгляд – на широкий балкон вышла Нимуэй. Из-под черной накидки в этот раз проглядывало красное праздничное платье и такие же туфли. Она обвела властным взглядом площадь и остановилась на пленниках, смотрящих на нее снизу вверх.
- Колдуны и колдуньи! Мы собрались сегодня здесь, что бы посмотреть на казнь двух бунтарей. Эти молодые люди хотели разрушить тот мир, что мы успели установить на Альбионе, спустя столько лет разрухи и воин. Этот светлый колдун, – она указала пальцем на Мерлина и все взгляды обратились к привязанному пленнику, на чьей шее красовался прочный металлический ошейник, – сын Балинора, разрушившего Камелот и развязавшего многолетнюю войну. Благодаря ему вы столько лет теряли своих родных и близких. И благодаря его сыну чуть не началась очередная война.
- Ты лжешь! – Артур постарался крикнуть погромче, но его слова увязли в магическом куполе, возникшем вокруг костра. Они могли кричать сколько угодно, но никто не услышал бы ни единого слова. – Ты развязала эту войну, а потом заставила поверить людей будто ты их спасительница! – принц попытался еще раз, но ведьма продолжала свою речь, не обращая внимания на немые старания приговоренного.
- Не надо Артур. Это бесполезно. – Голос Мерлин звучал глухо и спокойно.
Маг устало откинул голову, прислоняясь затылком к пока еще прохладному дереву. На пасмурном утреннем небе собирались черные грозовые тучи.
Наверно, казнь ускорят, пока не пошел дождь. Хотя магический огонь будет гореть не зависимо от погоды. Гореть до тех пор, пока их кости не превратятся в пепел, который ветер развеет над городом.
Уж лучше бы Артур стоял на том балконе и говорил эту речь. Тогда Мерлин сгорел бы один, а принц ушел, даже не взглянув в последний раз на слугу-предателя.
- Прости, Артур, за то, что ты здесь. Я не должен был идти в лес один, тогда бы меня не схватили. И ничего бы не случилось…
- Нет, это ты прости. За то, что я тогда ушел. Алкерон был прав в том, что я эгоистичный слепец. – В голосе принца послышалась печальная усмешка.
Мерлин перевел взгляд на балкон, глядя куда-то за спину Нимуэй. Там в черном плаще стоял кто-то еще.
- Артур, мне кажется, я понял. – Маг перевел взгляд на чернеющее небо. – Я знаю, чего боялся Алкерон.
- И что же это? – принц бросил быстрый взгляд на Нимуэй.
Она вытянула руку вперед, продолжая что-то говорить толпе, но он уже не мог разобрать слов. Кровь шумела в ушах, сердце колотилось, как бешеное, и дыхание сбилось, а он с Мерлином обсуждал страхи Алкерона...
- Он боялся, что не сможет уйти. Боялся, что ему перестало быть все равно. – Мерлин отвернулся от ведьмы, торжественно заканчивающей свою речь, и снова уставился в сгустившиеся тучи. – Поэтому он даже не обернулся. – Маг замолчал.
Он слышал, как Нимуэй начинает читать заклинание, как толпа в напряжении замерла.
- Мне страшно, Артур.
- Мне тоже…
Мерлин, почувствовал, как пальцы принца с силой сжимают его ладонь, и сомкнул свои. Ему показалось, что жар уже начинает волной подниматься у ног, когда раскатистый гром заставил Нимуэй прерваться. Она подняла раздосадованный взгляд на небо и снова вытянула руку, начиная сначала.
Эта минутная заминка показалась Мерлину жестокой насмешкой судьбы, дающей смертникам еще немного времени. Маг безразлично посмотрел на тучи, приобретшие какой-то странный оттенок и закрыл глаза. Наверно, будет ураган…
Тихий шум в толпе заставил Мерлина распахнуть глаза и почувствовать, как сердце пропускает пару ударов. Он моргнул несколько раз, не позволяя вспыхнуть ложной надежде. Пальцы Артура сжались еще сильнее, и он услышал его хриплый голос.
- Это же… Это… - Он задохнулся, не в силах произнести эти слова и чувствуя, как Мерлин по другую сторону столба застыл словно изваяние, глядя на падающие с неба фиолетовые снежинки…

- Какого черта? – Нимуэй уставилась на затянутое черными тучами небо и снег, имеющий столь необычный цвет.
Какой-то шутник решил не вовремя развлечься, и он обязательно заплатит за свои выходки. Ищейки внизу крутили головами, пытаясь разглядеть в толпе колдуна, но никто не ожидал услышать насмешливый голос с вершины башни.
- Не ждали?
Головы всех присутствующих тут же оказались задраны кверху, что бы поглядеть на смельчака, посмевшего вмешаться в ход казни. Нимуэй резко обернулась.
- Ты?! Пришел поглядеть на смерть своих приятелей? – голос женщины из насмешливого стал холодным и злым: – Схватить его!
Двух слов было достаточно, и ищейки, словно только этого и ждавшие, все, как один. рванулись в стороны входов в замок. Каждый гадал, как психу удалось забраться на крышу, но все были уверенны, что уйти оттуда, кроме как спрыгнув вниз и сломав себе шею, ему не удастся.
Мерлин и Артур с напряжением смотрели на маленькую фигурку, застывшую наверху. Колдун ухмыльнулся, глядя на толпу охраны, бросившуюся за ним, и совершил, по мнению Мерлина, просто идиотскую вещь.
- Простите, ребята, но быть пойманным больше не входит в мои планы!
Он вскочил на самый край стены и, махнув рукой взбешенной Нимуэй, спрыгнул вниз.
Толпа загудела, не понимая в чем дело, и терпение ведьмы, похоже, лопнула. Она резко развернулась к площади и с силой швырнула в костер обычный огненный шар. Солома и мелкие ветки тут же вспыхнули, начиная едко дымиться. Народ, уже не рассчитывающий увидеть казнь, загудел с удвоенной силой. Кто-то подбросил еще парочку заклинаний, разжигая пламя сильнее, когда с той стороны замка, куда только что прыгнул Алкерон, раздался оглушительный рев.
Мерлин заставил себя оторвать перепуганный взгляд от разгорающихся под ногами поленьев и уставится в небо. Из-за той самой башни, где скрылся колдун, размахивая огромными кожаными крыльями, вылетел дракон. С бешеным ревом, он поднялся в небо над замком и сделал один единственный круг, после чего резко спикировал вниз, посылая в ошарашенных людей огненную струю.
На площади поднялась паника. Большая часть колдунов бросилась врассыпную, пытаясь сбежать. Некоторые, образовав над собой защитные купола, швыряли в дракона всевозможными заклинаниями. Ищейки, не успевшие зайти в замок, тоже заняли оборону. Сквозь гам и драконий рев Мерлин услышал голос Нимуэй, раздающий приказы. Ведьма, стоя на балконе под огромным волшебным щитом, защищавшим ее от драконьего пламени, что-то кричала своим ищейкам, время от времени посылая проклятья в дракона.
Маг не сразу понял, что волшебное животное действовало не само. Между крыльями у самого основания шеи сидел Алкерон, вцепившийся в шкуру громадной рептилии. И, на сколько ему было видно со своего постамента на костре, колдун прямо-таки сиял от счастья. Когда дракон выпускал очередную струю огня, он что-то радостно завопил, но из-за шума не было ничего слышно. Пока Мерлин раздумывал откуда Алкерон добыл дракона, послышался возбужденный голос Артура:
- Да тут целая армия!!!
Маг поднял взгляд, осматривая небо над площадью, и обомлел. С разных сторон к замку летели еще несколько рептилий, и у каждого на спине восседал наездник.
- Откуда они взялись???
- Это… Это отец…
Мерлин не мог поверить своим глазам, но больше никто не мог достать в считанные часы армию верных драконов и натравить их на замок Нимуэй. Судя по всему, Алкерон встретил Балинора раньше, чем успел добраться до пещер.
- Черт! Где этот проклятый Алкерон?
Артур задергался, пытаясь высвободится из прочных пут, и Мерлин тут же догадался почему. Костер, про который все забыли, уже начал разгораться. Огонь добрался до сухих поленьев и теперь в воздух поднимался черный дым, закрывая пленникам обзор и перекрывая доступ свежего воздуха.
Раздался страшный грохот – один из драконов мощным ударом лапы разрушил смотровую башню, и камни полетели градом на площадь. Одну из стен, окружавших замок, постигла та же участь. Ищейки бросились прочь, спасая свои жизни. Те, кто были поумнее, швыряли заклинания из окон замка и домов. Целая толпа, оказавшаяся каким-то образом на стене, полетела за ее пределы, сбитая крылом одной из рептилий. Раздался громовой голос Нимуэй и Мерлин увидел, как самый маленький дракон, не имевший наездника, замертво падает вниз.
От дыма начали слезиться глаза, и появился сухой кашель. Нужно было позвать на помощь! В этот самый момент, словно услышав его мысли, один из драконов направил свою огненную струю прямо на балкон. Она не достигла Нимуэй, но отскочив в узорчатую колонну, разрушило ее. Камни полетели прямо на ведьму, и она инстинктивно отскочила в сторону. Мерлин почувствовал, что немой купол, окружавший их на костре, рассыпался, и что есть мочи завопил:
- АЛКЕРОН!!!
Кашляя и задыхаясь, Артур вторил слуге, через раз чертыхаясь и клянясь прикончить патлатую сволочь. В конце концов, колдун то ли вспомнил зачем пришел, то ли услышал призыв о помощи, но он развернул своего дракона в сторону костра. На секунду Мерлину показалось, что сейчас рептилия сожрет их вместе с деревянным столбом, но, подлетев к постаменту, дракон резко взмыл вверх, сбрасывая седока. Алкерон еле удержался, в последний момент, схватившись за столб, и чуть не полетев в костер.
- Какого черта ты вернулся, мерзкий худощавый ублюдок!? – Артур не мог сдержаться.
Страх и злость, накопившиеся за прошедшую ночь, наконец, нашли козла отпущения.
- Могу и уйти, если не нравится, ваше высочество! – колдун вынул из-за пояса новенький кинжал и принялся разрезать путы.
- Что случилось? – голос Мерлина вдруг тоже сделался едким, хотя еще секунду назад он готов был задушить Алкерона в крепких дружеских объятьях, если б не был привязан. – Злая ведьма снова обманула доверчивого Алкерона?
Колдун, похоже, даже не слышал, что сказал ему маг, продолжая с бешеной скоростью разрезать веревки.
- Она разбилась. – Кашляя от едкого дыма, он развернулся и одним взмахом заставил пламя застыть на несколько минут. – Я пришел за добавкой, но теперь, похоже, придется вас спасти.
- Ах, значит придется!
Стоило рукам Артура оказаться на свободе, как он тут же попытался вцепится мерзкому предателю в волосы, но был остановлен Мерлином. Постамент под их ногами был слишком узким, что бы устраивать возню, да еще и втроем.
Последняя веревка упала в костер, и пленники кубарем скатились вниз, минуя застывшее пламя. Алкерон поспешил прыгнуть следом, прежде, чем замораживающее заклятье спало, и огонь не взметнулся вверх, облизывая столб, к которому только что были привязаны Артур и Мерлин.
- Славный вышел бы шашлык! – колдун отшатнулся подальше от пламени, но тут же был сбит с ног налетевшим на него Артуром.
- Ты – бессовестная скотина! Я тебя сейчас сам зажарю, гад! – сцепившись в плотный клубок, они катались по земле, стараясь ударить друг друга, как можно больнее.
- Хватит! Прекратите! Артур! – Мерлин, кое-как поднявшийся на ноги, вцепился в плечи принца, пытаясь отцепить его от колдуна. Тот вместо того, что бы колдовством скинуть с себя ополоумевшего молодого человека только все ухудшал пинаясь и царапаясь, словно спятивший кот. – Да прекратите же!!! – маг в отчаянии схватил Артура за шкирку, не зная, что еще можно сделать, за что тут же получил локтем в живот и с воем согнулся по полам.
Его крик остудил принца и тот мгновенно оставил Алкерона в покое.
- Мерлин? Ты в порядке?
Он подскочил к побледневшему слуге.
- Спасай вас после такого, ваше высочество! – вскочивший на ноги колдун недовольно одернул куртку, высокомерно глядя на Артура. – Вы опасны для общества!
- Хватит… - Мерлин кое-как разогнулся одной рукой держась за рану на боку, а другую перекинув принцу через плечо. – Сними ошейник.
Маг уставился на колдуна, не решавшегося подходить к взбешенному принцу ближе. Он чувствовал, что пальцы Артура все еще трясутся, после пережитого кошмара, когда они думали, что все кончено. И не мог винить его в том, что тот сорвался.
Алкерон с опаской подошел к Мерлину с другой стороны, следя боковым зрением за свободной рукой принца.
- Только пальцем меня троньте, сир, и скормлю вас своему ручному дракону.
Стоило колдуну вспомнить о рептилиях, как тут же послышался еще более страшный грохот, и сверху посыпались камни. Троица поторопилась отойти подальше от центра событий, забиваясь под одну из арок в стене.
Выжившие ищейки продолжали бесполезные попытки сладить с драконами, рушившими все вокруг и сжигающими заживо убегающих людей.
Алкерон сунул руку куда-то в карман и долго-долго ковырялся, пытаясь что-то достать, так что Артур снова начал выходить из себя. Он краем глаза заметил, как с болотного цвета дракона спрыгнули двое мужчин и бросились в замок. В руке одного из них была странная деревянная палка, похожая на посох.
Нимуэй все еще находилась на балконе. Один единственный, но самый большой, черный дракон атаковал ведьму раз за разом, и принц рассмотрел на его спине знакомую фигуру. Балинор. Он и Нимуэй что-то кричали друг другу, швыряясь попутно заклятьями, но не могли достать противник. Даже отсюда Артур видел, как сверкали золотом глаза колдуна, пришедшего на помощь сыну.
- Нашел!
Радостный вопль колдуна заставил принца отвлечься. Тот достал из кармана какой-то черный вытянутый кристалл и приложил его к ошейнику Мерлина. Послышалось шипение, и прочный металлический обруч разъело в том месте, где его коснулся волшебный артефакт. Алкерон вцепился руками в края ошейника и, разведя их в разные стороны, освободил шею Мерлина. Маг облегченно вздохнул, словно, с него только что сняли удавку. Наверное, для колдунов это так и было, но Артур затруднялся представить.
- Все, представление окончено! Нужно возвращаться в пещеры! Если выйдем за пределы города, я смогу переместить нас. – Алкерон схватил Артура за локоть и потащил в сторону выхода.
- Нам не нужно в пещеры, нам надо в Камелот!
Принц дернул колдуна в сторону другого выхода, видя, что через эту арку им свободно не пройти. Вся дорога была завалена обломками разрушенных стен, а Мерлин и так еле передвигал ноги.
- Вы спятили, ваше высочество? - Алкерон зашипел, не хуже змеи, и маг даже удивился, как может слышать его голос во всем этом шуме. – Еще не наигрались в героя на костре? Или хотите, что бы вас повесили в родном Камелоте?!
- Кретин, какого черта нам идти в проклятые пещеры, когда твой тупой осколок не работает!!! – Артур вцепился в воротник его куртки и попытался встряхнуть, но одной рукой делать это было не очень удобно.
- Ты надышался дымом? У меня оба осколка и мы…
- Алкерон, осколок Нимуэй не работает… Она испортила его… - Мерлин, тяжело дыша, смотрел на шокированное лицо колдуна. – Ты… Разве ты не из-за этого вернулся?
- Я… - Алкерон растерянно открывал и закрывал рот, не зная, что ответить – Я… - Он вдруг зло топнул ногой и с бешенством разнес ближайший камень магической волной. – Какого черта?! Проклятье!!! Этого просто не может быть! – он вынул оба осколка из кармана куртки, сжимая их трясущимися от досады руками и глядя на свое отражение.
- Значит, я был прав, Артур… Я был прав… - Мерлин улыбнулся вымученной улыбкой, чувствуя, что больше не в силах стоять.
- Мерлин! – принц подхватил потерявшего сознание мага и опустился на землю.
Раздался жуткий рев и дракон, на котором сидел Балинор, упал на площадь, погребая под собой оставшихся там ищеек. Сам колдун исчез из вида и Артур не мог сказать наверняка: жив ли старик или оказался придавлен мертвой рептилией. Оставшиеся твари продолжали громить горящий полуразрушенный город. Из недр замка слышались дикие крики, и уже через секунду принц понял в чем дело. Двое мужчин, один из которых махал над головой посохом, распахнули главные ворота здания, и наружу выбежала целая толпа колдунов в рваных, грязных одеждах. Обезумевшие от длительного заключения и опьяненные долгожданным чувством свободы, они неслись через площадь, бросая заклятьями в попадавшихся на пути колдунов, не разбирая были то ищейки или просто жители, оставшиеся защищать город.
На одной из стен, где должна была быть охрана, Артур увидел близнецов Гаюсов, которые дрались с тремя колдунами. На поясе у одного из темных он вдруг заметил блеснувшее лезвие своего меча. В тот же миг, словно, один из Гаюсов услышал его мысли, поверженный ищейка с воплями рухнул со стены.
- Алкерон, помоги Мерлину. Я сейчас. – Он осторожно опустил бесчувственного мага на землю и бросился через площадь за своим оружием.
- Куда ты, чертов псих!? Я тебе не лекарь! – Крик Алкерона потонул в драконьем реве, и он поспешил скрыться обратно под арку, возвращаясь к растянувшемуся на земле Мерлину. – Черт бы тебя побрал, Мерлин! Вечно с идиотами, вроде тебя, случаются какие-нибудь неприятности!
Колдун присел на корточки, задирая разодранную рубаху Мерлина и осматривая порез. Длинный кинжал Анны прошел насквозь и, похоже, задел крупные сосуды. Удивительно, что маг еще жив. Алкерон потянулся к шее раненого, что бы проверить пульс и замер, заметив краешком зрения темную тень, приближавшуюся к ним. Он в мгновение ока оказался на ногах и с развороту швырнул в темного огненным шаром.
- Ай-яй-яй, смотрю, ты так и не научился уважать старших с нашей последней встречи. Брошенный колдуном магический сгусток рассыпался волшебной пылью прямо у самой груди Арлие и тот довольно улыбнулся.
- Тебе лучше оставить нас в покое, Арлие, пока я не наколдовал для тебя еще один гроб! – Алкерон оскалился. Их взгляды встретились.
- Тебе понравилось мое маленькое представление у водопада, мой драгоценный свободолюбивый друг?
- Я так и знал, что это твоих рук дело, трусливый мертвец! - в ответ на негодующий вопль Арлие расхохотался.
- Вы такие забавные, люди! Всегда меня веселите, обвиняя в собственных страхах. – Демон медленно обошел Алкерона по кругу, бросая насмешливый взгляд то на него, то на Мерлина. – Ты сам разбил колбу, сам решил вернуться, сам пошел их спасать. Я не заставлял тебя… – Арлие подошел сзади к колдуну, почти вплотную и прошептал на ухо, как будто боялся, что в этом гомоне его кто-то может услышать - Я всего лишь немного освежил твою память…
- Я отомщу тебе за это, Арлие, попомни мои слова… - Алкерон досадливо сжимал и разжимал кулаки, понимая, что пронырливого черта сейчас ничем не возьмешь.
- Я так не думаю, мой драгоценный друг. – Демон снова показался в поле зрения колдуна и, остановившись в нескольких шагах, улыбнулся абсолютно счастливой улыбкой. - Сегодня ты устроил мне славную пирушку и мои силы восстановились окончательно. Даже больше, чем нужно. И все благодаря тебе! – Арлие отвесил Алкерону шутливый поклон. – Спасибо, мой друг.
- Спасибо в карман не положишь! – колдун скривился, понимая, что вместо ужасной мести все вышло наоборот.
- Конечно! И именно поэтому ты можешь положить в мой карман свое кольцо! – он демонстративно оттянул широкий карман своего плаща и показал на него взглядом недоумевающему Алкерону.
- Я-то думал, что благодарность подразумевает под собой получение чего-то ценного, а не наоборот. Просвети-ка меня, «мой друг»! А то может, ты случайно стер это из моего мозга, пока ковырялся в моей памяти? – колдун скрестил руки, а Арлие многострадально закатил глаза.
- А Мерлина кто спасать будет? Я что ли? – демон положил руку на сердце и с укором посмотрел на колдуна. – Помилуй, Алкерон, на моей памяти еще ни один человек не боялся быть вылеченным и спасенным. Я демон страха, а не лекарь и помочь, увы, не в силах.
- А я темный колдун и лечить умею не лучше, чем ты.
- Боюсь, что у вас с Мерлином есть некоторые магические привилегии по отношению друг к другу. Так что тебе лучше расстаться со своей безделушкой, пока он не умер.
Лицо Алкерон выражало крайнее недовольство, но он не успел ничего сказать.
- Это правда?
Демон и колдун обернулись на голос: к ним подошел Артур. В его правой руке красовался окровавленный меч, на лице и одежде виднелись брызги крови.
- Ах, принц Артур. Чудненько. Смотрю, вы больше не боитесь тайны вашего слуги? - Арлие изогнул бровь, с интересом разглядывая лицо принца. – Жаль, конечно. Ваш страх мне особенно нравился.
- Отправлялся бы ты в ад! – Артур тут же ощерился при воспоминании о том, что случилось на поляне, но демон не обратил на него внимания и снова повернулся к колдуну.
- Алкерон, я жду. Вот и Артур весь уже изнервничался по поводу здоровья своего друга, а ты все медлишь. Я, право, нынче сыт всеобщими страхами и, если его высочество еще немного поволнуется, меня начнет тошнить. – Демон протянул ладонь колдуну, ожидая, когда тот положит на нее кольцо.
- Да я скорее…
- Если ты его снимешь, ты сможешь спасти Мерлина? – Артур напряженно уставился на Алкерона.
- С каких это пор вы верите всяким «лживым колдунишкам», сир?
- Хватит! – кончик Артуровского меча в мгновение ока оказался у самого лицо колдуна.
- Если Мерлин умрет, вы никогда не вернетесь домой. А пока что у вас есть шанс. По крайней мере один. – Арлие прищурился, наблюдая за борьбой, отразившейся на лице Алкерона. Колдуну порядком надоело выбирать, и он, по-звериному рыкнув, одним движение стянул с пальца кольцо и бросил его в демона. Тот ловко поймал артефакт и улыбнулся. – Вот так. И да, кажется, у вас гости!
Демон хохотнул, показывая пальцем куда-то за спины друзей. Полы его плаща взметнулись вверх, и он исчез, оставляя Алкерона и Артура один на один с взбешенной, потрепанной Анной.
- Вам не сбежать, жалкие твари!
В глазах женщины горела звериная злоба, лицо исказилось от ярости, сжигающей ее изнутри. Ее плащ был порван и дымился в нескольких местах.
Она подняла руки, осыпая беглецов проклятьями и уворачиваясь от ответных. Расстроенный всем произошедшим Алкерон принялся кружить вокруг обезумевшей ищейки, бросая в нее все возможные заклятья. Артур постарался отойти подальше, что бы не попасть случайно под горячую руку. Несколько шаров все-таки умудрились полететь в его сторону, но магия волшебного меча сработала, как полагается.
Принц напряженно следил за тем, как в узком пространстве два темных колдуна срывают друг на друге злость. Уставшая Анна явно сдавала позиции: ее заклинания были более однообразными, и она чаще пропускала меткие нападки Алкерона, пробивающие ее защиту. Костоломное проклятье оказалось в их числе...
В тот самый момент, когда с губ женщины слетало какое-то сложное заклинание, Алкерон метнул ей в грудь магическую волную. Раздался громкий хруст, так что Артуру на секунду показалось, будто рев дракона был всего лишь писком комара, и Анна застыла в странной позе, так и не закончив своего проклятья. На лице Алкерона играла злорадная улыбка, в его глазах светилось безумство победителя. И принц вдруг понял, что разделяет его чувства.
- Думаешь… Что победил меня?.. Мерзкий предатель…
Ведьма улыбнулась такой же сумасшедшей улыбкой, которая только что играла на лице Алкерона. Ее глаза засверкали золотом, подчиняясь бессловесному заклятью, направленному на противника. Колдун напрягся, предчувствуя, что спятившая ищейка припасла для него козырь в рукаве, но последнему удару так и не суждено было свершиться. Глаза женщины испуганно распахнулись, и золотой огонь тут же погас, уступая месту изумлению и страху. Алкерон опустил взгляд на торчащее из ее живота окровавленное лезвие меча и молча уставился на принца. Тот наклонился к уху Анны и яростно прорычал.
- Это тебе за Мерлина, ведьма. – Одним рывком он вытащил лезвие из тела женщины и она, как подкошенная, рухнула на землю. Артур бросил усталый взгляд на Алкерона и повернулся в сторону выхода из города. – Проклятье… - колдун тоже проследил за его взглядом, предчувствуя недоброе, и не ошибся. Что бы ни случилось с Нимуэй, она, похоже, вызвала подкрепление, потому что в город тянулась целая вереница ищеек, уже атаковавших оставшихся драконов. – Нужно убираться скорее. Здесь есть другой выход?
Артур поспешил к бессознательному Мерлину и осторожно перекинул его через плечо. На его счастье, маг не отличался упитанной комплекцией. Они бросились на площадь, но одна из толстых колонн только что упала под напором дракона и перегородила дорогу. Где-то на той стороне остались сражаться маги, пришедшие им на помощь, и Артур очень сожалел, что не успел их поблагодарить. Балинора и Нимуэй не было нигде видно, но из замка то и дело вылетали мощные проклятья, освещавшие площадь. Тут и там полыхали пожары от драконьего огня, кругом лежали тела, большинство из которых были одеты в черные плащи охраны. Артур замер на месте, не зная куда бежать. Ищейки, несущиеся в город, уже бросали проклятья в сторону беглецов, когда Алкерон задрал голову к небу и довольно улыбнулся. Прямо к ним летел тот самый дракон, на котором колдун начал эту бешеную битву. Здоровенная рептилия опустилась на поваленную колонну и, внимательно разглядывая людей, опустила крыло, предлагая взобраться. Алкерон тут же вскарабкался на спину дракона и с помощью заклинания левитации перенес Мерлина, бурча под нос и усаживая бесчувственное тело перед собой. Артур влез следом и понял, что оказался на месте рулевого возле основания шеи дракона.
- И что надо делать? – не имея понятия, как управлять драконом, он растерянно схватился за выступающие из его шеи прочные шипы.
- Скажи ему: ВПЕРЕД!!!
Воинственный вопль Алкерона разнесся над площадью и дракон, ни секунды не медля, взмыл вверх, оставляя раздосадованных ищеек внизу. Магические шары, достигавшие его шкуры, не приносили огромному зверю никакого вреда, хотя его крылья и лапы в нескольких местах были ранены, очевидно, самыми удачливыми ищейками. Вместо того, что бы сразу же лететь прочь от замка, дракон сделал круг над городом, издавая странные утробные звуки.
(Продолжение в комментариях)

Комментарии
2012-05-05 в 06:17 

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин
Артур выгнул спину, стараясь разглядеть, что происходит внизу и увидел, что еще три дракона опускаются к площади и подбирают своих наездников. Оставшиеся в живых рептилии продолжали громить город, но без особо энтузиазма. Видя, что их соратники, уносят на своих спинах магов, они оживились и будто по команде бросились на башни замка Нимуэй, еще державшие свою оборону. Артур постарался пригнуться, как можно ниже к шее дракона, потому что от холодного ветра начали слезиться глаза.
- Как там Мерлин?
- Как обычно дрыхнет во время такого интересного приключения. – Алкерон, похоже, и вовсе забыл про то, что перед ним сидит полуживой маг, и довольно вертел головой по сторонам.
- Придурок, сделай что-нибудь! Иначе он умрет! А если он умрет, то и тебе не долго жить останется.
- Черт бы вас побрал с вашими угрозами. Придумайте что-нибудь новенькое уже, а то, следуя вашим обещаниям, я уже сотню раз должен был умереть и воскреснуть.
- Прекрати трепаться и сделай что-нибудь полезное!
- Вы мне тут не указывайте, ваше высочество. Возьму и сброшу сейчас вас с дракона. Вон в реку, что бы искупались и остыли. – Алкерон ткнул пальцем вниз, но Артур даже не обернулся посмотреть.
Ну, и какого черта ему делать с этим Мерлином? Что он должен сотворить? Молодой человек прислушался к своим ощущениям, пытаясь нащупать магию Мерлина у себя внутри. Связь работала, он был уверен, но маг был без сознания, поэтому ничего почувствовать не удавалось. Только бок снова противно заныл, напоминая о кинжале ныне покойной Анны.
Арлие отобрал у него кольцо, значит все дело в их магической связи. Мерлин тогда каким-то образом сумел отдать ему часть своей магии, что бы спасти. Но это же Мерлин! А он вовсе не светлый колдун с манией всеспасения!
Алкерон даже тихонько взвыл от безысходности ситуации и кошмарного нежелания делится своей силой. Одно дело, если бы Мерлин тянул из него силу (и получил бы морде, конечно!) и другое дело отдавать ее добровольно.
- Я тебе не благотворительная казна магии, Мерлин! Мог бы и сам себя вылечить.
Он ткнул пальцем в плечо бессознательного мага. Естественно это не возымело никакого эффекта. Лицо Мерлина оставалось таким же бледным и даже каким-то серым. На долю секунду Алкерон даже испугался, что тот умер, и пора сбросить Артура вниз, пока принц не взялся за осуществление своего обещания. Но он ощущал магию Мерлина, и это означало совершенно противоположное.
Скрипя зубами и чувствуя себя полным идиотом, колдун опустил руки, прижимая ладони к ране на боку. Бесчувственное тело тут же всей тяжестью навалилось на Алкерона, и он покрепче сжал бока дракона ногами, что бы при очередном снижении или взлете не слететь вместе с обузой вниз.
– Будь ты проклят, Мерлин. Что бы я еще когда-нибудь связался со светлыми колдунами….
Закатывая глаза и недовольно сопя, он постарался сосредоточится, не представляя на чем вообще нужно сконцентрироваться. Представить, как он чувствовал на шее Мерлиновскую удавку? Нет, это не то. Может на боли в своем боку и попытаться вылечить, как будто бы себя, но на самом деле Мерлина? Запутавшись в формулировке и логике собственной мысли, Алкерон пришел к выводу, что это тоже не подходит. Спереди послышался возмущенный голос Артура.
- Ну?
- Да заткнись ты, не мешай!
Может, сосредоточится на убийстве Артура? А что, хорошая мысль! Представить, как он душит его высочество рядом с трупом Мерлина…. Нет, пожалуй, труп Мерлина не очень подходит под лечебное заклинание.
Что там было, когда сам маг его лечил: волшебные нити тянулись от его рук и проникали прямо внутрь. Это было странно, но тогда он уже был в сознание. А до этого было что-то еще. Он видел это пока не пришел в себя… Водопад! Чертов водопад с чего чертовым волшебством!
Магические потоки воды стекали по коже, по лицу, груди, рукам, но не на пол. Они впитывались в кожу, оплетая тело плоскими щупальцами. Не такими, которые тянулись от амулетов или в лесу. Другие. Светлые, приносящие умиротворение и наполняющие силой.
Алкерон опустил взгляд на свои руки, преследуемый ощущением, словно, по ним все еще бегут волшебные струи воды. Нет, никакой воды. Только темные нити, тянущиеся от его пальцев к ране Мерлина. Он закрыл глаза, ощущая, как по телу светлого колдуна, растекается его собственная темная магия, оставляя в каждой клеточке свой след. Это приносило странное удовлетворение…
В памяти вспыхнуло воспоминание о том, когда он стоял в воде, очарованный водопадом. Он хотел забрать силу Мерлина себе. Что ж, сейчас он был как никогда близок к этой цели, ощущая, как его собственная сила оплетает магию Мерлина, заставляя подчиниться и излечить тело своего хозяина. Алкерон злорадно ухмыльнулся.
Колудн не знал сколько продолжалось это странное состояние полутранса. Он ощущал, как в лицо бьет холодный ветер, чувствовал магию дракона под собой, но в тоже время не мог оторваться от происходящего. Голос Артура, донесшийся откуда-то издалека, казался досадной неприятностью, заставляющей открыть глаза и проверить в чем дело. Оказалось ни в чем, как обычно его ослиное высочество, вытаращив глаза, пялилось на Алкерона, как будто тот только что восстал из мертвых. Губы принца шевелились, но колдун никак не мог разобрать, что тот говорил. Наконец, он собрал в кучку расползающиеся мысли.
- Что ты делаешь? Я просил помочь ему, а ты из него тянешь силу? – Пендрагон не мог отлепиться от шеи дракона и все, что ему оставалось, это обернуться через плечо и гневно вопрошать о происходящем.
- Артур, ты идиот… - Слова Мерлина, заставили обоих вздрогнуть от неожиданности. Маг открыл глаза и вопрошающе уставился на Артура, не понимая, где они находятся. – А что случилось?
- Ты уничтожил сотню ищеек, убил Анну и Нимуэй, воскресил Камелот, и мы возвращаемся домой! – радостно провозгласил Алкерон.
- Правда? - глаза молодого человека расширились от шока: что-то он ничего такого не припоминал.
- Размечтался! – колдун, чье магическое покорение силы Мерлина так не вовремя прервали, быстро убрал руки с живота вылеченного волшебник и отпихнул его от себя. – Разлегся тут! Я тебе подушка, что ли?
Мерлин бодро выпрямился, ухватившись за торчащий рог дракона, и Артур, наконец, облегченно вздохнул, видя, что маг не отправляется на тот свет из-за деяний Алкерона.
- Ты в порядке? – он все-таки решил уточнить, вдруг это опять какой-нибудь магический трюк с иллюзией.
- Лучше не бывает! – Мерлин довольно улыбнулся, вертя головой по сторонам.
- Да уж, по тебе не скажешь, что пару минут назад ты готов был сыграть в ящик.
Маг приподнял рваную рубаху, разглядывая тонкий белый шрам, оставшийся от раны, словно она зажила сто лет назад. Сзади пыхтел Алкерон, но Мерлин чуял, что тот скорее недоволен и чем-то раздосадован, чем действительно зол. Он чуял… Да, он снова чувствовал его магию!
- А где кольцо!?
От неожиданной загадки маг попытался вскочить, чуть не повторив свой трюк в лодке Нореклы, но Алкерон, чертыхаясь, резко дернул его назад. Артур удивленно обернулся.
- Идиот. Я что зря на тебя силы потратил, что бы ты свалился на землю и превратился в отбивную для местных тварей? Но если ты так этого хочешь, я помогу тебе, придав ускорения.
Колдун недовольно скрестил руки на груди. Хорошо, что он не лекарь и никогда им не будет: пациенты - просто неблагодарные кретины.
- Значит, ты его выкинул. – Мерлин ехидно усмехнулся, слыша, как Алкерон сзади чертыхается.
- Твой драгоценный друг его забрал! Что бы спасти твою безмозглую задницу! Будь моя воля, я бы бросил тебя там на растерза…
- Ага, я так и подумал. – Маг отмахнулся от дурацких объяснений и обратился к Артуру. – Мы в Камелот?
- Сам посмотри. – Принц улыбнулся через плечо и ткнул пальцем вниз.
И Мерлин и Алкерон дружно вытянули шеи – впереди виднелись темные полуразрушенные башни некогда великого Камелота.

     

Сезон "П"

главная