06:20 

Зазеркалье. Глава 27. Замкнуть круг.

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

ракон, доселе летевший прямо, вдруг резко пошел на снижение, так что троим седокам пришлось крепче вцепится в его шкуру. Трое других рептилий, несущих на своих спинах магов, сделали несколько кругов над Камелотом и разлетелись в разные стороны, унося спасителей прочь.
Огромный зверь мягко приземлился на заросшую дорогу, ведущую к главным воротам в город, и опустил крыло. Артур, впервые совершивший такой полет, чуть ли не кубарем скатился вниз, с радостью ощущая под ногами твердую землю. Вслед за ним столь же неуклюже спрыгнул Мерлин, умудрившийся в самом конце зацепиться ногой за ногу и чуть не ткнуться носом в землю. Алкерон на этот раз тоже не отличился особой грацией, но хотя бы устоял на ногах и тут же обернулся к огромной зверюге.
- Жаль, что придется его отпустить! – он с сожалением поглядел на милую домашнюю зверушку Балинора и махнул рукой, показывая, что дракон свободен.
- Спасибо! – Мерлин улыбнулся волшебной рептилии, и Артуру показалось, что зверь в ответ тоже изобразил что-то вроде улыбки. С громким радостным ревом дракон оттолкнулся от земли и полетел прочь. Маг смотрел ему вслед и вдруг резко обернулся к спутникам, глядя на них испуганными глазами. – А где мой отец? – он переводил тревожный взгляд с одного на другого, но те, похоже, не знали, что ответить.
- Он дрался с Нимуэй, когда ты потерял сознание. А потом… - принц замялся, не зная, стоит ли говорить правду, ведь он был ни в чем не уверен. В конце концов, он решил сказать, как есть, – В общем, его дракон погиб, но что случилось с самим Балинором, мы не знаем. – Он бросил вопросительный взгляд на Алкерона, но тот безразлично пожал плечами, потому что на повелителя драконов и вовсе не смотрел.
- А Нимуэй? Что с ней? – Мерлин покосился на Алкерона, но решил, что от Артура добьется больше.
- Я не знаю. После того, как дракон упал, и она, и твой отец скрылись из виду. Мы больше их не видели. Но мне показалось, что в замке была драка. Возможно, они были там.
- И мы что, мы просто улетели? Оставили его там? Но…
- О, будь проклят твой длинный язык, Пендрагон. Не мог смолчать, что ли? – Алкерон растолкал спутников локтями и пошел в сторону Камелота, продолжая возмущаться. – Сейчас начнется: надо всех спасти! Надо вернуться! Так нельзя! Так неможно! Тьфу! – он развернулся сверкая глазами. – Мы пришли спасать ваш дурацкий Камелот. Давайте покончим с этим быстрее, и будем думать, что делать дальше!
- Но…
- Мерлин, он прав. Нам нельзя задерживаться. – Артур положил руку на плечо мага. – Что бы ни случилось с твоим отцом, он сражался за тебя, что бы мы могли выбраться и разрушить проклятье. Ему выпал шанс все исправить, и он им воспользовался. Нам надо торопиться. Возможно, Нимуэй или ее ищейки уже направляются сюда – нельзя терять ни минуты. – Он сжал пальцы, дожидаясь кивка, и опустил руку.
- Идем. – Мерлин поспешил вслед за успевшим уйти на довольно большое расстояние Алкероном и Артур последовал за ними.
Ворота города встретили их своей зловещей пастью. Не смотря на утро, хотя погода и была пасмурной, около самого города, казалось, стало еще темнее. А внутри и вовсе стояли холодные сумерки. Мерлин вдруг удивился тому, что замок больше не излучал той страшной темной энергии, которую он чувствовал в прошлый раз. Или это ощущения самого мага так изменились… Молодой человек покосился на Алкерона – тот, нахмурив брови, вглядывался в видневшиеся отсюда улицы. Не смотря на всю свою решительность и смелость, колдуну тоже было не по себе рядом с проклятым городом. Только Артур выглядел более-менее спокойной. Он пережил ужас разрушенного дома в их прошлое посещение замка, а темные силы, окружившие город, не могли быть почувствованы смертным.
Троица не спеша подошла вплотную к воротам и осторожно, словно те грозились рухнуть, вошли внутрь. Кажется, каждый из них задержал дыхание, опасаясь, что вот-вот небеса разверзнуться и произойдет нечто ужасное, но ничего так и не случилось. Когда они оказались внутри крепостной стены, вокруг воцарилась какая-то мертвая тишина.
- Ты можешь перенести нас сразу в тронный зал? – принц посмотрел на колдуна, вертящего головой по сторонам.
- Я никогда не был в этом зале и не могу представить место, куда мне нужно переместиться. – Он покачал головой и не смог удержаться от ехидства. – Боитесь оттоптать ноги, преодолевая столь большие расстояния без лошади или дракона?
- Да нет, я просто не хотел наступать на них.
Принц кивнул головой куда-то под ноги Алкерона. Тот опустил взгляд и с отвращением сделал пару шагов назад – под его сапогом хрустнула почерневшая кость. Он оглядел дорогу, ведущую через улицы к замку, вся земля была усеяна останками бывших жителей.
- Я могу представить. – Голос решил подать Мерлин и тут же встретился с удивленным взглядом принца.
- Ты тоже умеешь перемещаться?
- Нет, но Алкерон умеет. – Маг приподнял бровь, протягивая колдуну руку, но тот не двинулся с места.
- Ты в своем уме, Мерлин? Хочешь, что бы тебя стало в два раза больше? Одна половинка тут, другая половинка там. Это очень удобно, наверно, быть в двух местах одновременно.
- Не будь столь пессимистичен. Попробовать-то можно!
- Пробуйте сами, я пойду пешком.
Колдун за милю обошел протянутую руку молодого человека, что бы тот не успел его схватить, и направился в сторону замка. Артур не знал, стоит ли ему радоваться, что его или Мерлина не распополамит во время неудачного перемещения или все-таки огорчится перспективе идти по костям своих подданных и рыцарей. В прошлый раз они как-то сделали это, проделав путь туда и обратно, но тогда оба были шокированы произошедшим, и раздумывать было некогда. Принц вздохнул и двинулся вперед, стараясь не наступать на останки. Рядом так же аккуратно шел Мерлин, мысленно бесившийся, слыша хруст под ногами Алкерона.
Путь к замку показался длинною в вечность, но, наконец, впереди показалась входная дверь. Колдун уже переминался на пороге, подгоняя отставших спутников. Они кое-как пробрались через разваленные ступеньки и оказались в коридоре, ведущем к тронному залу. Артур шел впереди, за ним следом топал Алкерон, разглядывая разрушенные стены и полусожженные гобелены, и самым последним шел Мерлин. Благодаря воспоминаниям Морганы он мог представить, что здесь произошло. Окно, разрушенное мощным ударом драконье лапы, черное пятно на стене от волшебного пламени. Испуганное лицо Морганы, бегущей прочь по коридору, огибая мертвых слуг и охранников, стояло у мага перед глазами. Здешняя принцесса оказалась куда лучше своего двойника и не встала на сторону зла. Мерлин грустно вздохнул и поспешил догнать Артура, уже вошедшего в тронный зал.
Три склепа, стоящие в центре полуразрушенного помещения вызвали неприятную дрожь во всем теле, и маг с неохотой последовал за принцем, подошедшем к одной из гробниц. Алкерон тоже не имел особого желания подходить к каменным гробам и предпочел оглядеться по сторонам.
В замке было намного темнее, чем на улице, и дело было не только в отсутствие горящих факелов. Сам воздух крепости был пропитан тьмой, поглощающей дневной свет, проникавшей через окна и пробоины в стенах. Оба колдуна ощущали себя словно в магическом тумане, подступившем со всех сторон и заставляющем сердце биться в два раза чаще. На секунду их взгляды пересеклись, но голос Артура отвлек спутников от размышлений.
- Балинор сказал, что нам нужен королевский венец. Он здесь, но…
Принц растерянно положил ладонь на крышку своего склепа и оба мага подошли посмотреть, в чем дело, обойдя гробницу с разных сторон. Над многочисленными древними надписями возвышался выбитый из камня венец, который принц пытался отделить от крышки. Мерлин взялся за него кончиками пальцев, словно боялся, что тот вот-вот взорвется, и потянул на себя. Обруч был крепко накрепко слит с надгробным монолитом. Алкерон, глядя на жалкие потуги слуги и принца, решил внести собственную лепту в отдирание волшебного предмета от королевского склепа.
- Девчонки!
Он схватился поудобнее за каменный венец, приготовясь дернуть посильнее. Мерлин и Артур еще не успели убрать руки, когда каменное изделие вдруг сверкнуло золотом, и Алкерон, в это время «дернувший посильнее», полетел вместе с венцом на пол. Принц и слуга растерянно уставились на золотой обруч, сверкающий в руках растянувшегося на полу колдуна.
- Ну, ты силач, Алкерон.
Артур усмехнулся, протягиваю руку молодому человеку, но тот проигнорировал принца и, бодро вскочив на ноги, принялся с усердием вертеть в руках добычу.
- Что там? – Мерлин в нетерпение подскочил сзади и уставился на драгоценную реликвию. По центру ободка снаружи шла витиеватая надпись на непонятном языке и, судя по недовольству Алкерона, он ее прочитать не мог. Что уж говорить о Мерлине.
- Дай сюда. – Ловким движением руки, принц вырвал венец, в точности напоминавший его собственный в их мире, и тоже уставился на надпись.
- Король учил вас читать древние руны? Если нет, дайте сюда. – Алкерон вцепился в обруч двумя руками, стараясь снова вернуть добычу себе, но Артур, похоже, не желал больше расставаться с королевской драгоценностью.
- Как будто ты сам что-то понимаешь!
- Ну, хватит вам!
Мерлин решил не оставаться в стороне и тоже схватился за обруч, тут же понимая, что сделал что-то не то. Пальцы словно прилипли к золотой поверхности и надпись, из-за которой только что спорили принц и колдун, засверкала белым светом. Артура попытался разжать застывшие пальцы, но видел, как тоже самое безуспешно делает Алкерон.
- Что происходит? – принц переводил нахмуренный взгляд с Алкерона на Мерлина, но те пребывали в таком же неведении, как и Артур.
- Я не… Ау!
Мерлин вскрикнул от боли и уставился на свои пальцы. По коже засочилась алая кровь, но вместо того, что бы стекать тонкими струйками на пол, она потянулась к светящейся надписи.
Все трое заворожено наблюдали за тем, как капли подползают к рунам и окрашивают их в алый цвет. В ту же секунду ахнул и принц, глядя на то, как его собственная кровь ползет по коже, стремясь влиться в волшебные слова, высеченные на венце. Алкерон, уже готовый к неизбежному порезу, только вздрогнул, стиснув зубы. Теперь надпись сверкала уже не белым, а багровым цветом, но ничего так и не происходило. Артур продолжал внимательно смотреть на венец, всей кожей ощущая, как в зале нарастает необычное напряжение. Или это он все больше и больше нервничал оттого, что ничего не происходило.
- Балинор сказал, что венец все сделает сам. Ты что-нибудь чувствуешь, Мерлин?
Когда ответа не последовало, Артур все-таки рискнул оторвать пристальный взгляд от венца и посмотреть на застывшего рядом мага. Глаза Мерлина переливались золотом, заставив принца поежиться от непривычки. Ему так и не удалось ни разу посмотреть, как слуга колдует, кроме того единственного момента на поляне. Артур покосился на Алкерона, глаза колдуна так же сверкали и неотрывно смотрели куда-то перед собой в пустоту. Принц никогда не думал, что скажет когда-нибудь такое, но он впервые жалел, что не обладал волшебной силой и не мог почувствовать того, что ощущали его спутники.

Стоило крови Алкерона втянуться в магические буквы, как Мерлин ощутил, что его магия приходит в волнение. Внутри, словно, поднималась огромная волна, которую он был не в силах контролировать и не мог удержать. Маг был готов поклясться, что с Алкероном происходило то же самое. Он ощущал его смятение через магическую связь. Артур что-то спросил, но маг не расслышал. В ушах стоял странный гул, будто от надвигающейся бури. А может быть, так оно и было? Только буря надвигалась не снаружи, она двигалась изнутри, из самого источника его волшебной силы. Волна страха заставила сердце забиться быстрее, но тело словно окаменело не давая пошевелиться, позвать на помощь. Да и чем бы Артур мог помочь….
Мерлин краем глаза заметил, что с Алкероном происходит что-то странное. Его кожа начала светиться каким-то темным сиянием, как те амулеты в доме Нореклы. Но в отличие от волшебных изделий магия Алкерона ни из кого не тянула силу, и даже наоборот… По ошарашенному взгляду принца Мерлин понял, что с ним, похоже, происходит то же самое. Он опустил взгляд на свои руки, его ладони излучали светлое сияние, становившееся все более ярким. Золотой обруч светился и от пальцев колдунов по нему поползли две ленты темной и светлой магии. Сделав круг, они вдруг распались на пучок черных и белых нитей и потянулись к рукам Артура.
Тот напряженно следил за происходящим волшебством, глядя на то, как нити оплетают его запястья и спиралью двигаются вверх. Странное ощущение, словно две змейки - теплая и холодная – ползли по его коже, приближаясь к груди, просачиваясь внутрь, что бы достичь самого сердца.
Стоило магическим нитям скрыться под одеждой Артура, как Мерлин почувствовал, что это конец. Плотина, державшая сумасшедший поток его силы, рухнула, и магия рванулась наружу, больше не имея никаких препятствий. Маг хотел закрыть глаза, не представляя, что сейчас произойдет, но не смог. Яркое сияние, исходившее от него самого, затмило все вокруг, не давая разглядеть ни Артура, ни Алкерона. Кажется, кто-то из них кричал или Мерлину только показалось. Может, кричал он сам, но не осознавал этого… Ураган, что он вызвал на волшебном рынке не шел ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас. Он словно сам превратился в чистый сгусток магии, став бесконечным источником силы. Проклятый замок, почувствовав свет, попытался протянуть к нему свои щупальца, но Мерлин знал, что это бесполезно. Он больше не был беззащитным магом, спящим в лесу и видевшим кошмары, не в силах защититься. Он был сильнее, намного сильнее.
Сияние, исходившее от его кожи, постепенно перестало быть таким ярким и вскоре совсем исчезло. Но магия, продолжала бушевать вокруг, Мерлин чувствовал это.
Артур растерянно вертел головой, глядя на ставшие видимыми для него волшебные волны. Он перевел взгляд на друга, являвшегося источником столь сильной вспышки света, и увидел, как его магическая аура меняет цвет от белого до черного и обратно. Принц перевел взгляд на Алкерона. Колдун тоже наблюдал за образовавшимся над ними магическим куполом. Вокруг него был такой же ореол, как и вокруг Мерлина, только более слабый. Его магия пульсировала, испуская темные волны в окружающее пространство и разгоняя слепящий свет по сторонам, заставляя купол становиться шире и выше. Волшебство потеряло свой цвет для магов, позволяя им следить за происходящим вокруг, но Артур продолжал видеть две противоположные стихии, перемешавшиеся друг с другом, что бы вернуть замок к жизни.
Мерлину казалось, что пол и стены начали вибрировать под напором его магии. Рядом Алкерон тоже заозирался, глядя на трясущиеся колоны и опасаясь, что замок не выдержит. Гул и треск усилился, заставляя троицу занервничать еще больше. Но вместо того, что бы начать разрушаться все произошло с точностью да наоборот. Обломки каменных стен и монолитных колонн начали подниматься в воздух, возвращаясь на свои законные места. Пыль и паутина, висевшие на стенах стали блекнуть и исчезать. Гигантский плющ, добравшийся по внешней стене тронного зала и оплетший его окна, зашевелился, втягивая свои щупальца обратно в окно и уходя в землю. Полусгоревшие, порванные гобелены и занавески возвращали свой прежний вид. Осколки стекла со звоном вернулись в рамы, отгораживая троицу от внешнего мира.
Мерлин точно знал – во всем городе происходит нечто подобное. Все, что было разрушено в тот роковой день, возвращалось на свои места, освобождаясь от проклятья. Магу казалось, что замок стонет от облегчения после стольких лет тяжкого груза проклятья на его плечах. Тени, засевшие по углам и щелям съеживались под напором его магии и исчезали в никуда. Магия Алкерона шла по пятам за волной Мерлина, словно доделывая последние штрихи, оставляя свои слабые следы и не давая проклятью вернуться.
Артур не знал, сколько это длилось – несколько минут, полчаса, час? Даже если бы он хотел, то не смог бы вымолвить ни слова, глядя на то, как по кусочкам собирается его замок. Магические змейки, засевшие у него в груди, снова оживились, и Артуру показалось, что он слышит стон облегчения. Нет, не один. Множество! Голоса сотен людей, что погибли, защищая свой дом, или оказались в ловушке проклятья, отдавались громким эхом от стен замка. Он слышал их вздохи за дверями тронного зала, внизу и наверху, они раздавались с улицы. Сквозь одно из распахнутых окон он увидел бледные призраки, поднимающиеся вверх, освобожденные от оков темной магии.
Мерлину и Алкерону не было видно происходящего за окном, но Артур был уверен, что они ощущали это пьянящее чувство свободы и счастья. Принц поймал себя на мысли, что восхищенно улыбается, глядя на происходящее за окном, но тут же почувствовал, как его улыбка угасает. Три склепа, стоящие за спинами колдунов, озарило голубоватое сияние, и прямо сквозь камень выплыл сначала призрак Утера, потом Игрейн и, наконец, самого Артура.
Пендрагон замер, глядя во все глаза на родителей и своего покойного двойника. Мама, стоящая по праву руку от призрака Артура, улыбнулась принцу счастливой улыбкой и положила ладонь на плечо своему покойному сыну. Утер плавно приблизился к Артуру-призраку с другой стороны, на его лице сияла гордость. Артур уставился на своего двойника. Его лицо было несколько печальным, но губы зашевелились, беззвучно произнося «спасибо». Это длилось буквально мгновение, прежде, чем три прозрачные фигуры растворились в магическом потоке. Принц перевел взгляд на Мерлина: маг смотрел куда-то за спину Артура и по его щекам текли слезы. Не нужно было оборачиваться, что бы понять, кого тот увидел.
Балинор неотрывно смотрел на сына ободряюще улыбаясь. Он выглядел так же, как в тот день, который Мерлин видел в воспоминаниях Морганы, только намного счастливее. Морщинки на лбу разгладились, в его взгляде больше не читалось страдания и злости, а губы не кривились в ядовитой ухмылке. И Мерлин тоже облегченно улыбнулся, глядя, как фигуру отца уносит волна его магии. Все эти пятьдесят лет Балинор был проклят так же, как и мертвый замок, и так же ждал освобождения от темной маги, поработившей его.
Маг обернулся к Алкерону, но по лицу колдуна нельзя было прочитать, что тот чувствует, а в магическом хаосе, творившемся вокруг, он не мог отыскать ту самую ниточку волшебной связи. Обруч, ярко сиявший все это время, начал гаснуть и Мерлин почувствовал как ураган, бушевавший внутри постепенно стихает. Волшебные нити, оплетающие руки Артура, сползли обратно на венец, и принц разочарованно вздохнул. Маг проследил за светлой змейкой, уверенный, что она вернется к нему, но та проскользнула по обручу мимо и скрылась под пальцами Алкерона. Темная лента обвилась вокруг запястья Мерлина и исчезал, впитавшись в кожу.
Пульсация темной магии, исходящая от Алкерона, сильно ослабла, и маг почти не чувствовал ее. Его собственная магия медленно, но верно, возвращалась под контроль. Еще пара долгих минут, и золотой обруч окончательно погас, а магия вернулась в прежнее привычное состояние. Руническая надпись, только что видневшаяся на венце, исчезла, словно ее никогда там и не было, и Мерлин облегченно вздохнул, разжимая пальцы. Артура и Алкерона заставлять не пришлось и королевский венец, больше никем не удерживаемый, со звоном упал на каменный пол.
Маг ожидал, что после произошедшего, он будет чувствовать себя измочаленным и обессиленным, но его худшие ожидания не оправдались. Он бессмысленно потоптался на месте убеждаясь, что не падает в обморок от истощения, и повернулся к Алкерону. Тот выглядел несколько побледневшим, но так же прочно стоял на ногах, как и получасом ранее.
- Вы в порядке?
Мерлин посмотрел то на одного, то на другого своего друга. Похоже, никаких травм никто не получил и даже порезы на пальцах затянулись, будто их и не было.
Артур только коротко кивнул, не в силах произнести ни слова после пережитого. Маг обратился к Алкерону и тот довольно хмыкнул:
- Ну, и денек! А во рту с позавчерашнего вечера ни крошки!
Стоило колдуну напомнить о еде, как Мерлин совершенно не вовремя почувствовал, что ужасно хочет есть, но еще больше хочет пить. Во рту пересохло еще вчера, а сегодня им было некогда думать о воде, пока они сбегали из замка Нимуэй. Воздух кругом буквально трещал от переполняемой его магии и Мерлин даже подумал – а не создать ли воду прямо из воздуха, но он понятия не имел, как это делать. Алкерон видимо тоже, потому что лишь досадливо облизнул сухие губы.
- Вы только что спасли целый город от полувекового проклятья и думаете о еде! – принц и сам был не прочь перекусить после стольких переживаний, но подобные желания казались ему кощунством после того, что только что произошло.
- Вот именно. Теперь пора бы и поесть. – Алкерон хотел опуститься на камень, стоящий позади него, но, вспомнив, что это склеп Артура, решил не нарываться и уселся на королевский трон. – Хоть пять минут посидеть на месте вашего высочества.
К Алкерону вернулось его привычное настроение. Он довольно улыбнулся, поглаживая подлокотники, но тут же встрепенулся, поняв, что кое-чего не хватает. Он поднял руку, что бы призвать венец, но Артур его опередил.
- Погоди! – он повернулся к Мерлину и протянул ему золотой обруч. – Балинор сказал, что меня должны короновать. И раз уж тут нет уполномоченных лиц, то это можешь сделать ты.
- Нашего Камелота тебе мало? – маг усмехнулся и сделал торжественное лицо, краем глаза замечая, как Алкерон закрывает рукой глаза и сползает на троне. – Артур Пендрагон, объявляю тебя единственным…
- … и неповторимым…
- Я тебе сейчас зубы выбью!
- Законным наследником трона и отныне провозглашаю тебя…
- … деревенским вышибалой из таверны…
- королем Камелота! – Мерлин старался сохранить серьезную мину и аккуратно надел венец на голову Артура.
Обруч сверкнул золотом и погас на этот раз навсегда. В наступившей тишине маг зачарованно смотрел на волшебный венец с назойливым предчувствием, что сейчас произойдет что-то нехорошее. Сбоку приблизилась патлатая голова Алкерона и замогильным голосом произнесла:
- А теперь можете поцеловать невесту. Аминь.
- АЛКЕРОН, ЧЕРТ ТЕБЯ ВОЗЬМИ!
За неимением более удобных подручных средств и совершенно забыв о мече, Артур сорвал с головы королевский венец и попытался отлупить им хохочущего колдуна. Пришло время Мерлина закатывать глаза.
Он сам чуть не сел на склеп Артура, но тут же вскочил и за неимением дела уставился на возню спутников. Принц все-таки умудрился схватить за куртку колдуна и даже треснуть его по уху своим венцом. Но глаза молодого человека сверкнули и в руках полетевшего на пол Артура остались толь земляные черви. Отшвыривая мерзких насекомых, он, ругаясь, поднялся на ноги. Продолжать глупые разборки не было смысла.
Колдун, довольно ухмыляющийся у выхода из тронного зала, вдруг насторожился и резко обернулся. Мерлин, подскочил со своего места, как ужаленный, поворачиваясь к выходу и занимая оборонительную позицию.
Пендрагон уже хотел сказать, что бы они прекратили его разыгрывать, когда до его ушей донесся громкий топот в коридоре. Меч тут же оказался в руке, и Артур присоединился к двум колдунам. Единственным человеком, который мог прийти сюда, теперь была Нимуэй. Она знала, куда направлялись спутники. В то время, пока они веселились после одержанной победы, ведьма оказалась в замке и сейчас приближалась к тронному залу.
Стук каблуков оказался уже у двери, Артур краем глаза заметил, как горят у обоих магов глаза и буквально почувствовал клубящуюся магию у их кончиков пальцев.
Шаги остановились возле закрытой двери и замерли. Казалось, Нимуэй прислушивалась и решала – заглянуть ли ей по-тихому или вышибить дверь заклинаньем. Из-за магии, все еще кружившей вокруг, понять, что происходит в коридоре, было трудно. Ни ауры Нимуэй ни заклинаний, которые она, возможно, произносила видно не было.
Мерлин чувствовал, что его захватывает волна гнева. Может быть, она ждет подкрепления, ждет пока подойдут ее ищейки, что бы устроить облаву? Он вспомнил то, что случилось в тронном зале ее замка и это окончательно вывело мага из себя:
- Входи! Чего ты ждешь, трусливая крыса?
- ЧТООО??? Ты кого назвал трусливой крысой, Задохлик!? – возмущенный вопль, раздавшийся из-за двери поверг молодых людей в полный шок.
- НОРЕКЛА???
Ответом на тройной вопрос послужила с грохотом отворившаяся дверь и взмыленная ведьма с радостным псом на поводке.

Женщина смерила свирепым взглядом вмиг растерявшегося Мерлина:
- Так что ты там сказал про крысу?
- Я эээ думал, что ты Нимуэй.
- Пфф, мерзость. Я не…
- Зачем ты пришла? – Артур решил взять инициативу в свои руки, пока невинный обмен репликами не перетек в перебранку.
- А что не надо было? – ведьма тут же повернулась к принцу и смерила его надменным взглядом. В этот момент она была так похожа на Алкерона, что Артур запнулся, мысленно давая себе подзатыльников – и как он мог не заметить? Не дождавшись никакого вразумительного ответа, женщина, наконец, сунула руку куда-то во внутренний карман и вытащила небольшой свиток. – Я решила, что вы, недоумки, без меня никак не справитесь. – Она бросила свиток Мерлину, стоящему ближе всех, – тут заклинание для активации моего временного амулета.
Маг поспешил просмотреть записи, но не успел, Алкерон оказался проворней и выхватил свиток у него из рук.
- Эй! – Мерлин попытался отвоевать ценный подарок обратно, но темный колдун оказался быстрее.
- Сдается мне, ты говорила, будто амулет сломан. – Пряча свиток с заклинанием за спину, он обратился к ведьме.
- Сдается мне, – Норекла в два шага преодолела расстояние между ней и Алкероном и, ловко вырвав свиток у него из рук, отвесила бедняге смачный подзатыльник, – что ты, братец, превратил моих драгоценных мышек в мерзких розовых тараканов!
- Слово мерзкий у тебя стоит не перед тем существительным. – Алкерон увернулся от очередного подзатыльника.
- Конечно, надо было поставить его перед словом «братец».
Норекла сунула свиток в руки Мерлина в очередной раз, сосредоточившись на поимке своего сумасшедшего двойника. Артур почувствовал, что мир снова начинает сходить с ума.
- Норекла, твой амулет не работает, что толку от твоего заклинания? И зачем нам вообще возвращаться назад? Да остановись ты! – Пендрагон схватил ведьму за руку, не давая вцепиться Алкерону в волосы, и повернул к себе лицом. Джек радостно подпрыгивал вокруг, не понимая серьезности сложившейся ситуации. – Нимуэй скоро будет здесь, нам некогда!
- Он был сломан, и я не могла его починить. Но дело не в моей магии, а в проклятье, наложенном на Альбион. Я догадалась, что когда вы снимите его – он починится сам. Посмотри! О
Она ткнула пальцем в цепочку, которая висела на шее у Алкерона, и все четверо уставились на маленькие песочные часы. Они слабо поблескивали в лучах полуденного солнца, а крохотные волшебные песчинки перетекали из одной половинки в другую в бешеном вихре.
Откуда-то с лестницы послышался грохот и все четверо обернулись ко входу.
- Я не понимаю, зачем нам возвращаться в прошлое? Чем это поможет?
- Как такой тупица может быть принцем? – Норекла закатила глаза и вырвала локоть из захвата. Артур хотел было оскорбиться, но время поджимало. - Нужный вам осколок, появился в этом мире не просто так. Когда-то он тоже был частью зеркала. Зеркала, которое было разбито 50 лет назад. Только через него вы сможете вернутся домой. – Ведьма замолчала, прислушиваясь в топоту шагов в коридоре. – Но нужно уйти из Камелота. Здесь все наполнено магией и произносить заклинания нельзя, потому что его действие распространится не только на вас, но и на весь замок, в том числе на Нимуэй.
- Эээ, я вообще-то уже прочитал. – Мерлин с несчастным видом комкал свиток и пялился на сверкающий амулет.
Норекла перевела взгляд на песочные часы: волшебные песчинки внутри словно сошли с ума, ускоряя темп и заставляя амулет светится еще сильнее. От артефакта стали исходить волны магии – не темной и не светлой, а просто магии. Мерлин вдруг явственно ощутил, как волшебное пространство вокруг них начинает искривляться под напором магии амулета.
- Мерлин, ты идиот…
Следя за изменениями в артефакте, Артур успел прошипеть свое любимое ругательство прежде, чем ярко-красный шар ударил его в левое плечо. Принц вскрикнул, хватаясь за плечо, заклинание распороло рукав куртки и задело кожу, оставив глубокий порез.
- Вам больше некуда дева… - Нимуэй не успела договорить, сразу три магических шара ударило ее в грудь, отшвыривая на несколько метров, в угол зала.
- Артур, бежим!
Не теряя больше ни минуты, все четверо бросились бежать из зала, не представляя куда держать путь. Маги чувствовали, что заклинание уже набрало обороты, и они не успеют покинуть пределы замка, но все еще оставалась вероятность, что удастся оставить Нимуэй позади.
- Нам сюда, это лестница для слуг. – Мерлин ткнул пальцем в небольшую дверь и пропустил вперед Артура. За ним следом влетел Алкерон, но Норекла застыла на пороге. – Идем, нам некогда!
- Я не пойду.
Мерлин замер, в растерянности уставившись на женщину
- Но ты ведь хотела вернуться! Это твой единственный шанс!
- Вы не успеете уйти, заклинание слишком мощное. Я тоже вернусь, но не пойду с вами. Не хочу быть приконченной сумасшедшей ведьмой.
- Мерлин, ты идешь? – снизу послышался крик Артура, а откуда-то из коридора злые вопли Нимуэй.
- Удачи, Мерлин. – Не дожидаясь ответа Норекла бросилась бежать в соседний коридор, а Мерлин никак не мог сдвинуться с места, чувствуя, что он упускает какую-то очень важную деталь во всем происходящем. Внизу к крикам Артура присоединился Алкерон, грозящийся превратить Мерлина в быстробегающего таракана. Но маг продолжал смотреть в спину уходящей ведьмы и бегущего рядом пса. И тут он вспомнил… Еще до встречи в ее доме, он видел Нореклу раньше. Но не во сне Алкерона, а в воспоминаниях Морганы! Норекла рассказала ей о пророчестве!
- Норекла! – ведьма обернулась, – То пророчество, про нас троих, что я сказал в твоем доме на кухне. Передай эти слова Моргане!
Женщина застыла на секунду и коротко кивнула.
- Мерлин, черт тебя возьми!
Больше ни секунды не медля, маг побежал вниз, еле увернувшись от брошенного в него огненного шара. Он кинул через плечо взрывное заклятье и стены обрушились на лестницу, перекрывая проход.
Артур не преминул отвесить слуге подзатыльник за задержку.
- Норекла побежала в другую сторону. Она не хочет идти с нами.
- Эй, вы что там делали с ней наверху, а? – Алкерон успел схватить Мерлина за грудки и тряхнуть пару раз, опасаясь услышать какой-нибудь жуткий ответ.
- Строили планы по захвату мира, а ты, что подумал! – маг силой отцепил от себя колдуна и махнул в сторону одного из коридоров, – туда!
- Мне кажется, я слышал что-то про пророчество, – продолжая зажимать кровоточащее плечо, Артур на бегу все-таки решил задать волнующий вопрос.
- Ну да, я попросил ее передать те слова Моргане.
- Что?! Какого черта Мерлин?! Это из-за тебя мы проделали весь этот путь!!! – захлебываясь злостью, Артур попытался на бегу хорошенька пнуть оборзевшего слугу под зад, но не преуспел и сам чуть не полетел на пол.
- Да ты же сам сказал, что мы творцы своей судьбы и все такое. – Мерлин решил держаться поближе к Алкерону, что бы в случае чего было кем прикрыться и на кого все свалить.
- Ничего такого я не говорил!!!
- Да? Ну, значит, я не так тебя понял! – продолжая нестись, что есть мочи по узкому полутемному коридору, Мерлин надеялся, что Артур устанет и остынет. И решил перевести тему в другое русло. – Как твое плечо?
- Какое к черту плечо, ты только что собственноручно заставил нас пройти через весь этот ад!!
- Может, прекратите орать у меня над ухом!!! – Алкерон, зажатый меж двух огней, попытался вырваться вперед, но Мерлин схватил его за куртку, опасаясь, что останься он с Артуром один на один и последний пустит в ход холодное оружие.
- Я сейчас прикончу тебя, – не сбавляя скорость, Пендрагон потянулся к мечу в тот самый момент, когда над их головами пронеслась парочка огненных шаров.
Мерлин, не глядя, бросил режущее заклинание через плечо, мало заботясь о том, что бы попасть в цель. Зато щит, сделанный Алкероном возник как раз вовремя, что бы еще тройка-другая мелких заклятий разбилась о волшебный купол.
- Налево! – в последний момент Мерлин пихнул обоих спутников на узенькую лесенку, ведущую вверх, к двери. Артур, шедший впереди, затормозил и выругался
- В чем дело?
- Заперто на замок с той стороны.
Алкерон отпихнул принца в сторону и глаза колдуна сверкнули золотом, но ничего не произошло.
- Кажется, он заколдован...
- Проклятье! – Артур спустился на пару ступеней вниз, отпихивая Мерлина обратно, но вдруг замер. В замке послышался скрежет, и дверь с громким скрипом отворилась
- Алкерон, ты его открыл?
- Нет, я…
- Что вы тут делаете, ваше высочество? – на пороге показалось лицо девушки, одетой в платье служанки.
А за спинами беглецов послышался голос Нимуэй.
- Это темные колдуны! Предупреди стражу!
На секунду служанка застыла, не зная, что делать, но тут же опрометью бросилась исполнять приказ. Однако заклинание оказалось быстрее, и девушка упала, как подкошенная.
Мерлин не стал спрашивать, что Алкерон сделал с ни в чем не повинной служанкой. Стоя ближе всех к Нимуэй, он должен был прикрыть остальных.
- Ты проиграла Нимуэй. Все кончено.
- О нет, Мерлин. Я никогда не проигрываю. – Ведьма подняла ладонь вверх, ее губы зашевелились, произнося заклинание.
Маг почувствовал, как кто-то крепко хватает его за запястье, и коридор вдруг начинает расплываться и исчезать. Лицо Нимуэй исказила гримаса злости, и ведьма растаяла в воздухе, как и все остальное. Мерлин хотел, было, вскрикнуть, но ничего не получилось. Вязкий туман окутал все вокруг, однако прежде, чем молодой человек успел запаниковать, все снова встало на свои места. Почти. Они стояли на базарной площади Камелота, среди снующей туда-сюда толпы горожан.
Алкерон повертел пальцами амулет, переставший сверкать, и огляделся вокруг – в Камелоте был обычный будний день.
- Нужно торопится.
Артур решил отложить казнь Мерлина до лучших времен.
Уговаривать никого не пришлось, и троица бросилась к главным воротам. Петляя между палатками, они то и дело натыкались на удивленные и испуганные взгляды горожан. Кто-то пытался почтительно поклонится Артуру, некоторые (видимо, маги) недовольно тыкали пальцем в Алкерона, двое рыцарей, патрулирующих рынок, проводили озадаченным взглядом убегающего принца. Артур скользил взглядом по лицам жителей Камелота, с горечью понимая, что через несколько дней или месяцев большая часть из них погибнет, погребенная под обломками замка или настигнутая темным проклятьем. Все они, смотрящие на него с почтением, с надеждой, рассчитывающие на его защиту, умрут, потому что он не сможет справиться с теми силами, что обрушатся на замок. Эти люди были живыми покойниками.
Принц постарался смотреть только вперед, не обращая внимания на толпу, но тут и там кто-то окрикивал его или пытался заглянуть в лицо. Они почти выбежали с рынка, когда возле самой последней палатки показалась знакомая шевелюра. Девушка в длинном светлом платье обернулась на гомон толпы, и Артур чуть не споткнулся – это была Норекла. Она скользнула взглядом по Мерлину, который создавал больше всего шума, расталкивая людей и спотыкаясь на каждом шагу, и снова отвернулась, не посмотрев на остальных беглецов.
Троица выскочила с рынка и оказалась на главной площади. Артур осмотрелся по сторонам - Нимуэй нигде не было видно и стражники не гнались за ними. Принц посмотрел на балкон, где обычно дежурили рыцари и могли видеть их побег. Но именно в этот момент мужчины скрылись из виду, оставляя на балконе короля и королеву. Кто-то настойчиво толкал его в плечо, заставляя идти, но Артур не мог оторвать взгляда от балкона. Его мать стояла там - живая, настоящая и счастливая. Она улыбнулась и помахала кому-то, кто стоял внизу. Артур обернулся, что бы посмотреть - на лавочке, в тени дерева, сидела Моргана и беседовала с женщиной в темной накидке. Неизвестная поднялась, собираясь уйти, и принц понял, что это Нимуэй. Только не та, что гналась за ними пару минут назад, а другая, прошлая.
- Артур, нам нужно уходить, пока они не заметили нас! – голос Мерлина, наконец, прорвался сквозь нашедшее на принца оцепенение и тот на деревянных ногах двинулся к выходу.
- Послушай, может нам стоит предупредить их и…
- Нельзя вмешиваться, Артур! Ничего нельзя изменить! – маг, в отчаянии потянул его за запястье, стараясь увести подальше, но Пендрагон остановился.
- Ты не хочешь их спасти?
- Мы не смогли никого спасти!
- Мы сейчас здесь, все можно исправить.
- Нет, Артур, потому что все это уже было и мы ничего не исправили. – Мерлин покачал головой, продолжая настойчиво тянуть Артура прочь.
- Но…
- Взять их! Это самозванец!!! – крик Нимуэй, словно, гром прогрохотал над площадью и взгляды всех присутствующих обратились к застывшей троице.
Алкерон завертелся, пытаясь высмотреть в толпе коварную ведьму, но женщины и след простыл. Зато страже хватило и этого, к площади начали приближаться рыцари, а со стороны замка показались четверо мужчин в темно-фиолетовых плащах. Мерлин был уверен, что все четверо колдуны.
- Я же сказал… - Мерлин попятился назад. – Алкерон, быстрее. Перемести нас к пещерам, где был водопад.
- Я вам собака что ли, команды выполнять?
- Это в твоих же интересах, не забудь. – Маг пихнул Алкерона в плечо и с недовольным видом схватил обоих за руки.
Один из придворных колдунов что-то выкрикнул, но было поздно реагировать. Еще секунда и… чья-то рука, появившаяся из ниоткуда, крепко сжала пальцы на запястье Алкерона.
В этот раз вместо белого тумана земля вдруг резко ушла из под ног и Мерлину показалось, что они падают. Странное чувство прекратилось так же быстро, как и началось. На мгновение они, казалось, зависли в пустоте. Мерлин почувствовал, как пальцы Алкерона исчезают с его запястья ,и он снова начинает стремительно падать.
Удар о реальную землю оказался совершенно неожиданным. Мерлин со всего размаху рухнул на колени, молясь всем богам, что бы его кости выдержали столь жестокую посадки. Рядом вскрикнул Артур, ударившийся раненым плечом о подвернувшийся камень.
- Алкерон, тебя казнить мало! Одно заклинание не мог нормально сделать! – Артур кое-как поднялся на ноги и огляделся. На залитой солнце поляне они с Мерлином были одни. – Алкерон!?
- Артур, ты в порядке?
Мерлин подполз на четвереньках к принцу и осмотрел рану. Кровь все еще текла, так что маг заподозрил, что это было не просто режущее заклинание. Он оторвал от своей рубахи кусок ткани и туго перевязал раненое плечо принца, за неимением других возможностей. Все запасы зелий, что у них были, остались в замке Нимуэй.
- Где Алкерон?
- Я не знаю, что-то пошло не так. Я не чувствую его магии здесь, но он злится.
Мерлин все же на всякий случай осмотрел поляну и лес, в котором еще не росли диковинные деревья Гаюса, и которые еще не был пропитан темной магией. Колдуна не было видно.
- Откуда ты знаешь, что он злится?
- Я чувствую. - Встретившись со скептическим взглядом его высочества, Мерлин поспешил пояснить. – Это все магическая связь.
Похоже, его слова ничего не прояснили. Продолжая смотреть на Мерлина, как на умалишенного принц поднялся на ноги. До пещер было рукой подать, но без Алкерона они не могли двинуться дальше.
- Нимуэй схватила его за руку и переместилась вместе с нами.
- И где они теперь?
- Мне кажется, Алкерон снова переместился, только с ней одной. И сейчас… - маг замер и улыбнулся, – он сейчас вернется.
- Откуда ты…
- Вот паскуда! – голос Алкерона, раздавшийся прямо над ухом, заставил Артура вздрогнуть от неожиданности.
Колдун тяжело дышал, как после быстрого бега, но был явно доволен собой, не смотря на кровоточащие царапины на шее, оставленные женскими ногтями.
- Где ты ее оставил?
- Где-то там, – колдун неопределенно махнул в сторону леса. – Пошли уже быстрее, пока она не выбралась!
Троица поторопилась к ущелью, поминутно оборачиваясь в сторону леса, но ведьма так и не показалось. Только вот Артур не был уверен, стоит ли это считать хорошим знаком…
На этот раз идти по бесконечным коридорам пещеры было гораздо проще. Мерлин зажег яркий волшебный шар, и его хватало, что бы осветить пол под ногами всех трех путников.
Алкерон, по началу ковылявший позади всех, видимо, вымотанный перемещением, вскоре приободрился и даже начал что-то довольно насвистывать себе под нос, пока Мерлин не остановился и не заявил, что бы тот прекратил.
- Тебе не нравится мое пение? Я могу погромче!
- Твое завывание слышно на всю пещеру, не волнуйся, - Пендрагон хмыкнул. Только выслушивать вокальные способности колдунов им не хватало.
- Не переживайте, принц Артур, и до вас дойдет очередь, послушаем и ваши таланты. А пока заткнись, и не мешай!
- Пой сколько влезет, только прекрати качать из меня силу! – Мерлин недовольно уставился на удивленного колдуна.
- Ты бредишь, Мерлин.
- Да ну? Ты пять минут назад еле волочил ноги, а теперь идешь бодрячком, будто и не ты только что перемещал троих человек за раз.
Колдун призадумался.
- Кхм, да есть такое. Очевидно, у меня быстрые регенеративные процессы. Завидовать не хорошо, Мерлин!
Алкерон обогнул мага и двинулся вперед, подсвечивая путь своим собственным светящимся шаром.
Молодой человек прислушался к своим ощущениям – хоть бы совесть помучила мерзавца! Ничего.
- Мог бы и попросить! – в ответ послышалось довольное посвистывание. Маг перевел взгляд на Артура, чувствовавшего себя явно не в своей тарелке, – Что? Он может выкачивать из меня силу, даже не прикасаясь! Это верх наглости, ты не находишь?

Они шли довольно долго, внимательно вслушиваясь в шорохи и звуки капели, в надежде засечь погоню заранее. Но ни шагов, ни голоса, ни чужого дыхания позади не было. Мерлин напрягал свое магическое чутье, как мог, но не ощутил присутствия других магов, кроме Алкерона. И чего-то еще. Но это был не человек, нет. Магическая сила зеркала. Это ощущение появилось еще на поляне, но занятый поисками Алкерона и Нимуэй, он не обратил внимание. А теперь чувства обострились и работали в полную силу. Это было немного похоже на то, что произошло в Камелоте, сразу после снятия проклятья. Воздух, наполненный магией. Только тут была другая магия – древняя, необычная. Она не контактировала с магией Мерлина, как камелотская или как магия водопада. Скорее окружала, показывая, что Мерлин и Алкерон здесь чужаки.
- Артур, скажи, ты что-нибудь чувствуешь? – Мерлин не знал, могут ли простые люди чувствовать магию сильных артефактов. И сейчас у него была возможность.
- Что ты имеешь ввиду? – принц прищурился, глядя на друга.
Глаза мага как-то таинственно сверкали в волшебном свете, и Артуру вдруг подумалось, что на самом деле он всегда знал тайну Мерлина. Но воспитание, заставляющее видеть в магии только зло, и не желание навешивать такой ярлык на Мерлина сделали свое дело – он просто не захотел видеть истинной сущности Мерлина. Смириться с правдой, увиденной своими глазами и сказанной вслух, оказалось гораздо проще, чем Артур мог представить. Конечно, все это для него было новым, но не столь пугающим. Мерлин оставался Мерлином. Таким же неуклюжим, таким же смелым, все так же лез его спасать и защищать.
- Магию зеркала, ты не ощущаешь ее?
Артур задумчиво осмотрелся по сторонам, словно ища ответ, написанный на скалах, вслушался в свои ощущения, но ничего, кроме противной пульсации в раненом плече, бурчания в пустом желудке, головной боли и ноющих ног не почувствовал.
- Нет. – Пендрагон был готов поклясться, что на лице Мерлина отразилось сожаление, так что он поспешил сменить тему. Что бы там ни было, ему не очень хотелось это чувствовать вдобавок ко всем своим телесным недугам. Алкерон уже ушел далеко вперед и теперь недовольно топтался на углу. – Нам надо торопиться.
- Послушай… - Мерлин вдруг занервничал, сообразив кое-что еще. – Мы ведь сейчас вернемся домой и, ну, в общем… Там король и… Эээ…
- Узнай я твою тайну, когда ты только пришел в Камелот, ты был бы сожжен на костре в тот же день, не сомневайся.
- Но я уже давно пришел в Камелот, и это значит…? – маг постарался заглянуть принцу в глаза, но тот ускорил шаг, оставляя слугу несколько позади.
- Это значит, что нам надо торопиться.
Не получив ответа на свой вопрос, маг насуплено плелся позади. Значит ли это, что по возвращению домой Артур передумает и тут же отправит его на плаху, на костер или еще куда? А что если он выгони его из Камелота? Но вроде бы все нормально, ведь так? Они же обо всем договорились и все выяснили, и Артур теперь знает, что магия не вся плохая и что уж сам Мерлин, ну очень полезный! Но, если Утер снова заведет старую песню, то принц вполне может сдать позиции и тогда...
- МЕРЛИН, ТЫ ДОСТАЛ МЕНЯ!!! – маг вовремя остановился, что бы не налететь на, вставшего посреди дороги, Алкерона. - СПРОСИ УЖЕ!
- В чем дело?
Артур тоже остановился, переводя непонимающий взгляд с колдуна на колдуна. Впрочем, чему он удивляется, это ж маги – они все сумасшедшие, даже Мерлин. Алкерон резко повернулся к принцу.
- А ты скажи: НЕТ! НЕТ, И ЗАТКНИСЬ, МЕРЛИН!
- Ты о чем вообще… - Принц не договорил, потому что Алкерон снова пристально уставился на Мерлина, ожидая пока тот, наконец, решится.
- Артур, я надеюсь, ты не отправишь меня на костер? Иначе я вообще передумаю возвращаться!
Артур перевел взгляд на Алкерона, тот махнул рукой:
- Давай, говори. Быстрее уже, я есть хочу! И спать… - колдун демонстративно зевнул во весь рот и снова тыкнул пальцем в Артура.
- Я не буду… - Пендрагон не успел договорить.
- Вот видишь, он НЕ БУДЕТ! Так что прекрати меня донимать своим внутренним нытьем. И, кстати, мы почти пришли. – Алкерон бодро двинулся вперед, подгоняя путников.
Артур не стал договаривать, что он «не будет делать то, что говорят всякие там колдуны». В конце концов, он и, правда, не собирался казнить Мерлина. Разве что немного поставить в колодки, нагрузить работой и отправить на месяцок в ссылку в Эалдор, что бы отдохнуть от него и собраться с мыслями.
- Мы пришли! – радостный голос Мерлина отвлек принца от раздумий.
Они оказались в той самой пещере, где пару недель назад попались в ловушку карликов. Но в отличие от прошлого раза, зеркального водопада не было, потолок, уходящий ввысь не имел отверстия, и ничто не нарушало шума пещеры, кроме шагов самих путников.
Алкерон выпустил еще пару светящихся шаров, и впереди что-то засверкало. Магия зеркала вокруг стала такой плотной, что Мерлин почти перестал ощущать Алкерона. Они подошли к большому овальному зеркалу, прислоненному к стене. Его поверхность без единой пылинки отражала троих грязных, уставших, но довольных путников.
Мерлин протянул руку и осторожно коснулся волшебного артефакта – на холодном, идеально гладком стекле не осталось ни пятнышка от его прикосновений, но магия, казалось, всколыхнулась и тут же успокоилась.
- И что теперь надо делать? – Артур оглядел зеркало со всех сторон и снова вернулся к завороженным колдунам. – Эй!
- Алкерон, я думаю, ты должен прочитать заклинание, – Мерлин повернулся к колдуну,– надеюсь, ты его не забыл!?
- Я пока на память не жалуюсь!
Колдун сунул руку во внутренний карман и принялся там ковыряться. Послышался звон и шебуршание, словно, он ковырялся не в карман, а в сумке. Чертыхаясь, молодой человек выкинул из кармана какие-то бумажки, тряпки, на пол полетела скрученная ложка, кусок свечи, пустой пузырек, с печальным звоном разбившийся об пол, сломанное перо… Артур постарался не удивляться тому, как все это влезло в карман.
- Нас же обыскивали люди Нимуэй, хочешь сказать, что они не заметили этого барахла у тебя в куртке?
- Нет, конечно. Они слепые криворукие тууууу…. - Алкерон аж весь напрягся, вынимая очевидно что-то большое, и через секунду на свет показался тот самый венец, что всего несколько часов назад помог им снять проклятье в Камелоте. – …пицы! А, вот оно где! – он аккуратно снял кусок пергамента, накрутившийся на обруч, и сунул венец обратно в куртку.
- Ты что украл королевский венец? Это же реликвия нашей семьи!
- Что упало, то пропало.
Колдун поспешил собрать выкинутые вещи и сложил все обратно, в том числе скрученную ложку и сломанное перо. Артур уже набрал в легкие побольше воздуха, что бы выдать нотацию по поводу кражи ценных вещей, но Алкерон начал читать заклинание и принц решил подождать.
Стоило словам начать слетать с губ колдуна, как магия в пещере тут же пошла волнами. И на этот раз происходящее не могло пройти не замеченным даже для Артура. Зеркальная гладь пошла странной рябью и отражение путников исчезло, сменившись кромешной тьмой. На какое-то время Мерлину показалось, что сейчас эта жуткая черная дыра затянет их в свою бездну навсегда и уже никогда не выпустит. Но по мере того, как Алкерон продолжал говорить, по ту сторону вдруг стала появляться картинка. И вот уже Мерлин разглядел смутные очертания деревьев, кустов… Тьма посветлела, откуда-то из верхней части зеркала засветили яркие солнечные лучи и, наконец, появилась лесная поляна.
- Это та самая, в камелотском лесу, где мы охотились! – Артур радостно хлопнул Мерлина по плечу, не в силах поверить, что все это правда, и они сейчас вернутся.
Алкерон замолчал, довольно улыбаясь проделанной работой, и сунул листок обратно в карман.
- Ну, все, пошли… - он занес ногу, что бы вступить в зеркало, ставшее порталом.
- Не так быстро.
Все трое резко обернулись на женский голос, раздавшийся из темноты. Этого было достаточно, что бы мощная магическая волна успела отшвырнуть всех троих от зеркала. Магические шары замигали, грозясь погаснуть, но к ним присоединились еще три, выпущенных Нимуэй.
- Вы решили, что можете вот так просто уйти, уничтожив мой замок и моих людей? Ничего не выйдет.
Ведьма сделала несколько шагов вперед, вставая между троицей и зеркалом. Молодые люди уже вскочили на ноги. Артур, за не имением другого оружия, вытащил меч, сомневаясь, что здесь он ему поможет. Мерлин и Алкерон рядом напряглись, готовые в любую минуту дать отпор ведьме.
- Мы вернемся домой, хочешь ты того или нет. – Артур не надеялся, что ведьму можно уговорить, но, по крайней мере, потянуть время. – Так что лучше уходи с дороги.
- Нет, я не могу этого сделать. Никто из вас не выйдет отсюда живым.
Нимуэй была полна решимости. Ее холодный взгляд переходил с одного на другого – три жалкие букашки, разрушившие все ее планы дважды. Жалкий светлый колдунишка, посмевший натворить столько бед во всех мирах. Смертный принц, чье рождение и чья смерть испортили многим жизнь. И мерзкий предатель, осмелившийся пойти против своего рода.
- Мы слишком молоды, что бы помирать. А тебе, старушка, уже давно пора на тот свет.
Заклинание Алкерона было успешно отбито, но Мерлин успел воспользоваться тем, что Нимуэй отвлеклась. Огненный шар ударил ведьму прямо в бок, оставляя на одежде прожженное пятно и заставляя зарычать от боли. Она резко выбросила руку вперед, выкрикивая какая-то неизвестное Мерлину, но мощное заклинание. Маг выставил щит, но еще до того, как странная полупрозрачная субстанция коснулась магического купола, понял, что щит не выдержит. Шар летел прямо на Артура и Мерлин не успевал ничего сделать. Заклятье еще не коснулось принца, но магу показалось, что все уже кончено. Он никак не ожидал, что меч Артура вместо того, что бы оказаться бесполезной железякой против волшебства, вдруг засветится и прозрачный шар с громким хлопком разобьется о лезвие. Похоже, Нимуэй тоже этогоне ожидала, потому что зло уставилась на волшебный меч.
- Неожиданно?
Не дожидаясь ответа, Артур бросился вперед. Нужен всего один удар, что бы отрубить ведьме голову. Всего один.
Мерлин сзади что-то крикнул, отвлекая Нимуэй от Артура. Принц размахнулся. Он был готов к тому, что его отбросят магической волной, заморозят, разорвут на куски - что угодно! Но он никак не ожидал того, что враг просто растворится в воздухе. Остановить занесенное лезвие оказалось невозможным. Меч по инерции рассек воздух и со всей силы врезался прямо в зеркало, стоящее за спиной ведьмы.
Жуткий треск эхом отозвался от сводов пещеры, и Артур в ужасе уставился на зеркальную гладь, покрывшуюся множеством трещинок. Зеркало было порталом, но даже так, оно оставалось хрупким. Громкий металлический звон заставил всех четверых перевести взгляд на меч принца. Лезвие на половине своей длины треснуло, словно стеклянное, и меч просто развалился пополам, оставляя в руках Артура острый обломок. Принц в растерянности смотрел на свое оружие, сломавшееся о стекло.
- Что, принц Артур, сломали свою игрушку?
Яркая вспышка, сорвавшаяся с пальцев ведьмы, ударила Артура в грудь, заставляя вскрикнуть от боли.
- НЕТ!
Голос принца пробудил Мерлина от состояния странного оцепенения. Сразу два заклинания – его и Алкерона - полетели в ведьму, но та, усмехнувшись, с легкостью их отбила.
- Это все на что вы способны, щенки?
Следующее заклинание вместо того, что бы превратиться в яркий шар, отразилось от стен пещеры многократным эхом, превращаясь в жуткий гул и заставив колдунов зажать уши. Чувствуя, что барабанные перепонки сейчас лопнут, Мерлин поспешил создать щит, укрывший их троих от неведомого заклинания, и все тут же стихло. Тишина пещеры, показалась еще более жуткой, чем до этого, но на размышления не было времени.
Алкерон вдруг стал вытворять какие-то непонятные вещи и вместо того, что бы как следует приложить ведьму начал ходить туда-сюда словно умалишенный. Что бы там ни было, но Нимуэй не преминула воспользоваться шансом и зашвырнула в психа очередным заклятьем. Однако, вместо того, что бы разорвать противника на мелкие кусочки, оно пролетело сквозь него и ударилось в стену, а сам Алкерон растворился в воздухе. Или это был не Алкерон… Мерлин тупо уставился на еще парочку таких же психоАлкеронов, ходящих туда-сюда, и закатил глаза. Мог бы придумать что-нибудь новенькое…
- Вздумал со мной поиграть, змееныш?
Пользуясь паузой, Мерлин подскочил к Артуру. Тот лежал на спине, тяжело дыша, бледный как смерть.
- Артур, ты как?
- Не могу… дышать…
Быстро оглянувшись на Нимуэй и Алкерона, круживших по пещере, Мерлин разорвал рубашку принца, надеясь, что заклинание – это только путы. Но на груди Артура ничего не было, кожа оставалось целой.
- Я… Я не знаю, что делать… - маг растерянно заозирался по сторонам. Он даже не представлял, что за заклинание попало в Артура. Он положил ладонь ему на грудь и произнес по памяти одно из заклятий, снимающих разные последствия мелких проклятий. Как ни странно это, похоже, немного помогло. – Нужно уходить.
- Нет, стой. Я в порядке. – Принц кое-как уселся, прислонившись к стене пещеры. – Помоги Алкерону. Нельзя, что бы Нимуэй попала в наш мир, она же там все уничтожит… Мерлин обернись!
Маг в самый последний момент выставил щит, отбивая какое-то заклятье. Он чувствовал, что Алкерон устал. Не владея боевыми навыками, ему было труднее отбиваться, а Нимуэй, похоже, планировала извести его, а потом прикончить.
- Сначала ты.
До зеркала была всего пара шагов. Кое-как поставив принца на ноги, Мерлин молился о том, что бы у Алкерона хватило сил и ловкости удержать внимание Нимуэй и ее напор. Они подобрались к зеркалу, и магу ничего не оставалось, кроме как вытолкнуть принца в портал. Зеркальная гладь зарябила и, уже через секунду Артур был по ту сторону, стоя на четвереньках и кашляя.
Как только принц оказался в безопасности, у Мерлина тут же прибавилось уверенности. Можно было маневрировать, не отвлекаясь на беззащитного друга и не боясь задеть его заклятьем. Стоило ему присоединится к Алкерону, как Нимуэей вдвое усилила аткаку. Тогда, на Острове Блаженных, Мерлину помогла древняя магия, но здесь они были вдвоем против одной сильной, опытной жрицы. Силы были не очень-то равны.
- Ну что, сдаешься? – Алкерон, казалось, наоборот развеселился и скакал словно черт, засыпая ведьму всевозможными заклинаниями, половина из которых были даже не боевыми.
- Вы мне надоели! Покончим с этим! – женщина подняла вверх обе руки, и прямо из земли вырвался столб белого пламени.
Воздух в пещере тут же раскалился, так что стало невозможно дышать и больно смотреть.
- Алкерон, надо уходить! – Мерлин поспешил выставить щит, такой сильный, какой мог. Его магия внутри натянулась словно струна, дрожа от напряжения и утекая сквозь пальцы быстрее воды. – Быстрее, я долго не удержу!
Маг стоял почти у зеркала, и ему было проще уйти, но он не мог оставить колдуна одного против очумевшей женщины. Ему показалось, что сзади кто-то кричит, кажется, это был голос Артура. С большим усилием Мерлин открыл глаза и повернулся, что бы посмотреть, где Алкерон. Тот почему-то замер, глядя куда-то за спину Мерлина, и вдруг его лицо исказилось от злобы и досады
- Ну, уж нет! – он ткнул пальцем в сторону зеркала и бросился вперед.
Мерлин так и не понял, что произошло, но в тот же самый момент его щит пал и столб белого пламени с жутким ревом взорвался. Бешеной волной, от которой начали рушиться своды пещеры, Мерлина отшвырнуло назад. Ему казалось, что он летел вечность, сгорая в этом адском пламени, пока его спина не коснулась холодной глади. Еще одна бесконечная секунда и он упал на что-то довольно мягкое. В глаза ударил яркий солнечный свет, заставляя снова зажмурится. А снизу тут же послышался стон
- Мерлин, слезь с меня!
Маг поспешил подняться на ноги, все еще плохо ориентируясь в пространстве. Что бы не упасть из-за жуткого головокружения, он схватился за ствол дерева и, наконец, смог поднять взгляд на зеркало. Портал с этой стороны выглядел таким же овальным окном, как и с той, и…
Мерлин вдруг почувствовал, как все внутри леденеет, будто холод зеркальной глади, через которую он прошел, переселился в его тело. Алкерон остался на том же месте, где Мерлин видел его за секунду до странного взрыва. Он стоял на коленях, странно согнувшись и прижимая окровавленные пальцы к животу…
(Продолжение в комментариях)

Комментарии
2012-05-05 в 06:21 

Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин

- Вы мне надоели! Покончим с этим!
Женщина подняла обе руки вверх, и прямо перед Мерлином возник маленький белый шарик, охваченный пламенем. Алкерон тупо уставился на творение рук великой ведьмы, не представляя, что это за заклятье. А тем временем Мерлин, вместо того, что бы отойти подальше, уничтожить или сделать хоть что-то адекватное выставил мощный щит, жмурясь и отходя в сторону зеркала.
- Это иллюзия, идиот!
Алкерон швырнул магический шар, в надежде, вразумить попавшего в ловушку волшебника, но тот продолжал упорно держать щит и кричать, что им пора уходить. Артур, с той стороны зеркала, похоже, все видел и тоже пытался вразумить Мерлина.
- Вы пока разбирайтесь, а я пойду! – Нимуэй, до сего момента просто наблюдавшая за происходящим двинулась в сторону зеркала, обойдя упирающегося ни во что Мерлина.
- Ну, уж нет!
Пока он, Алкерон, не вернется домой, эта мирозахватчитца останется здесь! Он бросился вперед, слишком поздно замечая, что фигура ведьмы слабо просвечивается на фоне зеркала. И прежде, чем иллюзия окончательно растворилась, настоящая ведьма оказалась прямо перед ним. Было поздно, что бы остановится, но в самый раз, что бы заметить блеснувший обломок меча в руке ведьмы. Острая боль в животе возвестила о том, что это точно не иллюзия.
Тот самый шар, который секунду назад висел перед Мерлином, вдруг взорвался ослепительным светом, и мага отшвырнуло прямо в портал.
- Что-то ты притих.- Нимуэй наклонилась к поверженному врагу и прошептала на ухо, - расстроился, что твои друзья ушли без тебя?
- Они не… - Алкерон запнулся, впившись пальцами в плечи ведьмы.
- Я решила, что так будет лучше, – она отстранилась немного и посмотрела колдуну в глаза. – Убью сначала тебя, жалкого предателя, а потом их. По-отдельности. А то они путаются под ногами.
- Я бы посмотрел на то, как ты убьешь Мерлина.
Мыли о том, как взбешенный маг разорвет ведьму на куски, заставили Алкерона улыбнуться.
- О, это обязательно!
Острая боль, и клинок покинул тело жертвы… И с громким звоном упал на землю. Нимуэй сделала пару шагов прочь от колдуна, глядя, как тот опускается на колени, хватаясь за рану.
- Уже устал? Отдохни, а у меня еще есть дела. – Женщина глянула сквозь портал на Артура и Мерлина, застывших на поляне. Они в ужасе уставились на раненого Алкерона, обходя вниманием Нимуэй, словно ее и вовсе не было в пещере. – По-моему, ты разочаровал своих друзей.
- Может ты поспешишь, пока я не умер. – Тяжело дыша, Алкерон смерил колдунью злым взглядом исподлобья.
- Тебе так не терпится увидеть их смерть? – ведьма удивленно склонила голову на бок, не веря своим ушам. Колдун оскалил зубы, видимо в одобрительной улыбке. – Не могу не выполнить просьбу умирающего. – Нимуэй резко развернулась и двинулась к порталу.
Сломанный клинок всего в десяти сантиметрах, нужно только протянуть руку! Алкерон мысленно чертыхнулся: он же колдун! Вместе с кровью утекала и магия, но много сил не потребуется, всего чуть-чуть, всего два заклинания. Раз уж он обречен остаться в этой треклятой пещере, то Нимуэй отсюда точно не выйдет.
Обломок поднялся в воздух и завис на уровне глаз колдуна. Женщине оставалось всего пара шагов до портала. С той стороны Мерлин что-то кричал и, наконец, отлепившись от ствола дерева, бросился обратно к зеркалу, но Артур его перехватил.
Алкерон злорадно ухмыльнулся и отправил кинжал в полет. Нимуэй, как по команде, обернулась, предчувствуя подвох. Один взмах руки и кинжал застыл в воздухе, не успев достигнуть ее груди. Она победно ухмыльнулась.
- Предавший единожды, предаст и второй раз.
- И третий тоже…
Со стороны зеркала послышался громкий хруст, и иллюзия кинжала, зависшая перед ведьмой, растворилась в воздухе. На лице Нимуэй отразилась горечь досады от осознания своей ошибки. Она обернулась. Обломок меча воткнулся прямо в стекло, по которому крупными волнами шла рябь, искажая изображение поляны и двух беглецов. Множество трещинок побежали по поверхности зеркала, разрывая магию артефакта на миллионы кусочков.
Алкерон почувствовал слабое притяжение магии Мерлина, оставшегося по ту сторону, но оно поблекло вместе с изображением в зеркале.
- Ты… Ты… - Ведьма не могла найти слов, что бы выразить свое негодование.
- Я... – Колдун улыбнулся сумасшедшей улыбкой, и его глаза сверкнули золотом еще раз, позволяя обломку меча вонзится глубже в зеркало.
Скрежет металла перерос в звон разбившегося, разлетевшегося на тысячи кусков зеркала. Нимуэй отскочила в сторону, глядя на зависшие в воздухе осколки. Каждый из них слабо поблескивал чернотой пещеры до тех пор, пока сверху не посыпалась земля и камни. Ведьма отскочила в сторону, прижимаясь к стене и отгораживаясь волшебным щитом от падающих камней. Алкерону пришлось ограничиться лишь тем, что бы прикрыть голову рукой. К счастью камнепад длился не слишком долго и, когда оба колдуна, подняли головы, наверху показался участок синего неба.
Осколки, только что застывшие в воздухе, вдруг ожили и, словно, ведомые какой-то неизвестной силой рванулись вверх. Алкерон проследил за их стремительным полетом, отметив краем глаза, что один осколок остался валятся на полу – тот, который дала ему Нимуэй в замке.
В том самом месте, где должна была быть вершина скалы, осколки замерли на мгновение, и каждый из них взорвался еще на тысячи мерцающих кусочков.
«Вот откуда взялся водопад… По крайней мере, в прошлый раз искупаться в нем было очень даже приятно. Такая смерть не самый худшая…»
Колдун опустился на бок, убирая руки с раны, и уставился наверх, откуда стремительным разрастающимся потоком падал зеркальный водопад. Откуда-то справа раздался злой вопль Нимуэй, которая уже не могла уйти, опутанная волшебством водопада. Алкерон закрыл глаза, чувствуя приближение той чудесной и странной магии, падающей вместе с осколками.
«Интересно, что с той стороны? Хорошо бы попасть домой…»
Шум падающей воды заглушил полный отчаяния крик Нимуэй:
- Да будь проклят этот Альбион!!!

     

Сезон "П"

главная